Чт. Ноя 14th, 2019

Сайт для молодых кинематографистов

Сергей Цысс и Юлия Травникова: «Второе дыхание» — более двадцати призов на 100 фестивалях»

За последние 2 недели фильм «Второе дыхание» Сергея Цысса завоевал еще несколько наград: «Гран-при» Международного фестиваля туристических и экологических фильмов SILAFEST, «Гран-при» Международного кинофестиваля SREBRENA TRAKA в Сребренице (Босния Герцеговина), а также приз за Второй лучший фильм и Лучшую экспериментальную работы на фестивале AROUCA в Португалии.  До этого картина участвовала более чем 100 (!) международных и…

За последние 2 недели фильм «Второе дыхание» Сергея Цысса завоевал еще несколько наград: «Гран-при» Международного фестиваля туристических и экологических фильмов SILAFEST, «Гран-при» Международного кинофестиваля SREBRENA TRAKA в Сребренице (Босния Герцеговина), а также приз за Второй лучший фильм и Лучшую экспериментальную работы на фестивале AROUCA в Португалии.  До этого картина участвовала более чем 100 (!) международных и отечественных кинофестивалях в 40 странах, и завоевавшая свыше 20 призов (!). Автор попытался в шестиминутном фильме показать трагическую судьбу всей планеты. В картине нет слов, а есть только крик отчаяния главного героя — садовника металлических цветов, которому приходится жить в безвоздушном пространстве среди мертвой природы. Подробно о съемках фильма и его дальнейшей судьбе нам рассказали продюсер и режиссер фильма.

Сергей Цысс— Как родилась идея такого необычного фильма?

Ю.Т.: Сейчас уже сложно вспомнить точную хронологию. Сначала Сергей написал тритмент полнометражного фильма, в котором действие происходит в постапокалиптическом будущем. Этот мир, получившись очень ярким и интересным, «застрял» у нас в голове.

Потом мы гуляли по Ботаническому саду в Москве, и под ноги нам попалась смятая жестяная банка из-под Coca-Cola. Банку мы подобрали и забрали домой, где Сергей ее вымыл и сделал из нее металлический цветок, который может крутиться наподобие флюгера, если закрепить его на палке. Мы подумали о том, что люди будущего могли бы собирать такие же банки, делать из них цветы и использовать их в качестве украшения пейзажа. А затем Сергею приснился человек в скафандре, который сажает эти флюгеры из металлических банок и представляет себе, что это настоящие цветы, потому что других на Земле больше нет. Собственно, это и стало основой короткометражки.

image002

— Какую мысль вы хотели донести до зрителя?

С.Ц.: Мыслей много, сложно выделить какую-то одну, основную. Нам было важно показать, что потребность в красоте для человека не менее важна, чем потребность в воздухе, безопасности или еде, потому что потребность в красоте – это то, что делает человека человеком, именно поэтому наш герой каждый день сажает новый цветок, хотя в мире больше уже ничего не осталось. В этом смысл нашего фильма — про персональную победу одного человека. Не случайно, одна из музыкальных композиций, использованных в качестве саундтрека фильма, так и называется – Personal Victory (композитор Mark Petrie).

— Ваш фильм оставляет после себя некоторый осадок, заставляет если и не задуматься глубоко, то хотя бы немного подумать?

Ю.Т.: Нам приятно, что фильм после просмотра оставляет «стойкое послевкусие». И, конечно, вдвойне приятно, если он заставит кого-то подумать о том, что нельзя доводить планету до такого состояния, когда глаза человека будут радовать только металлические цветы, сделанные им из мусора.

— Какие цели Вы ставили именно для себя, снимая эту картину?

С.Ц.: Постараться сделать красивое и умное кино, понятное зрителю во всем мире.  Наверное, эти цели у многих фильммейкеров совпадают, мы не исключение.

— Каков бюджет ленты?

Ю.Т.: Если посчитать  прямые затраты на производство: изготовление реквизита, авиабилеты, материалы для костюма, питание и бензин в экспедиции, а также небольшие гонорары, которые мы заплатили всем членам съемочной группы, то получится, что фильм обошелся нам примерно в 200 тысяч рублей.

