Что готовит нам фестиваль КРОК?

#

КРОК-2018 объявил конкурсную программу! Конкуренция была очень сильной. Из более чем 1 300 фильмов селекционная комиссия (в составе режиссеров анимации Сергея Меринова, Алексея Алексеева, Марины Карповой, Натальи Березовой – под предводительством Михаила Алдашина) выбрала 130 работ.
Марина Карпова
1300 фильмов!! Около 200 часов просмотра!! В этом году на селекцию принимали и профессионалов, и дебютантов, что, бесспорно, добавляло перчика. Каждый новый день совершенно непонятно, что на тебя обрушится: нелепые, отчаянные эксперименты или открытия и вдохновение.
Сергей Меринов
Больше всего в этой селекции меня удивил общий высокий средний уровень работ. Мне было ужасно сложно выбрать 15 часов анимации (порядка 130 картин) из 1300. Сначала я выбрал около 500 – потом какие-то выбросил скрепя сердце, и до сих пор считаю, что можно было бы составить еще две полноценные программы.
И еще хочу попросить не обижаться всех тех, кто не прошел селекцию. Мы отобрали всего десятую часть фильмов, а по-настоящему сильных была половина. Поверьте, это нелегкий труд. И тут во многом сыграло коллективное мнение.
Наталья Березовая
Дирекцией фестиваля была предложена определенная система оценки фильмов. Каждый селекционер выставлял баллы, и суммарное их количество позволяло понять, преодолел ли фильм необходимый «минимум» для финального обсуждения и вердикта. Мы спорили, пересматривали фильмы, возвращались к уже отобранным, сравнивали, снова спорили, категорически не хотели с кем-то расставаться и отстаивали своих фаворитов… В результате из более 1 300 фильмов (62 страны) в Конкурсную программу «КРОКа» вошли 130 работ из 40 стран.
Марина Карпова
Оценивать, конечно, было сложно. Кроме достоинств фильма на оценку влияет очень много факторов: соблюдение всех нюансов фестивального регламента, условия просмотра, «соседствующие» фильмы, продолжительность фильма, случайная схожесть стиля и формы и даже уровень культурных и личных переживаний за прошедший день!
Сергей Меринов
Для меня участие в селекции – это возможность узнать, что нового происходит в анимации, увидеть новые техники, подзарядиться. В работах я всегда ищу новые неожиданные художественные ходы. Восхищаюсь, когда вижу «чудо ожившей графики», необычную технику живописи – да еще и в движении. И всегда радует сочетание анимации с музыкой. Поэтому работы, в которых я это все находил, которые мне что-то новое рассказали про искусство мультипликации, были исполнены в неожиданной графике, неожиданном стиле, что-то новое привнесли в анимацию, я отбирал, даже если по содержанию они могут кому-то показаться «скучными».
Марина Карпова
Мне нравится кино, в котором есть глубина, тонкость и в то же время дерзость. Есть свобода мышления и свобода исполнения – некое техническое порхание. Но главное – ощущение диалога с интересным умным человеком. И я рада, что такое кино было.
Сергей Меринов
Отбраковывал все, что не является анимацией. Многие почему-то считают, что на фестиваль анимации можно присылать видеоарт. А в нем нет никакой покадровой съемки. Отбраковывал фильмы слабо сделанные. Я для себя решил, что в компании таких профессионалов, которые обращают внимание прежде всего на творческую составляющую анимационного фильма, я буду играть роль отборщика по крепкой ремесленной составляющей. И потому голосовал за фильмы, которые, может, и не сказали ничего нового, но были сделаны крепко.
Наталья Березовая
Целая группа фильмов оказались красивым видеоартом, а не анимацией. Чего мне было мало, так это смешных фильмов. Видимо, юмор – одна из сложнейших составляющих кино.
Из особенностей этого года в техниках, мы все отметили, что появилось еще большое фильмов с куклами, сделанными из войлока.
Сергей Меринов
Удивило и огорчило практически полное отсутствие смешных фильмов – всего 1-2 на весь объем. Смех куда-то ушел из авторской анимации. Я бы все смешные фильмы обязательно наградил, просто за то, что они есть.
Марина Карпова
В целом анимация стала сильнее и моложе! Ощущается, что во многих странах разрастаются анимационные школы и создаются новые, индустрия растет, образование в ней усиленно формируется и даже становится отдельным бизнесом. Разрастается школа 3D. Таких фильмов все больше, и они довольно крепкие. Все еще в моде кукольная анимация и войлочные истории… Намного меньше стало чернушного кино со сценами бессмысленного насилия, экскрементами и прочими извращениями. Хотя и на нашу селекционную долю этого «добра» хватило!
Наталья Березовая
По моему личному ощущению, было много красивых работ ни о чем, с затянутым хронометражем. При этом даже независимо от продолжительности, некоторые фильмы тяжело было смотреть из-за медленно развивающегося действия, которое трудно было связать в единую цепь событий. По трендам было забавно отметить, что много фильмов про стариков, Космос и, простите, какашки – в разных сочетаниях этих составляющих. Также много фильмов было про женские проблемы, как психологические, так и физиологические.
