MovieStart

Сайт для молодых кинематографистов

MovieStart > Интервью > «Вселенная подмигнула нам»: Интервью с режиссером Ольгой Арлаускас о проекте «НАЙДЕН_ЖИВ»

«Вселенная подмигнула нам»: Интервью с режиссером Ольгой Арлаускас о проекте «НАЙДЕН_ЖИВ»

30 июля 2020 года на интернет-сайте найден-жив.рф, в Youtube и социальных сетях состоялась премьера первой серии четырехсерийного интерактивного веб-сериала «НАЙДЕН_ЖИВ» о поисках пропавшего в лесу мальчика. Это совместный проект Лаборатории Социального Кино «Третий сектор» и поисково-спасательного отряда «ЛизаАлерт». В сериале, основанном на реальных историях, зритель сможет полностью погрузиться в атмосферу поиска посредством решения интерактивных элементов (игровых механик, квестов, тестов).

Сегодня мы решили взять интервью у автора сценария и режиссера проекта «НАЙДЕН_ЖИВ» Ольги Арлаускас и узнать у нее о том, как возникла идея проекта, как шло взаимодействие с отрядом «ЛизаАлерт» и многое другое.

 

Расскажите подробнее о том, как возникла идея проекта?

С «ЛизаАлерт» мы знакомы давно. Мы снимали про них документальный фильм «Спасти ребёнка» для Первого канала в своё время, потом документальный фильм, «ЯВОЛОНТЁР. Истории неравнодушных». Фильму два года, и он в своё время наделал много шума, потому что для документального проекта была колоссальная аудитория, которую удалось ознакомить, в частности, с существованием «ЛизаАлерт» и их поисковой деятельностью. 12 миллионов человек посмотрели фильм, и у них была возможность, в общем-то, и вступить в ряды отряда, на что мы очень сильно рассчитывали, потому что от количества волонтеров на поисках зависит результат. Чем больше людей – тем больше шансов на «Найден, жив», а ведь бывает и по-другому. «Лиза Алерт» – это уникальный отряд суперпрофессионалов. Это не просто люди-энтузиасты, которые пошли в лес или в город искать пропавшего человека, а это люди, которые делают это на высочайшем уровне. Всё работает как часы, это суперэффективный отлаженный механизм.

Вспомнили, что в этом году исполняется 10 лет с даты создания ПСО «ЛизаАлерт». Поняли, что хорошо бы эту дату подсветить и, опять-таки, собрать внимание большого количества людей. До этого занимались документальным  импакт-кино – это когда кино призвано не просто развлечь зрителя, но призвано побудить его к каким-то действиям после просмотра. Например, был у нас проект «Услышь меня» про глухих людей, потом, по фидбэку, стало очевидно, что глухая аудитория  вдохновилась этим фильмом, мне даже пришло письмо от человека, который писал: “Спасибо большое! Я после этого фильма хочу действовать, хочу жить! Вы, фактически, вытащили меня из петли” – вот такой был эффект от фильма. Или, другой человек, слышащий, написал, что он хочет изучать язык жестов, чтобы стать переводчиком и, тем самым человеком, который соединяет два мира: неслышащих и слышащих. Таких фильмов, с последующим изменением жизни людей, у нас было достаточно много, и мы всегда выбираем такую тематику, которая, с одной стороны,  может быть привлекательной и интересной, а с другой – социально ответственной, которая могла бы повлечь за собой преобразования. Я хочу снимать такое кино, которое бы сделало из моей страны место более комфортное, спокойное и безопасное для моих детей.

Возвращаясь к теме «ЛизаАлерт»,  мы поняли, что ещё один документальный фильм делать про них не стоит, и стали думать в сторону, может быть, какого-то художественного фильма, может, какой-то видеоигры – то есть человек садится и играет в то, что он поисковик и ищет через видеоигру пропавшего человека. И, в итоге, мы с нашими коллегами по IT – это Павел Косяков и Александр Сухачёв, пришли к тому, что мы хотим создать проект, заточенный, в основном, под молодёжную аудиторию, на стыке игрового сериала и видео-игры, что позволит зрителю «поиграть» за героев фильма.

Я написала очень быстро заявку, которую мы подали на конкурс ИРИ – это Институт Развития Интернета. Я, честно говоря, особо ни на что не рассчитывала, но мы прошли все этапы конкурса, стали одними из победителей наравне с крупными компаниями типа «Базилевса» и других мастодонтов. И очень быстро нужно было приступать к съёмкам. Я, как человек, который дебютирует в написание игрового сценария и снимает его, решила, что буду опираться, конечно, в первую очередь, на свой документальный опыт и постараюсь создать максимально реалистичный проект, в котором нет картона, в котором нет ляпов, в котором нет фальши – для меня это был один из приоритетов.

Как вы взаимодействовали до проекта и во время съёмок с отрядом «ЛизаАлерт»?

