«Деньги на дебютное кино надо давать молодым продюсерам!». Интервью с продюсером фильма «Ярды» Владимиром Комаровым

#

Совсем недавно завершились съемки независимого полнометражного фильма «Ярды» режиссера Андрея Корытко, выпускника Московской школы кино. Продюсером картины выступил выпускник Академии Н. С. Михалкова Владимир Комаров. Действие фильма происходит в реальном мире, на который зритель смотрит глазами все еще молодых, творческих людей, приехавших в Москву из регионов. Они пытаются заявить о себе и добиться успеха. Редакция Moviestart поговорила с Владимиром о новом российском кино и о том, какую роль должен играть продюсер в современной киноиндустрии.

Вы позиционируете «Ярды» не только, как фильм о мечте, но и как мечту создать новое независимое Российское зрительское кино. Какова, на твой взгляд, ситуация в современном российском кинематографе?
Индустрия кино, в глобальном смысле, в России только зарождается, и все об этом прекрасно знают. Все, что имеет широкую роспись вкинотеатрах, на мой взгляд, очень конъюнктурно, шаблонно, референсно и рассчитано на максимально широкую аудиторию. Такие фильмы собирают большую кассу, но не насыщают зрителя, не обогащают зрительское восприятие. Складывается впечатление, что большинство деятелей кино боятся сделать что-то новое и стараются идти проторенной дорожкой. Они собирают некое клише и совсем не пытаются экспериментировать. Причем самое обидное, что чаще всего это делается на государственные деньги. Конечно, есть еще чисто авторское кино, которое реально интересно лишь нескольким тысячам, может, десяткам тысяч человек. Да, оно побеждает на фестивалях, имеет свою ценность, но не расширяет рамки российского зрительского кинематографа.

Как это можно исправить?
Кино – это бизнес. Глобально в бизнесе новые формы очень сильно востребованы и в них готовы вкладываться, бизнес страт-апы активно поддерживаются и развиваются, люди готовы рисковать. Но не в кино. Здесь все очень осторожны, и, на мой взгляд, зря. Сейчас перед многими творческими людьми стоит дилемма: пойти по проторенной дорожке или все же делать то, от чего именно тебя прет и стать новым флагманом. Харви Вайнштейн сделал индии-кино новым масс-культом и благодаря этому Голливуд получил совершенно новую кровь для всемирного зрителя. Мне бы тоже хотелось открывать новые имена в разных жанрах, экспериментировать и чтобы все это было для зрителя, а не эксперимент ради эксперимента. Мое глубокое убеждение – деньги на дебютное кино надо давать не режиссерам и не большим студиям, надо поддерживать молодых продюсеров. Только молодые продюсеры могут найти общий язык, как мне кажется, с молодыми дерзкими режиссерами, попробовать совершенно новые формы и в полной мере их раскрыть и раскрыться самим. Поэтому сейчас молодым режиссерам и продюсерам нужно объединяться, так как например сделали в свое время Сергей Сельянов с Алексеем Балабановым. На тот момент они не думали о заработке, они думали о том, как создать настоящее кино для зрителя. А сейчас даже если есть хороший молодой режиссер, чаще всего рядом с ним нет продюсера, либо есть такой продюсер, который не дает возможности рисковать. Это не камень в огород этих продюсеров. Но, люди, которые пришли в кино только зарабатывать, чаще всего не готовы к экспериментам. Из экспериментаторов у нас сейчас, пожалуй, только Тимур Бекмамбетов, потому что он может себе это позволить. Мне же кажется, наоборот, если у тебя небольшой бюджет, ты должен максимально рисковать, но, конечно, не идти полностью на поводу у режиссера. Продюсер как раз и нужен для того, чтобы не дать улетать проекту далеко от зрителя, направить режиссера и всю творческую группу в нужное русло, сделать кинопонятным зрителю, но, в то же время, сохранить авторское видение и посыл.

Где же режиссеру найти такого хорошего продюсера? Как им встретиться?
В первую очередь должны появиться продюсеры, которые такую позицию разделяют. Нам нужно расширять мировоззрение молодых продюсеров. Я не могу давать советы режиссерам, я – не режиссер. Мое глубокое убеждение как дебютанта-продюсера, который практически уже закончил свой первый фильм, что молодым продюсерам необходимо саморазвиваться и искать своих режиссеров. В России много талантливых ребят. Они сейчас в рекламе, снимают короткометражки. Крупные продюсеры не могут абсолютно со всеми познакомиться, у них нет времени войти с ними в контакт и просто по душам поговорить. К примеру, мы с Андреем Корытко, режиссером «Ярдов» знакомы 5 лет и все это время мы постоянно общаемся и зачастую простообсуждаем кино, говорим по душам.