Были и другие затраты — на съемочную DSLR-аппаратуру, которую нам пришлось купить, рассылку фильма на фестивали и т.д. Общий бюджет проекта посчитать достаточно сложно, потому что его производство было вписано в нашу жизнь на протяжении долгого времени, и сегодня мы до сих пор продолжаем заниматься его фестивальным продвижением.

— Сколько времени ушло на съемки, в какое время проводились две экспедиции?

С.Ц.: Съемки фильма заняли неделю. Тут правда следует оговориться, что в эту неделю периодически шли дожди, и мы снимали в редкие солнечные просветы. В свободное время мы готовили реквизит, «сажали» металлические цветы, «фактурили» пылью костюм главного героя и звонили несколько раз в день друзьям, чтобы они проверяли прогноз погоды в интернете (в поселке Южный наши модемы не работали). Единственный полностью солнечный съемочный день выдался в самом конце, уже перед нашим отъездом. Тогда мы и сняли весь финал фильма, который составляет самую красивую и важную его часть. Обе экспедиции пришлись на вторую половину лета 2011 года – июль и август. Некоторые кадры сняты в лесах под Белорецком в Башкирии.

— Почему потребовалась вторая поездка в Челябинск?

С.Ц.: В первую нашу поездку мы искали подходящую съемочную локацию, во вторую мы уже поехали непосредственно на съемки.  Реквизит и оборудование для съемок завозили также в два приема, за один раз в машину все бы просто не поместилось. На Урал и в Башкирию мы ездили на моей машине Hyundai Accent, оборудования было столько, что мне пришлось убрать заднее сиденье и максимально пододвинуть два передних кресла вперед, так, что я еле помещался за рулем. Даже на крыше мы везли мои самодельные рельсы, канатную дорогу для камеры и огромный сверток сухих веток для цветов. Дорога занимала более 2000 км в один конец. То есть мы проехали, в общей сложности, около 10 000 км по красивейшим уголкам нашей Родины.

— С какими сложностями пришлось столкнуться?

С.Ц.: Сложности, с которыми мы столкнулись, были, наверное, стандартными для любого кинопроизводства. Создание уникального проекта (а каждый фильм уникален по своей природе) требует большого количества локальных решений и компромиссов. Поэтому, можно сказать, что особых сложностей мы не заметили, все проблемы у нас решались в рабочем порядке. Отдельно я бы мог рассказать про этап монтажа и постпродакшена, но не буду занимать ваше внимание, скажу лишь, что в некоторых кадрах фильма цветы не крутились (не было ветра), а небо кое-где было пасмурным, так что без компьютерной графики не обошлось. Сейчас  небо в фильме везде синее, а цветы везде крутятся, но тот, кто скажет, что это было просто сделать — будет неправ, хорошая графика всегда незаметна. Пришлось потрудиться.

— Как долго подбиралась локация, почему остановились именно на этом месте, какие еще были варианты, если они были?

Ю.Т.: Локацию для съемок мы искали больше года. Сначала мы объездили все Подмосковье, в надежде найти подходящий съемочный объект недалеко от Москвы, но нам ничего не нравилось.  Где-то места было слишком мало для съемок, где-то слишком много следов от машин и признаков человеческого присутствия и т.д. Удивительно, но все постапокалиптические локации Подмосковья оказались загажены вполне себе современным мусором. Стало ясно, что нужна местность, изуродованная промышленными выбросами, или большие пустынные карьеры, давно заброшенные. Поиск в интернете подсказал нам две таких локации – под Мончегорском (Мурманская область) и под Карабашем (Челябинская область). В обоих городах до сих пор работают предприятия, сильно загрязняющие окружающую среду — в Мончегорске  химкомбинат, а в Карабаше  медеплавильное производство, которые превратили окрестности этих городов в постапокалиптические пейзажи.

image007

г. Карабаш

Мы уже собрались было поехать в Карабаш, но во время организации этой поездки друзья из Уфы предложили нам посмотреть карьеры на Южном Урале, примерно в тех же краях, что и Карабаш. Мы решили начать с этих карьеров, и не прогадали – когда увидели карьер в поселке Южный, сразу же поняли, что это то, что нам нужно. Карьер в Южном заброшен более 20 лет назад, но во времена СССР он был крупнейшим в мире предприятием по добыче горного хрусталя. 

image005

Карьер в поселке Южный

— Расскажите о взаимоотношениях с местными жителями, знаем, что они Вам очень помогали?

