Сб. Окт 19th, 2019

Сайт для молодых кинематографистов

Елизавета Стишова «Если фильм хороший, его рано или поздно заметят»

Лучшим фильмом конкурса короткого метра на фестивале «Киношок» стала кыргызско-российская работа Елизаветы Стишовой «Чайка». Ранее картина выпускницы Высших курсов сценаристов и режиссеров завоевывала награды на молодежных фестивалях «Святая Анна» и «Будем жить!», «Арткино». Лиза, Вы только что вернулись с «Киношока», какие ощущения у Вас от фестиваля ?  -Несколько печальные. Наверное, это связано с отношениями между…

Лучшим фильмом конкурса короткого метра на фестивале «Киношок» стала кыргызско-российская работа Елизаветы Стишовой «Чайка». Ранее картина выпускницы Высших курсов сценаристов и режиссеров завоевывала награды на молодежных фестивалях «Святая Анна» и «Будем жить!», «Арткино».

Лиза, Вы только что вернулись с «Киношока», какие ощущения у Вас от фестиваля ? 

-Несколько печальные. Наверное, это связано с отношениями между кинематографистами бывшего Советского Союза. Сплоченность уже, с одной стороны, несколько искусственная, с другой стороны– мы друг от друга не можем оторваться. Очень много фильмов, как, собственно, и мой, существуют внутри этой темы. Но был и прекрасный фильм, который получил специальный приз жюри «Сделай мне новый год» (короткий метр латышской девочки), весь пронизанный неуловимым ностальгическим чувством – это красиво.

Посмотрели конкурс «короткий метр»? 

— Да, кроме первого дня, я всё видела.

Какое ощущение от увиденных фильмов? 

— «Иди и играй» мне очень понравился! (Короткометражный фильм Даши Беловой) Почему-то он остался вообще не замеченный членами жюри, странно, я считаю. У неё интересный фильм, который нельзя не отметить. Была в этом решении какая-то позиция, я чувствую.

Но зато ее отметили в Каннах! 

-Я понимаю, но это странно – «В Каннах тебя отметили и до свидания!» Надо же выбирать чисто, без оглядки на то, что кто-то где-то уже получил.

Что еще запомнилось? 

— Был на «Киношоке» мальчик из Барнаула. Он сказал: «Я нигде не учился. Вот мой фильм». Фильм начинался с долгих крупных планов. Есть женщина, мужчина….они вытаскивают на коляске инвалида, привязывают его к санкам, долго везут, везут…в итоге ставят его на рельсы. Потом проезжает поезд, и остаются одни санки. И вот всё это было очень неожиданно. И этот финал!. Вообще никто не обратил никакого внимания! Обидно. Мне кажется, мальчику надо как-то помогать.

А «Кардо» Светланы Сигалаевой? 

-«Кардо», к сожалению, мне не очень понравился. Наверное, там какая-то идея заключена, мотивы интересные. Но то, как он был сделан в итоге, мне не понравилось.

А когда объявили: «Стишова, «Чайка»» — что почувствовали? 

-У меня к этому нет особенного отношения. Я понимаю, это хорошо, потому что это будет полезно в дальнейшем. Может быть, дадут бюджет на следующий фильм. Но с точки зрения счастья – нет. Потому что это всё катастрофически субъективные вещи. Как вообще один фильм с другим можно сравнивать? Вот я себя иногда ставлю на место жюри – я, наверное, с ума бы сошла.

Давайте поговорим о «Чайке». Как возник сценарий? 

-Эта история Алисы Хмельницкой, её сценарий. У меня в истории никогда в жизни не было бы Чехова, ни тем более темы школ. Я не люблю школы и не могу сказать, что Чехов –  мой любимый писатель. Это скорее то, чему я сопротивлялась на протяжении всего процесса написания сценария и сокращала как можно больше всю эту школьную детскую часть истории.

Расскажите про Алису Хмельницкую. Она же получила на «Святой Анне» приз за лучший сценарий. 

-Алиса Хмельницкая — очень одаренный человек и совершенно замечательный сценарист. Она моя однокурсница, тоже режиссер. И я заставила её написать мне историю. У меня обычно появляется набор идей, персонажей, но я совершено не в состоянии создать грамотную структуру. И поэтому я очень просила Алису мне что-нибудь сочинить для Киргизии. Я там работала, снимала и жила, и мне хотелось именно там снять фильм. В итоге, каким-то образом, мне удалось её уговорить, и дальше полгода мы писали. Она там не была ни разу до съемок Чайки.

Как же она придумала этот сюжет, если не приезжала увидеть страну. 

-Меня вдохновил один человек, Талип Ибраимов – киргизский писатель и сценарист, невероятный, обаятельный и смешной человек. И я ей про него рассказывала и не только про него. А потом родилась Чайка.

Получается, у главного героя есть прототип? 

-Да, есть настоящий прототип – Талип Ибраимов, он получал в России премии за свои книги несколько раз. Он там сейчас, действительно, некий «изгой». Он, как и в фильме, всё время говорит про образование. Из-за того, что русский язык уходит, и на киргизский язык нет переводов мировой литературы, существует явная обреченность вообще на отсутствие какой-либо информации. Если дети не будут изучать язык. Да, это его тема.

А как вы встретили актера Асама Аманова, который напомнил Вам прототип? 

-Я пришла к Талипу Ибраимову и сказала – «давайте вы будете играть в моем фильме!» Он отказался, сказал, что он не актер. Потом я и сама увидела, что с камерой у него могут возникнуть проблемы. И мне не хотелось топить его в Иссык-куле холодном — он ценный человек, всё-таки (смеется). И он мне сам нашел вариант, и сказал: посмотри вот этого актера. Я посмотрела, и оказалось, они действительно похожи и внешне, и внутренне. И я его буквально сразу утвердила.

Где вы искали детей? 

-Детей мы искали по разным школам в Бишкеке. Двое парней оказались прямо из соседней школы. Мне очень нравится мальчик, который у меня играет Треплева. Мы сейчас с Алисой Хмельницкой пишем для него историю. И потом на Иссык-куле из соседней школы собирали ребят. Девочка пришла сама. Прочла монолог, и как только она его прочла, сразу стало понятно, что её надо снимать.

А дети были в курсе пьесы? Или вы, как в фильме, им рассказывали сюжет. 

-Нет, на самом деле, они вряд ли были в курсе сюжета пьесы, и не хотела я их всем этим нагружать. Я им сказала, конечно, почитать «Чайку». Но вряд ли кто-то из них это осилил.

Расскажите, всё-таки «Чайка» – символ чего, кого? Кто в фильме «Чайка»? 

-Я не знаю. Мне больше всего понравилась формулировка моего композитора. Он посмотрел фильм и сказал: «Здорово, ни одного положительного героя. Был один – турок, да и то – сволочь!».

Кто продюсировал картину? 

У меня счастливая ситуация с моими продюсерами. Маша Авакова и Наташа Демидова открыли компанию «Sleepwell pictures”. И , собственно, запустили наш фильм. Меня никто не контролировал и не требовал отчетов. Помогали, как могли, и дали в итоге больше, чем обещали. То же самое произошло и с кыргызской стороны – Садык Шернияз и Фархад Бекманбетов « Aitysh film” поддерживали меня на протяжении всего съемочного процесса. И тоже в итоге вложили больше, чем обещали. Сопродюсеры «Синефантом» Андрей Сильвестров и Глеб Алейников поддерживал меня уже в Москве на постпродакшене. У меня было 20 смен. Этого в Москве не могло бы произойти. Мы снимали на Иссык-Куле на северном и на южном берегу. Актеры всегда были со мной. Это практически идеальные условия для съемок.. Мне кажется, не может на данный момент студент, выпускник позволить себе то количество смен, которое ему нужно. А это нормально, потому что именно так советское кино и делалось всегда. Было время, была «погода-непогода», возможность что-то изменить, переделать. У нас сейчас этого нет. Человека ставят в пятидневный срок – вот тебе 5 дней, снимай чего хочешь, а дальше уже успел — не успел , никого не интересует. Это не правильно. Это мой крик души!

Оператор и художник были из Москвы? 

-У меня в московской команде был оператор, художник, директор и звукорежиссер. С оператором мы работаем уже несколько лет, с Высших курсов. И мы уже очень хорошо друг друга понимали. Саша Почепко, я считаю, прекрасный оператор.. Для Паши Эйлера это первый проект, где он выступает в качестве художника, вообще он – реквизитор. У него есть художественное образование. Он всё, что используется в фильме, собирал, подбирал, искал. Оператор и художник у меня вместе сошлись на площадке, подружились. Директор картины Маша Якубова. Очень талантливая девочка. Без нее мне было бы очень сложно все организовать. Надеюсь, мы еще не раз будем вместе работать. Я их вывезла в Киргизию из Москвы бесплатно за билет и еду. Вся моя группа так ехала.

По поводу сюжета «Чайки», это вы сами придумали или было такое в жизни? 

Конечно, это мы всё сами придумали. Сейчас мне, правда, сообщили, что турецкий язык действительно внедряется в школы. Когда мы писали, это было нами придумано. В Киргизии есть турецкое влияние – в институтах, например. Но в школах не было, сейчас началось. Получилось, что наш фильм несколько опередил события.

Вы сами живете и снимаете в Киргизии. Как так получилось? 

-Так сложилось само собой. Мой однокурсник, Садык Шер-Нияз, продюсер «Чайки», меня позвал: «Приезжай, ты что-нибудь снимешь, я тебе дам технику!» И действительно, технику дал. Первый маленький фильм я сняла там. Дальше я поехала в Киргизию поработать на его студии, в документальном кино – на заказах.

Давно? 

