Документальный фильм «Кто будет моим мужем?» — в рамках фестиваля «Кино без барьеров»

#

14 ноября в 16-10 в рамках фестиваля «Кино без барьеров» в кинотеатре «Космос» пройдет показ фильма Дарьи Хреновой «Кто будет моим мужем?» Фильм уже стал участником многих кинофестивалей, включая международные (TRT Documentary Awards, Стамбул, Bosifest-2016, Белград) а два года назад  принимал участие в Питчинге дебютантов на уровне рабочего проекта.

В новой картине режиссера герой – Настя, девушка-инвалид, которая  чувствует себя полноценно и органично только на сцене. Ее тренер – единственный человек, который  относится к ней не как к инвалиду, а как к обычному человеку. Он не дает ей послабления и не скупится на замечания, когда Настя выполняет в тренировочном зале сложные трюки, и даже повышает на нее голос, в общем, ведет себя так, как он вел бы себя с обычным человеком, мастерство которого он должен повышать, оттачивая каждое его движение.

«Кто будет моим мужем?»

Выразителен и символичен эпизод, в котором Настя, исполняя сложную фигуру на тросе, поднимается под купол: у нее в прямом и в переносном смысле появляются за спиной крылья. Она уже не думает о проблемах личной жизни, для нее главное – как зрители воспримут ее номер, сумеет ли она создать образ, над которым она так долго работала. И когда она, словно бабочка, устремляется ввысь, мы понимаем, что в этот момент она счастлива. Отсюда понятен один из вариантов названия  фильма – «Крылья», и, пожалуй, это название и следовало оставить, поскольку оно точно выражает метафорический смысл, который содержит фильм, выражая образно идею взлета над бытовой повседневной проблематикой. Потеряв в автомобильной аварии ноги, юная талантливая художница преодолевает колоссальный внутренний диссонанс и буквально зубами, всеми физическими и душевными силами рвется к свету, к полноценной творческой жизни.

Образ взлета над жизненными проблемами и непростыми повседневными заботами завершают последние кадры фильма, снятые с квадрокоптера. Камера устремляется ввысь, над домом героини, отдаляясь от района новостроек и как бы наблюдая сверху за городом, в каждом окне которого ежедневно происходит чья-то невидимая борьба за свое счастье.

ctbt05

Обращаясь к реальности, режиссер находит в ней наиболее характерные и выразительные явления, используя различные средства для своего повествования, и также включает в ткань фильма и элементы постановочного плана.

Не всегда эти два художественных пространства существуют гармонично. Так, экранная  реальность, в которой мать героини читает ее дневник, эту своего рода летопись пережитых Настей испытаний, создает у зрителя чувство некоторой нарочитости и постановочности. Искренняя же, настоящая и непосредственная, а не «на камеру» эмоциональность проявляется в спонтанном поведении и резких репликах главной героини. Она раздражена, озлоблена, а часто и просто груба.

Отчаяние и депрессивность девушки понятна. Ее образ выведен предельно противоречиво, порой на грани негатива, что, несомненно, создает определенные трудности для эмпатического восприятия зрителем такой героини. Однако именно в этом и кроется неоднозначная правда того, о чем хочет поведать зрителю автор. Заданный в названии фильма вопрос актуализируется в непростом контексте увиденного и услышанного зрителем – кто сможет полюбить и связать свою судьбу с озлобленным и в тоже время живым, активным, не сдающимся перед ударами судьбы человеком? И этот вопрос заставляет зрителя размышлять: надо ли искать того, кто даст любовь героине или надо искать то, что может дать сама героиня?

ctbt06

Позиция наблюдения с сохранением автором некоторой дистанции позволяет нам замечать и фиксировать эмоции и действия героини и окружающих ее людей, предоставляя возможность самим делать выводы, и искать ответ на поставленный вопрос: есть ли перспектива устройства героиней личной жизни, кто может быть рядом с ней?

Постановочные элементы  призваны усилить метафоричность картины. Рядом с Настей вдруг появляется страшное серебристое существо, ее демон, который, вероятно, олицетворяет одновременно и ее страхи, и ее плотские желания, и ее расшатанный внутренний мир.

Вольно или невольно символические образы демона и бабочки выводят проблему на общечеловеческий уровень, заставляя зрителя думать не только о страданиях «особого человека», его глубокой душевной и физической травмы, но и о том, что каждое человеческое существо находится в поле противодействия этих мощных восходящих и нисходящих импульсов.

Неожиданные мистические, фантазийные эпизоды с ожившими страхами вплетаются в ткань повествования. Фильм соединяет в себе наблюдение, портретный очерк, хроникальные материалы (домашний фото и видеоархив) и визуализацию мыслей, ощущений и внутренней психологии героини. Эти две линии развиваются полифонически, соперничая между собой на протяжении всего фильма, но объединяются закадровым чтением дневника рассказчика-матери героини и в итоге приводят к открытому финалу.

Этот фильм – не призыв или крик о помощи, не просьба о материальной поддержке. Главное для автора  попытаться воплотить на экране внутреннее психическое состояние девушки. Это фильм, который позволит людям больше не притворяться, выговориться, посмотреть на себя со стороны, ведь экран обнажает все скрытое. Слепленный из обрывков разговоров, воспоминаний, страхов, желаний, стремлений молодой женщины и ее ближайшего окружения фильм становится воплощением внутреннего мира и анализом душевных проблем «особого человека». Экспериментальный характер фильма, его арт-направленность дают возможность нестандартно взглянуть на проблему инвалидности, инаковости.