Ю.Т.: Изначально мы вообще не хотели беспокоить местную администрацию, так как собирались пожить на карьере «дикарями» и приготовили в поездку палатки, котелки и спальники. Но перед самой поездкой испортилась погода в районе съемок — пошли дожди во всем Нагайбакском районе, а мы уже приехали в Уфу и были в 600 км от поселка Южный. Наш артист Артем Пархоменко тоже не мог ждать, так как ему нужно было вернуться к 1 сентября в Москву, чтобы успеть к открытию сезона в театре им. Рубена Симонова, где он работает актером. Мы поняли, что вся экспедиция под вопросом – проливные дожди как-то не сочетаются с проживанием в палатках и съемками ярких солнечных кадров. Тогда Сергей нашел в интернете телефоны администрации поселка Южный и позвонил туда с просьбой помочь нам в поисках крыши над головой. Нам сказали, чтобы мы не волновались и приезжали не раздумывая, пообещали  помочь во всех вопросах по организации натурных съемок.
На следующий день мы приехали в поселок и нам действительно помогли найти жилье. Мы сняли двухкомнатную квартиру у местного почтальона, и были очень довольны (не было только горячей воды). Мы познакомились с главой поселения – Владимиром Степкиным и его заместителем Валентиной Рыковой. Мэр Владимир Степкин лично (!) колол нам дрова, которыми мы пользовались все время съемок для приготовления еды на нашей «съемочной площадке». Более того, на первом же районном собрании глав городских поселений Владимир Сергеевич рассказал о том, что на карьере в его поселке Южный снимают кино. Через два дня к нам на съемки приехали корреспонденты местного телевидения – брать у нас интервью. Затем эта информация была опубликована на портале правительства Челябинской области. После этого нам звонили с канала ТВ7 – в этот раз интервью пришлось давать по телефону, и т.д. Огромное количество местных СМИ и новостных сайтов заинтересовались этим событием – о нас написали несколько статей. Еще два месяца после съемок мы переписывались с некоторыми ресурсами, отправляли им фотографии, отвечали на вопросы о съемках. Даже сейчас, если набрать в поисковике «съемки фантастического фильма в Нагайбакском раойне»  вы получите много наших ссылок. Это тоже помощь администрации, так как правильный и своевременный PR очень важен для любого кино. И это наш «маленький совет» колегам — не пренебрегать помощью местных жителей и администраций, а искать ее! Поверьте, не все так страшно за МКАДом, как об этом думают некоторые люди внутри Садового кольца! В поселке Южном о нашем фильме помнят, ждут и пишут нам в социальных сетях, когда же уже можно будет посмотреть фильм? В интернете его пока посмотреть нельзя, но когда мы его выложим в открытом доступе – мы сообщим об этом всем, кто так и или иначе причастен к этой истории. А таких людей уже много.

— Как проходила подготовка к съемкам?

Ю.Т.: К съемкам мы готовились больше года. Очень много времени заняло изготовление костюма главного героя и сложного реквизита — гермомаски, металлоискателя и специальных съемочных устройств — летающей камеры BirdCam и мини-тележки Rolly Dolly.

image008

Канатная дорога для камеры Bird Cam

Все съемочные устройства и реквизит Сергей сделал сам. Гермомаска у нас реально булькает, кулер в ней крутится, и горят все лампочки. Металлоискатель, конечно, металл не ищет, но все огоньки у него тоже мигают, как положено, и наушники настоящие (такими экипируются австрийские снайперы). Все «детальки» для гермомаски мы купили в сантехническом отделе магазина Леруа Мерлен.

— Кто занимался костюмами, декорациями для фильма, как все это создавалось?

Ю.Т.: Костюм для нашего героя придумала замечательная московская художница кино Наталья Суровенкова, выпускница художественного факультета  ВГИКа, а сшил костюм ее коллега  —  конструктор одежды Павел Тарасов.

