Роман Артемьев: «После Гран-при «Короче» готов снимать и подлиннее»

#

Роман Артемьев, актер, режиссер-дебютант, участник международной программы короткого метра 35 ММКФ, победитель  кинофестиваля «Короче»  и участник лонг-листа первого питчинга дебютантов рассказал о своих проектах и творческих планах.

— Роман, как ты пришел в кинематограф?

Р.А.: Поступил во ВГИК на актерский факультет в мастерскую А.В.Баталова, но желание учиться режиссуре у меня тогда уже было. Оно только было не сформировано,  и не было четкого представления, что я хотел бы снимать. А одних идей для этого не достаточно.

— Поступил сразу после школы?

Р.А.: Нет, только через два года после окончания школы. Я хотел именно во ВГИК, мне нравилось кино, а к театру я был равнодушен.  Хотя методы преподавания во ВГИКе и в любом театральном ВУЗе на актерском факультете одни и те же, на мой взгляд.

— А как перешел от актера к режиссеру?

Р.А.: Пришел к В.И. Хотиненко и попросился в его мастерскую, что бы меня взяли вольнослушателем. До этого я работал с его студентами, в их короткометражных фильмах снимался и участвовал в упражнениях. Такой «парень всегда на подхвате». Это был очень хороший опыт для актера, ну и впоследствии это помогло мне в режиссуре. К тому времени у меня уже был сценарий короткометражного фильма «Тася», который я впоследствии снял.

— Успешно?

Р.А. : Вполне, фильм отметили на многих фестивалях: «Киношок», «Святая Анна», «Telluride Film Festival» (USA), «Kélibia Film Festival» и т.д.

— Твой второй фильм «Спаситель» в этом году получил «Гран-При» на международном фестивале «Короче», участвовал в конкурсе ММКФ, получил приз зрительских симпатий на фестивале «Будем жить!».

Р.А.: Да. Это тоже очень приятно. Главное, фильм нравится мне и зрителю, который  однозначно положительно его принимает. А это бывает не так часто. Хочется отметить удачный выбор актеров – в картине снимались известный многим Александр Числов и выпускница ГИТИСа Сэсэг Хапсасова.

-О чем фильм?

Р.А.: В отличие от первого фильма, который снят без единого слова, на пленку ч.б., это — диаметрально противоположная работа. Это комедия с элементами фантастики.  Фильм о любви.

— Как много средств ушло на создание картины?

Р.А.: Скажу проще, фильм на данный момент окупили и заработали на следующий короткометражный фильм (за главный приз фестиваля «Короче» Роман получил 500 т.р.- прим. ред)

— То есть все-таки можно снять успешный короткий метр, уложившись в достаточно скромную сумму, которую можно собрать самостоятельно?

Р.А.: Все зависит от истории. Какими средствами будешь пользоваться для ее воплощения. Четко понимать жанр, его специфику. И по максимуму выжимать необходимое. Убирая все лишнее. Нужно находить, как-то убеждать людей, чтоб тебе, например, дали супермаркет бесплатно. Нам  такой супермаркет предоставили. А когда в итоге туда приехали другие люди с деньгами, им снимать не дали. Но в нашем случае супермаркет был необходим, хотя были и другие варианты. Но если ты не уверен, что он тебе нужен, тогда меняй. В моей ситуации я понимал, что супермаркет необходим и будет работать на историю в целом.

— К своим фильмам ты сам пишешь сценарии?

Р.А.: Я человек пишущий, поэтому являюсь и режиссером, и сценаристом в одном лице. У меня есть целый пакет сценариев, который бы я хотел реализовывать, есть и полные метры, и короткие. Но внутренне я уже готов именно к работе над полнометражной картиной.

— Почему не удалось запуститься с «Последним индейцем» на студии Анны Меликян?

