MovieStart

Сайт для молодых кинематографистов

MovieStart > Интервью > Сергей Тютин: «Короткометражное кино живое – и оно живет!»

Сергей Тютин: «Короткометражное кино живое – и оно живет!»

С 26 сентября по 3 октября в Москве прошел 9-й фестиваль авторского короткометражного кино «Арткино». О его истории и новшествах, о кинонауке и кинообразовании – основатель смотра, а также киношколы «Артерия кино», режиссер, сценарист Сергей Тютин. - С чего все начиналось?  - Фестиваль «Арткино» родился из почти домашнего мероприятия: в киношколе «Арткино» студенты сняли свои…

С 26 сентября по 3 октября в Москве прошел 9-й фестиваль авторского короткометражного кино «Арткино». О его истории и новшествах, о кинонауке и кинообразовании – основатель смотра, а также киношколы «Артерия кино», режиссер, сценарист Сергей Тютин.

– С чего все начиналось? 

– Фестиваль «Арткино» родился из почти домашнего мероприятия: в киношколе «Арткино» студенты сняли свои первые фильмы. 11 дебютных киноработ – и  все они были посвящены сновидениям. Мы решили устроить студентам праздник – познакомить их с профессиональными критиками, кинематографистами, которые и должны были оценить эти фильмы. И мы устроили для них однодневный фестиваль – это случилось осенью 2007 года.

Пригласили друзей, знакомых и очень серьезное профессиональное жюри. У нас были подарки, даже появились партнеры. Причем тогда поучаствовать в этом мероприятии просились и студенты ВГИКа, но мы им отказали, потому что нам казалось, что рано нашим ученикам еще конкурировать со студентами такого серьезного ВУЗа. Поэтому участвовали только наши 11 человек.

И когда члены жюри пришли (а шли они очень неохотно –  маститые кинематографисты, как правило, не любят смотреть студенческое кино),  их поразил аншлаг – человек 200 зрителей, которые собрались смотреть короткометражные фильмы. Зал был битком забит – «сидели в проходах, висели на люстрах». И понравились сами фильмы; они были настолько тронуты, что, когда мы уже обсуждали результаты, кто-то сказал: ребят, если короткометражное кино так востребовано, почему вы не хотите из этого сделать нормальный профессиональный фестиваль – открыть двери для других и организовать это все во всероссийском масштабе.

Мы подумали: а почему бы и нет, и через год провели 1-й фестиваль «Арткино». У нас появились партнеры, открытие мы сделали в кинотеатре «Художественный», пригласили туда еще более представительное жюри: почти каждый участник нашего жюри, которое возглавлял Павел Лунгин, был лауреатом Венецианского, Берлинского или Каннского фестиваля – в общем: один другого лучше. И, к нашему удивлению, на конкурс пришло много фильмов – мы получили сразу 300 фильмов – из них отобрали в конкурс 45 картин.

– По какому принципу?

– У нас изначально были  артикулированы цели: возрождение авторского кино в России; внедрение инноваций в кино и поддержка российского короткометражное кино на профессиональном уровне во всех его проявлениях, в том числе и в прокате.

И на наш зов тогда отозвалось достаточно много людей: в конкурсе уже участвовали и ВГИК, и Санкт-Петербургский государственный институт кино и телевидения, и Высшие курсы сценаристов и режиссеров. И неожиданно для всех фестиваль произвел фурор. Мы наградили тогда Алексея Юрьевича Германа за выдающийся вклад в развитие авторского кино, мы показали видеоприветствие от Тонино Гуэрры – сценариста Филлини и Антониони. В жюри согласился войти даже Иван Дыховичный, который за год до этого открыл фестиваль тоже авторского кино 2morrow, с которым, мы были в некотором роде конкурентами. Но ему очень понравилась идея, он пришел на фестиваль, с удовольствием участвовал в жюри.

И зрителей пришло больше, чем было зрительских мест. В тот момент мы поняли, что этот формат и эти фильмы востребованы и надо это дело продолжать.

Дальше – больше…

Мы стали устраивать показы по различным городам России – вскоре этот список расширился до 50-ти. Потом у нас появилась международная программа – внеконкурсная. Затем мы узнали и переняли французский опыт в работе, когда помимо профессионального жюри фильмы оценивает еще и зритель, и киноакадемики. Мы учредили Киноакадемию короткометражного кино, в которую вошли 160 ведущих кинематографистов России.