Весь реквизит и все устройства Сергей сделал сам. Наша уральская подруга Марина Федорова, которая показала нам карьер в Южном, тоже привезла на съемки гору своих старых компьютеров. Их можно увидеть в кадрах, где наш герой ищет первую банку, мы их зафактурили цементом и закопали на пустыре. После съемок, конечно, мы все откопали и отвезли на свалку.

— Сколько всего цветков Вы сделали из алюминиевых банок?

Ю.Т.: У этих цветов есть название – «цветоглы», их мы сделали много, около 200 штук. Тут можно даже пошутить, сказав, что целый год перед съемками мы с Сергеем «готовились» — пили разные коктейли, стараясь выбирать «красивые» банки. Освободившуюся тару от них складывали в клетчатую «челночную сумку» на балконе, в которой и увезли пустые банки на Урал.

image014

—  Расскажите подробнее о фестивальной судьбе картины, кто занимается продвижением ленты? Вы ездили на фестивали вместе с фильмом? Если да – что дали Вам эти поездки?

Ю.Т.:  Премьера фильма Second Wind («Второе дыхание») состоялась в августе прошлого года на крупнейшем кинофестивале в Румынии — ANONIMUL. В России фильм показали немного позже, на кинофестивале АРТКИНО в сентябре, где наш фильм получил один из главных призов — «Лучший фильм до 15 минут». Second Wind за год своего фестивального проката уже получил 20 международных наград на разных кинофестивалях и попал в селекцию более чем 100 фестивалей по всему миру в 40 странах — США, Франции, Италии, Испании, Румынии, Южной Кореи, Бразилии, Великобритании, Германии, Аргентины, Венгрии, Норвегии, Перу, Дании, Словакии, Словении, Канады, Туниса, Беларуси, Мексики, Нигерии, Кипра, Греции, Польши, Сербии, Хорватии, Турции, Португалии, Малайзии, Боснии и Герцеговины, Дании, Пуэрто Рико, Швейцарии, Австрии, Латвии, Македонии и т.д. Так что, пользуясь случаем, можем дать совет всем начинающим кинематографистам – наберитесь терпения и рассылайте свой фильм по всему миру, если фильм хороший, вас обязательно возьмут! Среди фестивалей, в которых принял участие наш фильм, были крупнейший норвежский кинофестиваль в Тромсе и очень значимый международный кинофестиваль короткометражных фильмов REGARD-Sagueney в Канаде (один из крупнейших в Северной Америке), большой фестиваль кино и музыки MEDIAWAVE в Венгрии и т.д.

Продвижением фильма мы занимаемся сами. Что под этим подразумевается? Поиск и подбор фестивалей по всему миру, подготовка анкет, печать DVD-дисков и регистрация фильма на профильных онлайн ресурсах типа Shortfilmdepot итд, переписка на английском, походы на почту, подготовка и рассылка копий фильма для показов. Кроме этого, у нас есть традиция — для каждого фестиваля мы делаем специальную «открытку», которую публикуем в виде новости в соцсетях и делимся ею с организаторами фестиваля.

image016

Открытка фестиваля в Тромсё (Норвегия)

Все это требует времени, но это очень радостная и приятная работа.  Рассылкой, перепиской и подготовкой анкет занимаюсь я, а всем, что касается технического обеспечения и дизайна — Сергей. Бывают дни, когда мы работаем с утра до ночи. Так что будьте к этому готовы, фестивали — это большой труд.

image090

Постер фильма Second Wind для кинофестиваля DIECIMINUTI в Италии

—  Вы ездили на фестивали вместе с фильмом? Если да – что дали Вам эти поездки?

Ю.Т.: Разумеется, самое интересное в судьбе короткометражного фильма для его создателей — это возможность поездить на фестивали. Зачем это нужно? В первую очередь, конечно, представить свой фильм публике (если повезет, то получить приз) и самое главное — увидеть работы других людей cо всего мира и познакомиться со своими коллегами из разных стран. Такие поездки, к сожалению, у нас не всегда получаются. «Короткометражники» люди не богатые и мы не исключение, а визиты на фестивали требуют приличных расходов.  Иногда организаторы приглашают гостей за свой счет, но в случае короткометражек  это бывает редко.  На всех фестивалях условия разные, иногда везет, и кто-то оплачивает нам всю поездку, а не только проживание, тогда мы с удовольствием едем. Иногда нет, тогда мы сидим в Facebook, лайкаем расписание фестиваля и «дружим» с ним на расстоянии.

