MovieStart

Сайт для молодых кинематографистов

MovieStart > Интервью > «Самое сложное в нашей профессии – ожидание»: Интервью с режиссером-дебютантом Григорием Коломийцевым

«Самое сложное в нашей профессии – ожидание»: Интервью с режиссером-дебютантом Григорием Коломийцевым

На днях объявили программу престижного кинофестиваля в Сан-Себастьяне, который пройдет в офлайн-формате 18-26 сентября. Драма выпускника ВГИКа Григория Коломийцева «Чупакабра» была отобрана  в специальную секцию для режиссеров-дебютантов New Directors Section.

“Чупакабра” – история о трудной доле девятилетнего мальчика Андрея, чье детство омрачено отсутствием родительской любви и заботы. Однажды в шторм мальчик находит на берегу собаку и принимает ее за Чупакабру — мифическое существо, которое, как считают в народе, нападает на домашних животных и питается их кровью. Андрей решает, что найденный им зверь обладает волшебной силой и сможет подарить ему такую жизнь, о которой он мечтает.

Редакция Moviestart пообщалась с Григорием о съемках, работе с детьми и вызовах начинающим кинематографистам.

Фото со съемок

Почему сюжет о мальчике и Чупакабре стал основой Вашего дебюта?

Когда я еще учился на 5 курсе, Продюсерский центр «ВГИК Дебют» заинтересовался мной. Я встретился с Федором Максимовичем Поповым, он предложил начать работу над дебютным фильмом и спросил, есть ли у меня сценарий. Я сказал: «Да, конечно, найду». Такой шанс не хотелось упускать, и я начал искать сценарий. Еще во время учебы у меня сложилось представление, что в полнометражном фильме, который я хочу снять первым, главным героем должен быть ребенок, место действия – побережье, а тема – столкновение человека со смертью, с мистическим смыслом. В своих короткометражных фильмах я часто поднимал эти темы. И когда я прочитал Симин сценарий (прим. – автор сценария Серафима Головченко), я сразу понял, что это то, что я искал. Отправил сценарий на студию, его одобрили и мы начали работать.

Вообще, мне кажется большой проблемой то, что, уже учась на пятом курсе и имея за плечами несколько коротких метров, студенты не думают о полнометражном дебюте, о том, что к выпуску у них точно должен быть сценарий, их собственный, или чей-то другой. Я был в числе этих студентов, но к счастью, быстро нашел «свой сценарий». Когда студии начинают звонить дебютантам ─ выпускникам  и пятикурсникам ВГИК, оказывается, что им просто нечего предложить продюсерам. Будучи пятикурсником важно думать не только о дипломном фильме, но и о дебютном сценарии.

Чему Вы научились за время работы над дебютом?

Самое сложное в нашей профессии – ожидание. Мы подали заявку в Министерство культуры, выступили на питчинге и попали в резерв. Соответственно, до нас так дело и не дошло. Это был такой длинный год ожидания. На следующий год карты сошлись – нам выделили грант на съемки. И одновременно с этим я попал в программу в Испании для режиссеров-дебютантов «Ikusmira Berriak» в рамках 66-го кинофестиваля в Сан-Себастьяне. Когда выделяются деньги, ты понимаешь, что теперь пути назад уже нет и в этом смысле главное – не перегореть. Замечательно, что за год, когда мы ждали до следующего пичтинга, студия «ВГИК-Дебют» не отказалась от проекта, продюсер и руководитель студии Федор Попов сохранил его и бережно относился. И я не опустил руки, желание снимать было сильным. Все это время я собирал команду, работал над художественным решением.

Фото со съемок

Как Вы попали в программу «Ikusmira Berriak» и как это помогло в работе над картиной?

У главных фестивалей, таких как Берлинский, Каннский, фестиваль в Сан-Себастьяне есть программы – резиденции по поддержке молодых режиссеров, своего рода лаборатории. В Каннах, например, она длится 5 месяцев и туда может податься любой режиссер из любой точки мира. В Берлине лаборатория только для тех, кто уже участвовал в Берлинском кинофестивале. В Сан-Себастьяне сочетаются два этих разных подхода, есть 4 места, для любого молодого кинематографиста, есть место для тех режиссеров, кто участвовал у них в студенческом короткометражном конкурсе. Дважды до этого я принимал участие в короткометражном конкурсе Сан-Себастьяна с курсовым и с дипломным фильмом и подал заявку на участие в программе. Они меня отобрали и на 2 месяца я стал участником этой программы. В рамках такого обучения ты постоянно общаешься с уже опытными международными кинематографистами, которые читают твой проект, делятся своим мнением, ощущением, опытом. Как итог – питчинг на кинофестивале в Сан-Себастьяне. В лаборатории идет не сколько работа над сценарием, скорее ты уже как режиссер работаешь над решением фильма. Плюс организаторы показывают свою заинтересованность в тебе и в проекте.