– Как это происходит?

– Профессиональное жюри выбирает победителей первого этапа фестиваля. Параллельно в Москве происходит голосование среди зрителей (после показов мы раздаем бумажные бюллетени, а потом количество баллов делим на количество зрителей). И три победителя зрительского голосования наряду с призерами включаются в список картин, которые будут потом прокатываться по регионам и участвовать в зрительском голосовании за лучший короткометражный фильм года. Кроме того, каждый член жюри имеет возможность вручить какому-либо не отмеченному фильму специальный диплом лично от себя. Эти фильмы также включаются в прокат – и это очень важно…

…Ведь у каждого члена  жюри свой вкус и свои пристрастия, поэтому коллективное мнение жюри часто оказывается усреднённым. И когда фильмы отобранной для прокатного тура программы начинают ездить по городам, то мы вдруг для себя обнаруживаем, что зачастую по популярности у зрителей выигрывает фильм, не награжденный жюри, а, например, имеющий специальный диплом от одного из его участников. Как, например, в прошлом году получилось с башкирским фильмом «Пусть ветер унесёт мои слова» (режиссер Айнур Аскар), которому дал диплом оператор Андрей Кириллов (в его фильмографии работа над фильмами  «Москва – Кассиопея», «Отроки во Вселенной» и другими). То есть фильм мог бы не попасть в список – а он выиграл!

Он выиграл «лучшим короткометражным фильмом с точки зрения зрителей. Да и киноакадемики дали ему высокую оценку. Это говорит о том, что ошибки случаются. Поэтому мы делаем несколько «срезов» мнений, проводим разные голосования. Часто в разных городах выигрывают различные фильмы. Может быть, это связано с различием в менталитете. Бывают, конечно, и абсолютные рекордсмены – как фильм «F5», который завоевал у нас все, что только можно, и затем собрал многочисленные награды на других фестивалях.

Прокат и голосование академиков идут в течение года, а на церемонии открытия следующего фестиваля мы вручаем приз.

Про революцию скрытых возможностей…

На третьем фестивале «Арткино» мы устроили 3D-революцию. Тогда мы впервые в стране сделали номинацию короткометражных 3D-фильмов. Мы боялись, что фильмов нам не пришлют, поэтому один фильм сняли самостоятельно. А чтобы зрители поняли, что НЕ МЫ взяли эту технологию у американцев, а ОНИ у НАС, мы показали на церемонии Открытия отрывок из советского 3D-фильма 1947 года  «Робинзон Крузо» и ещё несколько маленьких фильмов разных годов.

Затем, в продолжение темы технологий и кинонауки, мы стали вручать Приз «За авторский вклад в развитие кинотехники». Нам было очень приятно, что объявление о появлении нового Приза на «Арткино» сделал в своём видеообращении создатель компании IMAX Грем Фергюссон из Канады.

И в день закрытия фестиваля нашему первому призеру как раз исполнилось 100 лет – он вышел на сцену и произнес речь о кинематографе будущего.  Это был создатель голографического кино Виктор Григорьевич Комар. С тех пор премия у нас стала ежегодной, мы ее вручаем на закрытии. Второй раз мы ее вручали Сергею Астахову – создателю всяких приспособленией, хитростей и штучек для решения творческих задач кинооператоров. В этом году мы наградили Сергея Николаевича Рожкова, который внес большой вклад в объемное кино – то, что сейчас называют 3D-кино, а раньше называли стереокино. Благодаря технологии, в создании которой он участвовал, – «Стерео-70» – наша страна получила награду от Американской киноакадемии – так называемый «технический «Оскар».

Мы бьемся за то, чтобы, наконец, вспомнили, что существует еще кинонаука и что без кинонауки нет производства собственной кинотехники. Без производства собственной кинотехники ты вечно находишься в зависимости от внешних производителей, которые могут продать новую камеру, а могут не продать, а если продадут плохую, то ты даже не сможешь ее усовершенствовать. Сейчас идеи некоторых наших соотечественников реализует, например, компания Panasonic. Надо самим выпускать технику, надо самим эти креативные идеи внедрять в жизнь. И с помощью нашего фестиваля и этого приза мы пытаемся привлечь внимание к этой проблеме.