Марина Карпова
Удивило, что было довольно много фильмов на военную тематику, посвященных Второй Мировой войне. Кстати, на селекции отчетливее видны все виды спекуляций на тематике или технологии. Банальность становится еще очевиднее. Маловато позитивных фильмов для взрослых и детей. Были, но мне не хватило.
Наталья Березовая
Удивили некоторые фильмы выбранными темами и решениями этих тем. Никогда бы не подумала, что про это можно снять фильм, да еще так здорово и необычно. Либо наоборот: непостижимо – зачем так трудоемко и тщательно делать что-то ужасное, ведь автор жил с этим, выделывал каждый кадрик, пропускал через себя.
Сергей Меринов
Если раньше для меня неоспоримое лидерство в мировой анимации занимали французы: у них всегда было больше всего фильмов, призов на фестивалях, – то в этом году, мне показалось, французы уже больше так не доминируют. Они вошли в коммерческую колею. Авторские фильмы в анимации – это в основном всегда фильмы студенческие. А тут видно, что французские киношколы окончательно встали на индустриальный путь и готовят кадры исключительно для коммерческой анимации. Их картины по-прежнему высоки по качеству, но многие похожи друг на друга и не представляют из себя ничего нового.
В этом году очень сильные мексиканцы – мощная, интересная, необычная, хорошо сделанная анимация; неожиданно поразила южно-корейская авторская анимация. Сильны бельгийцы, швейцарцы, польская, израильская анимация.
Марина Карпова
На селекции были представлены работы из 62 стран мира. Огромное количество фильмов прислали из Франции, Кореи, Израиля, Хорватии и Эстонии. Французам очень сложно поставить невысокую оценку – у них очень крепкая дебютная 3D и детская программа…. Корейцы – это ярко и разнообразно. От сладкого до «трупного»… и да, порой очень жестокого. Маленькая Эстония засыпала нас фильмами! Жаль, что довольно однообразными. У хорватов и израильтян много молодого экспериментального кино. Российское кино набирает силу. И этот подъем не за счет спекуляций, а продиктован хорошим вкусом и глубиной. Есть свежее, умное, талантливое кино. И его больше и больше. Конечно, есть и «пенсионное»… Но такого везде хватает, как выяснилось))
Михаил Алдашин
Трудно сказать, каких работ было больше всего, проще сказать каких меньше. Но их всегда меньше. Это фильмов интересных и оригинальных. Интересных с профессиональной и со зрительской точки зрения. Профессионального, конечно же, много, в смысле технического исполнения и качества анимации в классическом диснеевском, назовем его так, понимании. Видно, что группа авторов – это чаще всего группа дебютантов или выпускников – демонстрируют свой уровень профессионализма будущим работодателям или даже представляют пилот будущего полнометражного фильма. Для индустриальной анимации это прекрасно. И лучшие образцы этого жанра мы тоже взяли. Но предпочтение отдавалось все-таки оригинальным фильмам, со свежим авторским взглядом на жизнь.
Было много фильмов личных, откровенных, внутренних, исповедальных, и лучшие на наш взгляд попали в конкурсную программу.
Нельзя сказать, что мы браковали что-то, – ни в коем случае. Мы именно выбирали то, что впишется в контекст фестиваля; уверен, что не вошедшие в программу фильмы найдут свои фестивали и свой успех, анимационных фестивалей по миру уже более четырехсот, на всякий лад и вкус – нарративные, религиозные, тематические и т.п. Мы же имели целью собрать все, что нравится нам как зрителям и профессионалам. Что удивляет, бодрит, радует, заставляет думать и чувствовать. Высматривали неординарное художественное решение, техническую новизну, характерные яркие персонажи, непредсказуемое развитие сюжета. Таких фильмов оказалось на самом деле больше, чем может вместить программа фестиваля. Пришлось беспристрастно учесть оценки, которые выставлял каждый член комиссии. В итоге в конкурсе остались набравшие больший общий балл.
Было несколько фильмов, вызвавших споры. Все эти спорные фильмы вошли в итоге в программу, поскольку именно это и должно быть показано – то, что одним активно нравится, а другим активно не нравится. Мы все-таки не жюри и не должны заменять или как-то дублировать его работу.
Моя работа председателя комиссии была несложной: следить за временем, чтобы дебаты по фильмам не затягивались и мы уложились в срок. Это удалось. Спасибо моим коллегам Алексею Алексееву, Наталье Березовой, Марине Карповой и Сергею Меринову за понимание и терпение.

P.S.
Марина Карпова
Участвовать в селекции такого большого и престижного фестиваля для любого режиссера – честь. Рекомендую всех по очереди «усаживать» на эти непростые места – селекционеров. Очень ценный опыт!

Подготовила Наталия Егорова