Как думаешь, молодой продюсер, та модель, про которую ты говорил, должен выбирать историю или режиссера?
С какой стороны клюнет, с такой и надо брать. Вот «Ярды» – конкретная история режиссера. Андрей Корытко, при поддержке ФедиДеревянского, ее сам написал. С другой стороны, у меня есть еще история, мы сейчас раскачиваем ее с, уже состоявшимся театральным режиссером, и, так же как и Котырко, выпускником Московской Школы Кино, Сережей Дьячковским. Это уже изначально моя история. Я познакомился с хорошим режиссером, нам стало интересно вместе что-то сделать. Я предложил ему, но ничего не навязывал, ему понравилось – запустились в предподготовку, сейчас вычищаем сценарий, подбираем локации и каст, ищем финансы.
Мы находимся в постоянном поиске идей и людей. Наша студия хочет работать на зрительском эксперименте. Мы хотим открывать новые подходы, актеров, режиссеров, операторов, композиторов, художников.

В «Ярдах» не снимали медийных лиц?
Да, это принципиальная позиция. История очень интересная, она всем, кто с ней знакомится, очень нравится. Я думаю, мы бы могли договориться с популярными актерами. Но в этом фильме мы сразу не захотели снимать известных людей.

Почему «Ярды» стали первым полнометражным проектом вашей студии после ряда успешных рекламных роликов, короткометражных и документальных фильмов?
Кроме «Ярдов» у нас в разработке есть еще 8 проектов. Но мы стартовали с «Ярдами», в первую очередь, потому что этот проект реально отражает именно нас, создателей этого фильма и в первую очередь режиссера. Когда люди переезжают в Москву, начинают заниматься шоу-бизнесом, творчеством, перед ними не раз встает сложный выбор. Изначально нам очень понравилось, как эта история выглядит в формате документального фильма. Это была курсовая режиссера Андрея Корытко в мастерской Алексея Попогребского в МШК. После первого года обучения, он полностью сам снял этот документальный фильм, я его посмотрел в программе Среда на АртДокФесте. Не сговариваясь, практически одновременно мы решили сделать из документального фильма художественный. Конечно же, художественные «Ярды» ни в коей мере не похожи на документальные «Ярды». Это совершенно другое кино. Просто документальное кино, по большей мере, нас вдохновило. Художественные «Ярды» — очень личное кино, которое формирует нашу жизненную позицию. Алексей Попогребский – очень крутой педагог. Не просто так свой курс он начинает с проработки документального материала. От этого можно понять драматургию человека. Мы, как начинающие кинематографисты, тоже смотрим, в первую очередь, на драматургию сегодняшнего дня. «Ярды» – это можно сказать современный российский неореализм. Для того, чтобы двигаться либо назад во времени, снимать байопики и исторические драмы, либо вперед во времени, при постановке фантастики, и управлять этой драматургией, необходимо разобраться в сегодняшнем дне, понять и закрыть этот гештальт. Мне кажется, каждому необходимо начинать свой творческий путь с сего момента, а потом дальше смотреть, будет ли это будущее или прошлое. Тебе надо разобраться хоть как-то в том, что у тебя сейчас есть. Если не получится показать то, что ты знаешь, как ты будешь делать то, что ты не знаешь? В Ярдах мы рассказываем историю о своем поколении 30-летних. Мы хотим говорить об этом. Когда, если не сейчас? «Ярды» — это манифестное кино. Мы сейчас выходим из своих 30 лет и о себе же рассказываем. Придуманные сюжеты мы еще снимем. Но сейчас необходимо высказать то, что нас волнует и окружает сейчас, максимально инстайтно и дерзко.

Вы сняли кино на собственные деньги?
Да, это полностью независимый проект. Мы рискнули деньгами. Очень сильно рискнули. Но мы понимаем, что нужно рисковать. Если хочешь быть продюсером и минимизировать риски, иди в рекламу или на ТВ. Это кино – пацанская драма. Реально, все, что происходит с нашим героем и с нами, в процессе подготовки, съемок – драма. Но драма – это не трагедия. И нам важно очень, чтобы наша пацанская драма окупилась и стала не трагедией, а первым шагом к новому российскому зрительскому кино.