Поэтому на Закрытии 9-го фестиваля мы показали  отрывки из отечественного 3D-фильма 1941 года, который тогда за три месяца в кинотеатре Москвы посмотрели полмиллиона человек – смотрели без очков, в отличие от современных зрителей: нам пришлось на показе все-таки пользоваться этими костылями – очками, потому что чудо-экрана, разработанного нашими учеными, не существует на сегодняшний день; а вот тогда он существовал, и данное направление в кино очень хорошо развивалось.

Мы бьемся за то, чтобы, наконец, вспомнили, что существует еще кинонаука и что без кинонауки нет производства собственной кинотехники. Без производства собственной кинотехники ты вечно находишься в зависимости от внешних производителей, которые могут продать новую камеру, а могут не продать, а если продадут плохую, то ты даже не сможешь ее усовершенствовать. Сейчас идеи некоторых наших соотечественников реализует, например, компания Panasonic. Надо самим выпускать технику, надо самим эти креативные идеи внедрять в жизнь. И с помощью нашего фестиваля и этого приза мы пытаемся привлечь внимание к этой проблеме.

Мы считаем, что технология должна идти за творчеством, а не творчество за технологией. А то новые технологии появляются, а никто не может контент создать: никому не интересно. Когда есть творческая идея, а существующая технология не справляется с этой задачей, то она начинает развиваться естественным способом.

Спецпоказы 9-го фестиваля «Арткино» посвящены Году кино.

В этом году у нас расширилось количество площадок. Программы смотра идут в кинотеатрах «Космос», «Мир искусства», «Иллюзион» и «Звезда». Количество мастер-классов, которые мы проводим в рамках каждого фестиваля, сейчас также выросло. В программе мастер-класс Александра Бородянского, мой мастер-класс, посвященный голографическому кино (в «Центре искусств «Москва»). На Мосфильме прошел мастер-класс Карена Шахназарова, которому на церемонии Открытия мы вручили Приз «за выдающийся вклад в развитие авторского кино».

В этом году мы впервые ввели Приз за лучший региональный фильм. В связи с тем, что мы столкнулись с проблемой: картины, которые снимаются в регионах, не дотягивают с точки зрения технического качества, и Питер и Москва всегда выигрывают просто потому, что они технологически лучше оснащены. И мы решили ввести Приз за лучшее кино из регионов, чтобы из этого голосования убрать Москву и Петербург.

– Игровые фильмы, участвующие в конкурсе, поделены на три категории: до 5-ти минут, до 15-ти минут, до 30-минут. Как хронометраж влияет на форму и содержание?

– Формат 30-минут позволяет рассказывать более сложную историю в жанре драмы (этот жанр более свойственен для фильмов такого хронометража). Если мы возьмем 15-минутный формат, то этого времени, как правило, недостаточно, чтобы развернуть какую-то серьезную историю, но достаточно, чтобы создать некую динамику происходящего, как, например, в картине «Джи» Романа Сафина. Еще меньше это возможно в формате 5-ти минут. Пяти минутный фильм – это чаще всего анекдот или фильм-притча, как, например, «Молитва», где герой пытается отплыть на лодке, не замечая, что она привязана к берегу, но благодаря его усилиям веревка обрывается.

Мы считаем, что технология должна идти за творчеством, а не творчество за технологией.

Сейчас мы думаем о том, чтобы поменять номинации и сделать – до 10 минут, до 20-ти минут и до 30 минут. Мы часто видим по «дыханию» картин, что 15-ти минут маловато, а хочется 17-ть, но  сложно сравнивать 17-минутный и 30-минутный фильм – это разные истории. В прошлом году с пятиминутными фильмами вообще была «беда» – очень слабые пришли работы. В этом году мы собрали определенный «урожай». У нас традиционно сильные 30-минутки; в этом году по разнообразию, по свежим идеям очень подтянулись «пятнашки».

Радует, что в коротком метре люди могут быть творческими, разнообразными, что оно живое – оно живет!

– Как сейчас обстоят дела с вашим главным детищем – киношколой «Артерия кино»?

– Киношкола «Артерия кино» переживает очередное обновление.

Теперь мы начинаем двухгодичный курс «Режиссера игрового кино» не с «Режиссуры изображения» как раньше, а с изучения «Искусства мизансцены», потому что с выразительными мизансценами совсем стало плохо в отечественном кино. Создатель первой режиссёрской программы ВГИК Сергей  Эйзенштейн считал, что первый год обучения надо полностью посвятить мизансцене.