На кинофестиваль EKOTOPFILM в Братиславе, например, Сергея пригласили на церемонию награждения, где он должен был получить главный приз в категории New Media, но приехать у него не получилось. В итоге, приз получал российский атташе по культуре Денис Арсентьев, так как это крупный фестиваль, и он является национальным событием, то приз вручало Министерство Электричества Словакии. Мы же, в свою очередь, когда поехали на кинофестиваль INTERFILM в Германию, арендовали в Берлине машину и съездили в Братиславу за призом, где нам его вручили  в российском осольстве. Это было просто отличное приключение!

image022

Приз кинофестиваля EKOTOPFILM

В общем, каждая поездка на кинофестиваль – это уникальный опыт и возможность посмотреть колоссальное количество новых фильмов, познакомиться с кинематографистами из других стран, и в итоге, взглянуть на ситуацию с кино в России с точки зрения того, что творится в огромном открытом мире, а не только изнутри своей «тусовки». Например, после поездки на кинофестиваль ANONIMUL у Сергея был «культурный шок» — он не ожидал увидеть такое большое количество сильных фильмов, румынских преимущественно. А потом мы уже узнали, что в Румынии сейчас подъем национального  кинематографа.

— Это ваша дебютная картина?

С.Ц.: Да, это моя дебютная картина. Было несколько учебных фильмов, их можно найти в интернете — «Спички», например. Но только в Second Wind («Второе дыхание») я впервые ощутил себя автором и главным рулевым всего процесса. Это мой дебют, и операторский тоже, что было случайностью, так как никто из моих знакомых операторов не согласился бы поехать с нами в такую даль.

—  Как думаете, какая могла бы быть предыстория у этого фильма, почему все-таки в мире произошел апокалипсис и почему остался только главный герой?

С.Ц.: Предыстория Second Wind («Второе дыхание») описана в моем большом сорокастраничном тритменте полнометражного фантастического фильма. Наш герой не остался один на планете, просто одиночество стало главным спутником человека в этом мире. В тритменте героев и событий много, но, наверное, нет смысла его сейчас пересказывать. Помимо тритмента, есть еще большое количество 3d-рендеров различных устройств из этого мира. Вот, например, синтезатор пищи «Корм-2» и гермомаска:

image024

image026

— Чем планируете заниматься дальше, короткими метрами или хотите попробовать полный? Были ли какие-то предложения после такого успеха на фестивалях?

Ю.Т.: Сейчас у нас выходит еще один короткометражный фильм – «РобоКролик». Это тоже фантастический фильм, но уже комедия. По поводу того, что мы будем делать дальше? Конечно, снимать! Но мы сейчас в немного «хаотическом» состоянии — история Second Wind («Второе дыхание») продолжается, мы только что закончили  «РобоКролика», и в голове, конечно, гуляет много разных планов. Мы планируем заниматься полным метром — это будет продолжение истории начатой в Second Wind.

— Где в ближайшее время можно будет увидеть ваш фильм в России?

Ю.Т.: Этой осенью «Второе дыхание» вошел в программу10-го международного благотворительного кинофестиваля «Лучезарный Ангел». Фестиваль пройдет в Москве с 1-го по 8-е ноября в кинотеатре «Художественный». С удовольствием приглашаем всех на показы фестиваля, расписание будет доступно на сайте www.luchangela.ru. Кроме того «Второе дыхание» сейчас показывают в Казани в рамках внеконкурсных программ 9-го международного фестиваля мусульманского кино (проходит с 5-го по 11-е сентября, http://kazan-mfmk.com/). В ближайшее время будут анонсированы программы еще двух российских кинофестивалей, где можно будет посмотреть наш фильм этой осенью – в  Великом Новгороде на кинофестивале «Первый шаг» (http://vk.com/club29709264) и в Ярославле на кинофестивале «Кадр, вперед!» (http://kinoplot.com/). Ранее наш фильм принял участие в русских кинофестивалях по всей России – от Калиниграда до Барнаула. Приятно отметить растущий  интерес к короткометражному кино в нашей стране!

Беседовали Якунин Дмитрий, Кристина Деева

 

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *