«Регионы должны хотеть развивать местный кинематограф». Интервью с Альбиной Нафиговой, руководителем Дирекции по поддержке кинопроектов и организации фестивалей «Время кино» в Татарстане

#

Недавно в Татарстане завершился форум «Время кино», в рамках которого были показаны работы молодых режиссеров, организованы творческие встречи и мастер-классы известных кинодеятелей, а также прошло обсуждение вопросов развития молодежного и регионального кино. Молодёжное кинематографическое сообщество Татарстана сейчас ведёт активную работу по продвижению местного кинематографа. О задачах и перспективах этой работы редакция Moviestart поговорила с Альбиной Нафиговой, организатором форума, членом Молодежного центра Союза кинематографистов РФ.

Альбина, сейчас не только в России, но и в мире известен феномен Якутского кино. Какие шансы у татарского кино тоже стать брендом?
Бренд — это яркое высказывание, он может быть самодостаточным, может быть интегрированным. У Якутии — первый вариант, у Татарстана — второй, как мне кажется. Географически и исторически так сложилось. Кстати, с точки зрения бренда я бы обозначила Саха. По звукописи красивее. Сразу рисуется картинка. Восхитительная и целостная по форме и содержанию.
Казань — легче продвигать как локацию, не только съемочную. Как площадку концентрации идей и проведения мероприятий, стимулирующих развитие кино. Еще зритель здесь более избалованный, и предложений больше. Это абсолютно разные модели. Саха — корпоративны, казанцы — индивидуалы. У нас все премии и достижения принадлежат отдельным людям, а у якутских коллег — это командные достижения. Ну, и возвращаясь к бренду. Это ведь еще и результат продвижения, это рыночная единица. Я не об окупаемости или индустрии. Я про узнаваемость на рынке предложений. У Саха это есть, есть ядро. Все количественные результаты уже накладываются на четко очерченную форму качества. А вот нам еще предстоит. Нам количество нужно, чтобы выработать и создать это внятное предложение. Этот бренд.

Что для этого нужно?

Казани надо развивать копродукцию, продолжать вовлекать федеральные проекты и вовлекаться в них активнее, внедрять новые форматы кино. Кажется, что так труднее выработать некий киноязык, но этого не стоит опасаться. Татарское и татарстанское (в большей степени, казанское) кино — эти вещи будут развиваться параллельно. Немало денег выделяется на поддержку кино в регионе. Но иногда они так бездарно тратятся. Это беда не только Казани. Почему я за приходящие проекты? В попытках создать аутентичный шедевр, мы забываем о сбыте. А приходящие проекты (которые сегодня в Казани) — это сбыт на большую аудиторию. Это хороший инструмент выработки бренда. И тактические задачи решаются:  у нас есть работа для художников, светиков, операторов. Они не уезжают, они оттачивают мастерство. Они зарабатывают деньги. Это тоже привлечение инвестиций в региональный потенциал. Они смогут свои навыки применить в локальных проектах, которые и пойдут в копилку киноязыка. Уже сейчас Казань способна принимать параллельно несколько проектов (это факт) и при этом собственное производство не останавливается. И вот именно сейчас можно позволить себе финансово участвовать в приходящих проектах. Это не как лет 10 назад, регион давал деньги под красивое имя и больше ничего. И вообще все вложения касались только производства. А это же замкнутый круг. Для развития бренда нужна инфраструктура, вкладывать надо не только в создание кино, а в способы его продвижения и показа. Если будет зритель, который готов платить. Производство часть средств заработает в залах. Тотальное инвестирование производства государством оборачивается междусобойчиком старейшин. И кино это однообразно, зрителя у него нет. А мы помним: кино началось с показа, и только им и живо. Кино именно в зрительном зале становится кино.

Какую роль в формировании киносреды играет образование? Как с этим делом обстоит в Татарстане?
Образование — великая вещь. Но именно в кино, оно не является главным фактором успеха. Мы знаем массу примеров режиссеров с мировым именем, получивших диплом после успешных практических шагов. И не знаем намного больше имен с «корочками». Но образование — великая вещь. Только в одном ответе, даже развернутом я не смогу обозначить всех проблем регионального кинообразования. Вот у нас есть Институт культуры (КазГИК), в нем есть факультет кино и телевидения. Из этих наименований несложно понять, что доля кино в общем образовательном сегменте у нас весьма скромная. С другой стороны сегодня есть возможности учиться, получать знания, умения и навыки. Неважно, где ты живешь.

Сформировалось ли сейчас особое направление татарского кино?
Я уже где-то говорила, у нас есть татарское кино и татарстанское (я называю его казанским). Эти две вещи никак не пересекаются, идут параллельными путями. У татарского есть зритель, очень лояльный и его не мало, но нет успешных технологий проката. Именно оно приближено к якутской модели. Жанры, в основном: драма, мелодрама. Сюжеты нередко заимствуются из литературы или театральных пьес. Здесь часто симбиоз национального театра и кино (ресурсы). У казанского кино более фестивальный почерк, больше молодой крови, больше эксперимента и поиска. Оно само более независимо  и в плане финансов, и в выборе тем. Разнообразнее по жанрам, формам. Оно схватывает на лету какие-то актуальные тенденции.
Есть еще интересный факт — активнее стали снимать девушки, можно выделить прямо женское кино и уже «отрисовать» небольшую траекторию. Но это, по-моему, (недавно читала Р. Дишдишяна) общероссийская тенденция. У нас в молодежном фестивале в международной программе было много девочек-режиссеров. И в кинобаттле: Казань-Уфа (и в башкирской, и татарстанской программах) половину фильмов сняли барышни.

Как воспринимают зрители местное кино, много ли людей приходит?

Зрители очень ждут, журналисты и блогеры очень сильно спорят, спрос есть. интерес есть. Фильм «Мулла» хорошо заходит по языковому признаку, также хорошо прошла татарская «Айсылу». Массовый зритель предпочитает жанр, понятный и честный. В последние годы неплохо собирает зрителя короткий метр. За лето мы охватили примерно 10 000 зрителей, в основном это была молодежь и тематически упакованный короткий метр, документальные фильмы, и чуть-чуть полнометражных картин. То есть зритель у своего кино и креативного контента есть. Это при том, что у нас не было несколько сеансов в день и «попкорна».

К примеру, башкирские фильмы, полный метр «Из Уфы с любовью» Айнура Аскарова собрали основную кассу на месте?
Я знаю, что у себя в Уфе Айнура долго показывал кинотеатр «Родина». Я б таким показчикам чего-нибудь очень хорошего пожелала. Он поставил хорошее время в первые две недели, несколько сеансов дал, и потом держал картину несколько месяцев в репертуаре. Таких бы побольше в сфере кинопоказа: и фильмов и кинотеатров. Про якутов скажу, что они по статистике регионального проката очень хорошо у себя показывают, они самодостаточны. Мы пока не можем позволить себе полноценный прокат межрегиональный, структуры очень вялые, приходится вручную со всеми договариваться. Поэтому мы и затеяли Кинобаттл, чтобы начать с соседних регионов. Посмотрим и отчитаемся. На презентационном показе в проекте «Время кино у озера Кабан» зрители очень хорошо приняли фильмы из Казани и Уфы.

Может ли быть интересно татарское кино широкому российскому зрителю, почему?
Пока нет, я думаю. И думаю, дело не в отсутствии контента или зрителя. Нет сети таких вот «Родин». Думаю, надо создать какую-то программу жанровых фильмов из регионов,  собрать можно. И прокатить по лояльным площадкам. Нет этой сети, где зритель мог бы знакомиться с новым кино из регионов. Не пробиться в коммерческие сети на местах. А зритель интересуется. Мы раньше работали в кинотеатре и делали предпремьеру «Из Уфы с любовью» — полный зал, делали «Легенды земли Олонхо» — все дни был зритель. Просто это должно быть регулярно и в разных регионах. Хорошо бы, если б Фонд кино в своих отреставрированных залах внедрил такую практику или программу. Потому что договориться с залами даже в одном регионе можно, но тоже не просто. Много времени уходит на «прокачку тропы». Чуть задержался, зал «остыл». Зритель любит регулярность и внятность).
Сейчас мы хотим практику летних площадок (у нас в Казани их было 4-5 с разной регулярностью) перенести под крышу арт-пространств, кинотеатров и музеев с библиотеками. И прощупать залы в районах двух республик. У нас с Молодежным центром Союза кинематографистов в прошлом году на День короткометражного кино по Татарстану было 5 городов и 20 площадок. Понравилось, надо повторить.

Следует ли развивать национальный кинематограф на местах?
Ну, конечно. Это культура, это история, это потребность самовыражения. Это особый взгляд и почерк.

У каких регионов больше шансов на это?
Шансов больше у тех, кто больше этого хочет.

Думали ли вы о копродукции с иностранцами? Что может их заинтересовать?
Мы даже попытались сделать это. Бюджета почти не было, но короткометражный фильм сняли. Режиссер из Армении, команда из Татарстана. Поддержку проекту обещает Иран. Есть намерение из короткого метра доснять полный. Сейчас молодая татарстанская команда выезжает в Турцию снимать документальный фильм. Начало есть, причем это инициатива изнутри. И думаю, будет продолжение.
А вообще, на мой взгляд, очень перспективное направление, у нас такие обширные связи с интересными кинематографиями (Иран, Турция, СНГ, Восточная Европа).

Какие планы на ближайшее время внутри кинематографического сообщества Татарстана?
Планы: не останавливаться. Кино — поезд, запрыгнул и едешь, спрыгнул — все равно бежишь. Работать со зрителем и расширять географию за счет взаимодействия (Кинобаттл: Казань-Уфа), внедрять лабораторные форматы в помощь академическому образованию (мастер-классы, воркшопы и кинолаборатории мы хотим делать на базе лофта «Фабрика Алафузова»), создавать максимум полезных и интересных поводов для встреч (форум «Время кино», различные фестивали), выращивать молодого зрителя и учить его смотреть кино (в новом кинозале ДК Ленина планируем регулярные мероприятия для детской аудитории), работать с особенной аудиторией — это тоже зритель, рекрутировать в кино как можно больше участников и снимать, снимать, снимать! А потом показывать, показывать и показывать.
Ну и не забывать, что время диктует новые формы, перестать их критиковать и начать осваивать. Кино — это стихия, бесполезно сдерживать, трудно управлять, его надо полюбить и раствориться в нем. Оно этим и живет.