Курс разделяется на блоки «Режиссура времени», «Режиссура пространства», «Режиссура повествования», «Режиссура изображения», «Режиссура как практическая психология» – из них собирается базовый курс. А параллельно еще идут спецкурсы, например, «Работа с актером», «Особенности жанрового кино», «Пошаговая инструкция работы режиссера» и так далее. Несколько спецкурсов ведет у нас Владимир Алеников. Он их разработал в нашей киношколе, а теперь наработки применяет и во ВГИКе, и а Академии Никиты Михалкова.

В этом году  я разработал  новый курс «Режиссер документального кино». Точнее его можно было назвать «Режиссура познавательного кино». В рамках первого курса студенты создавали фильмы об опыте российского кино, который огромен, а знают о нем крайне мало. Его надо актуализировать и популяризировать – его очень не хватает в профессии.

– Расскажите о вашем участии в проекте Киностудии им. Горького PROкино.

– Сотрудничество с киностудией имени М. Горького началось с того, что я снял для них документальный фильм «Первопроходцы российской киноиндустрии». Он рассказывает о том, как отечественное кино стало звуковым, цветным и объёмным – этой темой я увлекся благодаря нашему фестивалю. Потом  я предложил киностудии сделать цикл 13-тиминутных фильмов «История одного киношедевра». Причем взять фильмы, которые  вошли в утвержденную Министерством Культуры программу для изучения истории российского кино в школах.

На самом деле, я включился в эту работу после того, как осознал (только в этом году, кстати), что даже со студентами бесполезно заниматься, если они с детских лет лишены понимания, что кино – это искусство. Все это улетает в никуда – их переделать почти невозможно. Поэтому, например, французы начинают воспитание публики с первого класса. А потом эта «воспитанная» публика ходит стройными рядами в кинотеатры. Во Франции короткометражное кино поддерживается  Фондом кино, телевидением и регионами – на всех этапах. Там есть режиссеры и продюсеры, которые всю жизнь занимаются только короткометражным кино. И там есть рынок короткометражного кино. Есть индустрия, есть каналы. Исходя из идеи раннего воспитания публики я решил создать цикл о шедеврах российского кино. И меня поддержала Киностудия им. Горького.

В рамках проекта PROкино мы собрали спецкурс, участники которого погрузились в архивы, где по крупицам собирали информацию о фильмах, о режиссерах, о случаях на съемках. По итогам лаборатории появилось  пять 13-минутных новелл, которые сняли мои ученики и которые составили полнометражный альманах «История одного киношедевра». Премьера состоялась 30 сентября в кинотеатре «Иллюзион» в рамках фестиваля «Арткино». В этой же кинопрограмме мы показали первый отечественный цветной документальный фильм «Карнавал цветов» (реж. Николай Экк)

А 1 октября в «Иллюзионе» состоялся премьерный показ моего фильма «Первопроходцы российской киноиндустрии», после которого мы представили первый отечественный звуковой игровой фильм «Путёвка в жизнь» того же Николая Экка. Экк – режиссер-первопроходец, который осваивал одну инновацию за другой. Но сразу ставил себе высокую цель – создать не просто экспериментальный фильм, а произведение искусства. С показа его фильма «Путевка в жизнь» ежегодно в Италии  «итальянский ВГИК» начинают занятия со студентами, считая, что эта картина была предтечей итальянского неореализма. У нас мало кто об этом знает, и мне захотелось  эту ситуацию изменить и рассказать историю этого потрясающего человека.

2 октября в Иллюзионе» прошла премьера моего последнего фильма «Первооткрыватель Николай Экк»: эту возможность предоставил фестивалю телеканал «Культура», который выпустит фильм в эфир только в 2017 году. После него зритель увидел с плёнки первую отечественную цветную игровую картину «Соловей Соловушко» или «Груня Корнакова» (1936, реж. Николай Экк). Показом легендарного фильма мы завершили первую в России ретроспективу  замечательного режиссёра Николая Экка, которую мы посвятили году российского кино.

Беседовала Наталия Егорова

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

CAPTCHA ImageChange Image

ООО "МУВИСТАРТ" использует cookie (файлы с данными о прошлых посещениях сайта) для персонализации сервисов и удобства пользователей.
ООО "МУВИСТАРТ" серьезно относится к защите персональных данных — ознакомьтесь с пользовательским соглашением и политикой конфиденциальности
Принять