Очень важным фактором было то, что у меня уже было подтвержденное сотрудничество со студией «ВГИК Дебют». Потому что у всех участников, нас было пятеро, уже были продюсеры и студии. Организаторам фестиваля это говорит о том, что в стране режиссера уже есть поддержка в  лице продюсера, что этот проект – не кот в мешке, а должен состояться. Для организаторов лаборатории была уникальна сама студия, которая поддерживает не просто дебютные фильмы, а именно вгиковских выпускников. Это было им очень интересно, приятно и они это не раз подчеркивали: представляете, есть такая студия. Аналогов «ВГИК Дебюту» у них в Испании нет.

Начинающему режиссеру важно самому уметь продвигать свои работы?

Свои короткометражные студенческие работы я отправлял на множество фестивалей, начиная с главных, затем после премьер,  на второстепенные. В отправке заявок помогал и международный отдел ВГИКа.

Участие в фестивалях – безумно важная история. Кинематографистов все больше, фильмов все больше. На международные фестивали приходят по 4-5 тысяч коротких метров, нужно пытаться и подавать, чтобы тебя где-то заметили. Благодаря участию в фестивалях обо мне узнал и «ВГИК Дебют». Я не побеждал на фестивале ВГИК, был только призером , но у моих работ была очень большая международная фестивальная история. Я постоянно куда-то летал, об этом знал международный отдел ВГИКа, Татьяна Турсунова (начальник отдела международных связей ВГИК им. С.А. Герасимова) говорила продюсерам обо мне, показывала мои короткие метры. Фестивали мне очень помогли снять полнометражный дебют, привлечь к себе внимание.

 

Чем отличаются съемки полного метра от студенческих работ?

В первую очередь, что я понял, это дистанция. Во время профессиональных съемок полнометражного фильма появляется такое количество факторов, которые удлиняют дистанцию производства. В студенчестве все делается на запале, бесплатно, все готовы работать даже без еды, здесь же такого нет. Плюс в производстве полнометражного фильма гораздо большее количество смен, нужно понимать, что лучше максимально подготовиться, просчитать разные варианты развития событий, быть готовым поменять какие-то художественные решения. Кино – это производство, долгое, сложное.

Были ли какие-то мистические моменты во время съемок?

Такого было много, все вспомнить трудно. Так, в начале первой смены, когда я по традиции разбивал тарелку, пролилась моя кровь, и я всю смену ходил с забинтованным пальцем. Мы посчитали, что это «знак Чупакабры», что она с нами. Также, когда мы заканчивали смену в деревне и уже собирали оборудование и заходили в автобус, вдруг раздались выстрелы. Оказалось, какой-то мужчина побежал за лисой, которая пришла и своровала кур из курятника. Мы подумали, что это пришла Чупакабра и это тоже  –  про наш фильм.

Фото со съемок

Каково было работать с ребенком?

С Платоном (прим. – Платон Кузмич) было очень классно. Платон из актерской семьи, его мама – актриса Дарья Храмцова. Это большой плюс: мама понимает, что такое съемки и у ребенка – соответствующее воспитание. Как раз во время программы в Испании я составил большую концепцию, как работать с ребенком, как с ним репетировать и потом начались пробы. Платон был третьим ребенком, который пришел на пробы. Наш кастинг-директор Даша Коробова увидела его в коридоре кинотеатра «Соловей», которого уже нет. У нее что-то щелкнуло, она запомнила этого парня и привела его. Я сразу почувствовал, что это человек, похожий на меня, в первую очередь, и сразу увидел его в фильме. Потом у нас было еще два месяца проб, отсмотрели кучу детей, и я все-таки вернулся к Платону. Но когда я попытался с ним в подготовительном периоде порепетировать, я понял, что тот подход, который я придумал сам себе, абсолютно не работает с Платоном. Мне пришлось просто под него подстраиваться. Главное, я не хотел, чтобы он что-то играл, выдумывал. Я работал с ним, как с остальными артистами. Мне было важно, чтобы он оставался собой в предлагаемых обстоятельствах. Он много работал и проявил себя настоящим героем. Я счастлив, что познакомился с ним.

Фото со съемок

Какими важными мыслями Вы бы поделились с начинающими кинематографистами?

В первую очередь, как бы это больно и сложно не было, нужно ответить себе на вопрос, твоя это профессия или нет, получаешь ли ты удовольствие от того, что ты делаешь или это доставляет тебе только страдания. Это главное. Если ты понимаешь, что да – ради этого ты учился 5 лет, отдал 5 лет своей жизни, ты пробьешь эту стену. Будешь ждать 3 года, 5 лет, но ты это сделаешь.