Р.А.: Этот сценарий не только Анна Мелекян хотела снимать, были и другие продюсеры. Начался кризис, это был 2008 год. Сценарий был полуфиналистом «Sundance  Film Festival», а так же был в шорт-листе фестиваля «Текстура». За это время я написал другие сценарии для себя. Один из последних сценариев  «Мертвая Деревня», с которым в этом году снова попал в шорт-лист фестиваля «Текстура». По поводу сценария  «Последний  индеец» подобраны и объекты, и dream casting. Фильм раскадрован, готова режиссерская экспликация, достаточно объемная. Но вот снять фильм пока что не удалось.

— Сценарий «Последнего индейца» — это вымышленная история?

Р.А.: Она достаточно автобиографична. У меня была с другом в детстве мечта уехать к индейцам и стать одними из них. События развиваются спустя несколько лет, когда герои уже взрослые, им по девятнадцать лет, и забытая мечта возвращается к ним вновь — уехать из своего провинциального города. Никакой депрессивной ноты в этом городе нет: там также люди работают, живут, рожают детей. Я сам житель провинциального города, так что знаю, о чем писал. История поэтичная. Как референс — фильмы «Американские граффити» Лукса, «Последний киносеанс» Богдановича, «Солнце неспящих» Баблуани.  Моя детская мечта перетрансформировалась в желание снять этот фильм, и его  я  посвящаю своему другу. Попытки реализовать «Последнего индейца» я не оставляю. Надеюсь, что все сложится.

— Как думаешь, как  такую картину воспримут зрители, когда она выйдет в свет?

Р.А.: Эта история архитипичная, и понятна как нашему зрителю, так и зрителю в других странах. Ведь у всех у нас были какие-то мечты, планы, но со временем они забываются. Мечта — это некий двигатель, который дает тебе стремление чего-то достичь в этой жизни. Без этого, мне кажется, жизнь не имеет смысла.

— С какими сложностями ты, как молодой кинематографист, столкнулся в первую очередь?

Р.А.: Конечно, главное — это команда, с которой  ты работаешь и создаешь фильм. Люди твоей «группы крови». И это непросто — найти и создать такую рабочую группу. С правильной атмосферой. Думаю, исходя из своей работы, это мне удается. Второе — это, конечно, финансирование. Все свои короткометражные фильмы я финансировал сам или с помощью коллег. Так что я понимаю продюсеров, которые вкладывают в кино деньги, и понимаю свою степень ответственности.

— Ты  снимался у Николая Досталя, Марины Разбежкиной, Андрея Эшпая.  Профессия актера помогает тебе в работе режиссера?

Р.А.: Да. Как в работе с актером, так и в написании сценария. В первом случае больше приемов, вариантов, как объяснить актеру, что необходимо, и правильно его направить. Сделать так, что бы ему было интересно и увлекательно, даже если роль психологически сложная. Актеров надо любить, ведь все делается и крутится вокруг них. Мне приятно, когда мои актеры себя не узнают в моих фильмах, для них это искреннее удивление, что они могут быть настолько иными.
В написании сценария ты разрабатываешь характеры в силу знания профессии, проигрываешь персонажей сам. Я называю это здоровой степенью шизофрении. В идеале, когда ты сам можешь сыграть все роли.

— Последняя твоя работа – фильм «Диалоги» Иры Волковой, которая была показана на «Кинотавре» и на открытии «Будем жить!», расскажи об этом фильме.

Р.А.: Да, с Ирой я давно дружу, снимался у нее и раньше. Я сыграл одну из главных ролей в новелле «День рождения». Хочется пожелать картине успешного проката. Это кино, которое, уверен, найдет своего зрителя.

— Ты вошел в лонг-лист питчинга дебютантов, организованным в рамках ММКФ Молодежном центром Союза кинематографистов, как ты узнал о конкурсе и о самом Центре?

Р.А.: О Молодежном центре я узнал из интернета, а позже и от коллег, и отправил сценарий. Считаю, что Молодежный центр необходим, потому что понимаю, насколько сложно дебютантам на данный момент в кинематографе. Это может быть толчком для очень хорошей истории, особенно для дебютанта, для его продвижения. Для этого, как я понимаю и создан Молодежный центр. Нужна подобная среда, где будут проявлять себя кинематографисты.

 

Беседу вела Кристина Деева