-Два года назад. Потом у меня был перерыв, я вернулась в Москву. Здесь работала, мы как раз писали сценарий «Чайки». С ним я вернулась в Киргизию, сейчас я работаю там вторым режиссером у Садыка Шер-нияза на исторической драме «Курманжан Датка». Была такая Царица киргизская. И сейчас мы уже доводим проект, он два года длился: замораживался, возобновлялся… У них это первый за 20 лет большой игровой эпический фильм. Очень сложный, со смешным для России бюджетом – 1млн рублей.

Когда ожидать картину? 

-К маю. В октябре-ноябре заканчиваем, потом монтаж.

К «Киношоку»? 

-Да, хорошо бы! Жалко, что фокус на Киргизию не в следующем году, это было бы интересно.

В Киргизии Вы надолго? 

Не знаю. Я бы хотела снять фильм в России когда-нибудь. Но в Киргизии у меня есть возможность за очень маленькие деньги реализовать свою историю. А самое главное, у меня есть уверенность в том, что меня спасет в сложной ситуации моя студия «Айтыш фильм»  и поможет довести проект до конца. А в Москве  я, к сожалению, не вижу пока никаких перспектив.

Хотелось бы поговорить о короткометражном кино. Как Вы думаете, возможно ли у нас представить режиссера, который профилируется на короткометражном кино? 

-Я не знаю. Мне кажется, у нас всё-таки снимают короткий метр студенты, молодые ребята для того, чтобы проверить себя на небольшом материале и дальше уже перейти в полный метр.

А как вы думаете, возможен ли показ короткого метра на телевидении? 

Да, я считаю что такое обязательно должно быть! Во-первых, этот жанр удобен: коротко и интересно. Например, на «Киношоке» на показе программы короткого метра всегда был полный зал зрителей. А на полный метр ходило всего несколько человек. Короткий метр притягивает, так как ты знаешь, что скоро тебе дадут отдохнуть и смена произойдет. Должен быть такой канал!

Жюри фестивалей короткометражного кино отмечают, что наиболее удачными получаются короткометражки по длительности около 15 минут. «Чайка», скорее, исключение… 

-Мне тоже, честно говоря, так кажется. Потому что ощущение от длинной короткометражки, что это что-то раздутое, большое. Анатолий Александрович Васильев, председатель жюри «Киношока», мне говорит: «Этот материал у тебя, на самом деле, должен был быть полным метром». И я уже слышала это мнение по поводу своего фильма. Потому что там не хватает развития линий, заявленных отношений. Но так уж сложилось.

А может быть, сделать теперь полный метр? 

-Я думаю, что нет. Мне кажется, надо уходить от таких вещей. У меня был фильм, который я долго снимала , причем на пленку, и с техникой. Так же с Сашей Почепко мы работали. И он у меня не получился. Я фильм монтирую, а он не получается. Я не стала его доделывать вообще, я его закрыла и всё. Потому что, я думаю, надо это осознавать. Бывает, что людям проект свой жалко, и они начинают внутрь что-то засовывать, монтировать, перемонтировать – а в итоге пустота.

Вы с «Чайкой» завоевали немало наград, наверное, завоюете еще.. Кстати, какие ближайшие фествиальные планы? 

В начале ноября я буду участвовать в конкурсе короткого метра на «Лучезарном ангеле», в Грузии на фестивале русского кино, потом в Турции, Исландии. Дальше пока не знаю.

Но в Канны Вы все же не ездили? Это я про историю, которая случилась на закрытии «Святой Анны»… 

(смеется) Да, когда на «Анне» я оказалась в тройке призеров, но моего фильма не оказалось среди тех, кто едет в Канны для участия в «Уголке короткого метра», я об этом на сцене спросила у Мцитуридзе. Просто мне было интересно. Все фильмы есть, а одного нет. И я уточнила. А вот потом началась эта агрессия со стороны Мцитуридзе. Оказалось, что чувства юмора у нее нет. Пришлось провоцировать ее до конца. Чтобы было интересно.

Катя проговорилась, что Ваш фильм лоббировал Юрий Николаевич Арабов… 

-Она мне сделала огромный комплимент. Видимо, её жизнь так устроена, что её кто-то все время лоббирует. И она хотела очень сильно меня унизить – может быть, думала, что он мой дедушка, или папа, мало ли! Но, поскольку, я ни разу в жизни его не видела и услышала сейчас, вдруг, что он меня лоббировал, мне было безумно приятно!

Мы понимаем, что любой фестиваль и критерии оценки на нем субъективны — у отборщиков, у жюри. Как Вы считаете, есть хорошие фильмы, которые могут не «засветиться» в силу этих факторов. 

Я пытаюсь понять – 600 фильмов на кинофестивале «Святая Анна» — как жюри их все может посмотреть? Но фестивалей много. И я думаю, если фильм хороший, его рано или поздно заметят.

 

Беседовали Дмитрий Якунин, Анна Жук

Поделиться