Сама тема «особого человека» сложная и табуированная для нашего общества должна быть поднята и обсуждаема. Режиссеры могут стать проводниками, помощниками для зрителей, если найдут подходящие средства и приемы. Ведь это история о духовной силе, о невероятном преодолении и принятии себя. В фильме показаны проблемы героини и людей, окружающих ее. Под внешней физической утратой скрывается еще большая — потеря гармоничного контакта с миром, одиночество перед экраном компьютера. Подающая надежды модельер волею судьбы превращается в мускулистую акробатку, почти спортсменку, соревнующуюся с роком и, не смотря ни на что выигрывающую.

ctbt04

Несомненной заслугой автора можно считать тот подход, который выбран — героиня не вызывает тех эмоций, которые обычно стараются вызвать рассказом об инвалидности, жалости или нытья о несчастной обездоленной судьбе. Медико-социальная, самая острая для России, проблема в отношении «особых людей» в принципе уведена за рамки кадра. Зритель видит материально благополучную, полную семью, получающую полноценное сопровождение. Таким образом, режиссер сосредотачивает все свое внимание на личности героини, на ее внутренних борениях, которые находятся в процессе и не дают однозначного ответа о перспективах. Эта экзистенциальная составляющая, на мой взгляд, ставит фильм на следующую ступень в развитии образа «особого человека» в российском современном кино, поскольку раскрывает общечеловеческие духовные аспекты, что и должно роднить героиню со зрителем. Именно этот момент, если будет действительно воспринят зрителем, позволит аудитории от привычной стыдливой жалости к убогому и несчастному перешагнуть к возможно жесткому, но трезвому взгляду на себя, свое место в жизни, на то, что ведет нас и, что мы можем, в конечном счете, дать друг другу. Именно дать, а не взять! Только механизм узнавания, идентификации с экранным героем дает зрителю шанс на контакт. Небольшой эпизод, где Настя рассказывает как пользоваться протезами и поддерживает детей, ставших инвалидами после войны на Украине, позволяет наметить, возможно пунктиром, начало пути от озлобленного эгоизма выживания к отдающей любви, ведь именно в этом и заключена идея спасения христианской парадигмы, в которую погружена Россия.

Проблематика экранного воплощения образа «особого человека» в отечественном кинематографе складывается из нескольких компонентов —  это и неготовность, нежелание зрителя к встрече с таким образом, отсутствие позитивного опыта;  и незнание режиссерами работающих драматургических механизмов, помогающих зрителю справляться с заявленной бедой на экране; и устойчивые стереотипы несчастного калеки.

Сложность разговора об образе «особого человека» в российском кинематографе состоит в том, что в отличие от западного гуманистического прочтения и четкой картины мира (например, голливудского) в постсоветском пространстве нет выстроенного отношения к инвалидности ни в реальности, ни на экране. Общественное сознание в этом вопросе пребывает в блужданиях, которые обусловлены с одной стороны игнорированием в течении более чем 70 лет советской власти проблемы этого явления как такового, и попыткой перенести западные алгоритмы на нашу почву в XXI веке с другой. До сих пор нет ясности в направлении, каким путем пойдет российская культура в отношении «особого человека» —  по пути ли традиции милосердия, христианского понимания своего «креста», воли божьей (его наказания и испытания) или же будет пытаться адаптировать на нашей почве известный подход — нет человека с ограниченными возможностями, а есть общество, ограничивающее его, не предоставляющее ему специфических необходимых средств.

ctbt02

И если же утвердится западный вариант, то встанет общий вопрос, озвучиваемый самими «особыми» людьми, которые не приемлют жалости к себе и знают ее как манипулятивный прием, это вопрос первый и самый главный — кто я, буду ли вечным иждивенцем, или буду вести трудную работу в первую очередь над самим собой, и докажу всем, что я человек! Буду сам себя строить! Столкновение идей западной и восточной философии можно рассматривать отдельно и образ «особого человека» позволяет говорить о сложной и богатой почве для такого дискурса в границах российской современной ментальности.

Полный список призов фильма и сценария:

Сценарий «Песок бежит быстро» («Кто будет моим мужем?») специально отмечен фестивалем молодой драматургии «Любимовка-2014»

— фильм-участник фестиваля «Россия»- 2015 Екатеринбург, Россия

— дважды номинант премии «Лавровая ветвь»- 2015 (арт-фильм и сценарий) Москва, Россия

— фильм-лауреат фестиваля «Интеграция» 2015, диплом фестиваля, Москва, Россия

— фильм-участник конференции ИНПУТ 2015 Москва, Россия

— фильм-участник Международного фестиваля (12-16 мая) 2016TRT Documentary Awards Стамбул, Турция

— фильм-участник Международного фестиваля  «Победили вместе» (май 2016)

— фильм-участник Международного фестиваля Bosifest-2016 Белград, Сербия (1-3 июня 2016)

— фильм-участник Российских  программ  ММКФ (июль2016) Москва, Россия

— фильм-участник фестиваля «Будем жить!» (сентябрь 2016) Москва, Россия

— фильм-участник Международного фестиваля «Флаэртиана» (сентябрь 2016) Пермь, Россия , а также «Эхо Флаэртианы» (ноябрь 2016)

фильм-участник Международного фестиваля International Documentary Film Festival CineDoc Tbilisi (October 2016) Тбилиси, Грузия

— фильм-лауреат  фестиваля «Осень», приз за лучшую операторскую работу (октябрь 2016) Москва, Россия

— фильм-участник фестиваля «Кино без барьеров» (ноябрь 2016) Москва, Россия

Рецензию подготовила Юлия Соколова-Воронецкая, Санкт-Петербург

Комментарий

Ваш email будет скрыт.