MovieStart

Сайт для молодых кинематографистов

Тимофей Жалнин: «В кино идут за удивлением»

Молодой питерский режиссер Тимофей Жалнин снял уже несколько успешных короткометражных фильмов. Его новую картину «F5» показали на нескольких российских фестивалях, а сейчас она включена в программу Short Film Corner 66-го Каннского кинофестиваля. Тимофей рассказал о том, каково это – быть молодым режиссером в нашей стране и как найти свое место в кинематографе. - Расскажи подробнее,…

Молодой питерский режиссер Тимофей Жалнин снял уже несколько успешных короткометражных фильмов. Его новую картину «F5» показали на нескольких российских фестивалях, а сейчас она включена в программу Short Film Corner 66-го Каннского кинофестиваля. Тимофей рассказал о том, каково это быть молодым режиссером в нашей стране и как найти свое место в кинематографе.

Тимофей Жалнин— Расскажи подробнее, как складывается фестивальная судьба твоего фильма?

— Достаточно успешно, и это не может не радовать. Фильм был представлен на шести фестивалях и везде получил разные награды – где-то гран-при, где-то приз за лучшую режиссуру, где-то за актерскую работу. На Армянском международном фестивале «Ес эм» – за лучшую операторскую работу… Но это еще не конец, надеюсь. Мы возлагаем большие надежды и на международные фестивали. «F5» – уже вторая моя работа, которая участвует в Каннской программе. До этого был «Черновик», и даже (я этого никак не ожидал) какие-то связи у меня появились после этого… Так что я доволен, что «F5» тоже будет там представлен.

— В коротком метре ты себя уже зарекомендовал. Есть желание снять полный метр?

Есть несколько предложений, я их рассматриваю. Кроме того, собираюсь снимать полный метр вместе с компанией «Ливандия». Сейчас заканчиваем работу над сценарием. Дай Бог, конечно, запуститься с полнометражным дебютом. Но и короткий метр мне по-прежнему интересен. У меня есть в запасе какие-то замыслы, заявки на короткий метр, и я хотел бы их реализовать. Но поскольку я уже вышел после вуза во взрослую жизнь, то собираюсь ковать железо, пока горячо, то есть снимать, прежде всего, полный метр.

— Какие проблемы тебе приходится решать как начинающему режиссеру?

— Проблему выживания. Особенно это касается Петербурга… Все постоянно говорят о московских киношколах – ВГИК, ВКСР… А те, что в Петербурге, часто обходят стороной. А ведь там есть талантливые ребята, я знаю. Но они все, конечно, оглядываются на Москву, ищут работу в столице. Жаль, что у нас не так, как в США – нет кинематографа Западного и Восточного побережья. У нас все варится в Москве. И из-за этого зачастую падает творческая конкуренция. Да и вообще, Петербургу было бы неплохо сохранить свое собственное видение, которое всегда было у ленинградской киношколы. Не обязательно что-то копировать, надо сохранять самобытность, свой взгляд на кинематограф.

— Как этого можно добиться?

Есть мастера, которые передают этот особый питерский взгляд своим ученикам. Не навязывают свой вкус и свое видение мира, нет, а передают традиции, которые были у нас на протяжении многих лет и поддерживались такими людьми, как Герман, Сокуров, Авербах. Это замечательно, интересно, ни на что не похоже! Я сейчас возлагаю, конечно, большие надежды, на филиал Молодежного центра Союза кинематографистов в Петербурге. Я сам с удовольствием помогу им наладить связи со своим университетом. Ведь после окончания ВУЗа, у нас зачастую не остается контактов даже друг с другом. Разобщенность – большая проблема. Вторая – куда идти после ВУЗа? Вот ты закончил учебу, и если у тебя нет хорошей фестивальной истории…. Да даже если она есть, это все равно не дает никаких гарантий.

— Какой жанр или направление в кино тебе интересно?

Я за авторское массовое кино. Мне интересен «артхаус», но я бы не хотел сужать свой круг общения через экран, делать кино только для горстки интеллектуалов. У меня много друзей – самых обычных зрителей, и мне хотелось бы говорить с ними, делиться своими мыслями и впечатлениями не на каком-то языке клинописи, а на простом, внятном и понятном всем.

— Как ты относишься к интернет-пространству? Первую твою студенческую работу кто-то без твоего разрешения выложил в сеть…

Да, и я только благодарен этим людям. Интернет для меня пока – хорошо со всех сторон. В плане пиара, в первую очередь. Я тщательно слежу за этим пространством. Ведь по первому образованию я пиарщик, так что знаю, насколько легко с помощью Интернета и социальных сетей донести информацию до людей. Главное – находить новые способы продвижения и придумывать их самому. Мы, кстати, ощутили это на питерской премьере «F5», когда организовали показ в «Авроре», где зал на 600 человек. Мы заполнили этот огромный зал во многом благодаря соцсетям,  и некоторые люди еще даже в проходах стояли.

— Как, на твой взгляд, интернет может повлиять на современный кинематограф?

Думаю, что со временем у интернет-кинотеатров, к примеру, появится какой-то свой медиа-продукт. Потому что каждое новое средство массовой коммуникации создает продукт под себя. То же самое ведь и с телевидением произошло – вначале там были только фильмы, потом появились сериалы.

— Скажи мне, как режиссер сценаристу, почему нам так трудно находить друг друга? Почему многие режиссеры, особенно начинающие, стремятся использовать сценаристов как пишущую машинку, которая просто может зафиксировать их гениальные мысли? Я с этим сталкиваюсь и не перестаю удивляться.

Когда-то я тоже был таким режиссером, но сейчас, поработав в соавторстве над полнометражным сценарием, понимаю, что хороший тандем обогащает творческий замысел. Сценарист – не раб. Если он будет заглядывать тебе в рот, если это просто «негр», который записывает твои идеи, то такой сценарий не сработает. Для меня важен критический, неожиданный взгляд на ту или иную ситуацию. У меня были случаи, когда в споре рождалось, может быть, что-то третье, но уникальное и интересное.

— То есть ты считаешь, что в творческом тандеме каждый должен заниматься своим делом и не должен перетягивать одеяло на себя?

В нашей сфере важно уметь находить своих людей. Если люди дышат в разном ритме, смотрят в разные стороны, то союз, конечно, невозможен. Но он должен быть – и с композитором, с оператором. Я только за совместную работу. Меня, конечно, настораживает вариант, когда над блокбастером работает большая группа сценаристов. То есть я понимаю, что такие проекты – это вообще вотчина сценаристов. Потому что здесь главное – «железный», до автоматизма доведенный сценарий, выверенный по математической схеме. Может быть, поэтому некоторые фильмы кажутся нам примитивными. Ты сидишь в зале и, может, не знаешь, что именно сейчас произойдет, но чувствуешь, что тебя готовят к чему-то. Что сейчас эту ложку тебе засунут в рот. Это уже неинтересно. Мне кажется, сейчас все больше и больше зрителей испытывают аллергию на эту ложку. Либо они играют с фильмом в поддавки – тоже ничего хорошего. Вот я общаюсь со своими друзьями и знаю, что они не за этим идут в кино. Они идут за удивлением.

— Скажи, ты смотришь в сторону Запада? Тебе интересно, что там делают?

На самом деле я очень внимательно слежу за работой западных режиссеров, делающих авторское кино. Мне было бы интересно там поработать, узнать больше о кинематографических школах. Например, мне очень нравится польская киношкола. А еще недавно открыл для себя кубинскую: посмотрел их программу на фестивале «Кинопробы» в Екатеринбурге. Там было всего четыре фильма, но настолько самобытные, интересные, оригинальные… Ты просто погружаешься в абсолютно другую реальность. Для меня лично это было открытием, «новой волной», можно сказать.

Молодежный центр СК России

Беседу вела Мария Трубникова

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

CAPTCHA ImageChange Image