Я консультировалась с несколькими специалистами отряда «ЛизаАлерт» для того, чтобы снять вначале с них фактуру, то есть как это работает, как они действуют, а потом, уже создав сценарий, дать его им почитать, чтобы они могли отредактировать и помочь устранить какие-то неточности. Работа эта очень трудоёмкая, потому что, на самом деле, в документальном кино сама жизнь за тебя пишет сценарий и придумывает всё. Тебе остаётся занять правильную точку зрения и зафиксировать это. А в игровом кино ты должен продумать всё наперёд, всё предусмотреть и всё, что в кадре, должно быть создано заранее. Вот, пройти по этой тонкой грани между документальностью и тварностью было очень непросто. В этом смысле то, что «ЛизаАлерт» так откликнулись и захотели поучаствовать и помочь в съёмках – это было очень здорово, большая удача.

 

Теперь, когда все съемки позади, поделитесь, пожалуйста, впечатлением от процесса. Что было самым трудным? Были ли какие-то яркие и запоминающиеся моменты?

Мы создали на площадке мир, который максимально приближен к реальному поиску. У нас все эпизодические роли играли сами «лизаалертовцы», а актёрам оставалось у них учиться, раствориться в этом мире, в этом реальном отряде. Стоит «лизаалертовцам» надеть их оранжевую флиску или оранжевый жилет – это форма для поиска, специально яркая, чтобы было видно в лесу, в листве – стоит им взять рацию в руки и представить себе, что они идут в лес искать ребёнка – у них сразу меняется взгляд и походка, и они действительно, на глазах у тебя, превращаются в поисковиков, хотя только что эти люди приехали на разных машинах, с разных мест работы, у всех разные жизни, разный социальный статус, разное образование, разный стиль жизни. Но когда они переодеваются, когда они выходят на поиск, они все становятся одержимыми , в хорошем смысле этого слова, людьми, которые должны спасти, вот сейчас, вот здесь, должны спасти ребёнка. В нашем случае, в игровом сценарии, это был мальчик Костя 5 лет, который был на отдыхе с родителями в лесу и просто пошёл не в ту сторону – так оно обычно и бывает. Мальчик по имени Костик.

Когда мы снимали сцену «Найден. Жив» – это  сцена, когда в штаб сообщают, что мальчика нашли, и он жив – в этот же момент «лизаалертовцы» сказали, что ребёнок, которого параллельно с нашими съёмками в реальной жизни искали в Перми, по имени Костя, что его нашли: «Найден, жив!». И когда отряд ликовал по поводу нашего вымышленного Костика, они на самом деле ликовали по поводу реально найденного мальчика Кости. Вот такое совпадение. Это была суперэмоциональная съёмка, когда даже у меня и у всей съёмочной группы, и у всего отряда были слёзы счастья. Я верю в такие совпадения и думаю, что это Вселенная подмигнула нам, что, всё-таки, мы ради чего-то хорошего снимаем это кино – такая перекличка с Мирозданием.

Сложностей на проекте было очень много. Как я уже говорила: во-первых, сроки, во-вторых, погодные условия. Мы снимали в лесу, находиться так долго в лесу не очень приятно. Одно дело – приехать в хорошую погоду и совершить променад, а другое дело – это в любых погодных условиях – в грозу, ветер, дождь, когда МЧС тебе присылают оповещение о том, что сидите дома, и в 20 метрах от съёмочной группы действительно с треском падает дерево, мы всё сворачиваем и прячемся, действительно, до жары, пекла, когда клещи, комары, после грозы парит, реально парит, просто плаваешь в этом  горячем мареве, в этом горячем воздухе – это весьма физически непросто. И добиваться какого-то художественного результата в таких условиях тоже очень сложно. Но самое сложное было, пожалуй, то, что в роли «потеряшки» я снимала собственного сына, его зовут Марк Тихонов-Рау, у него актёрский дебют. Управлять собственным ребёнком на съёмочной площадке очень сложно. В этом плане очень помогал оператор-постановщик, Ярослав Процко, потому что во мне боролись две сущности: режиссёр, который  должен добиться хорошего результата и заставлять Марка ещё раз и ещё раз делать дубли, где он падает, где он ползёт, где он пролезает сквозь бурелом; и мама, которая хочет только обнять и пожалеть. Ну, всё-таки, я подавила в себе мать и позволила оператору-постановщику довольно серьёзно беседовать с моим сыном, чтобы он, всё-таки, слушался, собрался и выдал художественный, актёрский результат, который вы увидите на экране. В общем, надеюсь, что ставку была сделана на правильного артиста.

 

Как Вам кажется, за интерактивным кино – будущее?

По поводу будущего кинематографа, честно скажу, не знаю зачем будущее. Потому что в кинематографе были разные эксперименты. Была такая гипотеза, что при возникновении телевизора в кинозал пойдёт меньше людей – но это совершенно не так. Была идея того, что кино в 3D обязательно победит обычное кино, плоскую картинку – но это не так, как мы видим, люди с удовольствием ходят на кино, которое не 3D. Не знаю, сложно прогнозировать по поводу интерактивного кино. Я нахожусь в фазе эксперимента, мне интересно, у меня драйв. Пожалуй, это на сегодняшний момент самое главное.

 

Планируете ли продолжить проект и выпустить новый сезон, который позволит зрителям ещё глубже вникнуть в работу поисково-спасательных отрядов?

По поводу второго сезона ничего не знаю, я сейчас с замиранием сердца жду реакции зрителя, и дальше видно будет.

 

Что бы вы могли посоветовать начинающим кинематографистам?

Во-первых, я им желаю найти те темы, истории, сюжеты, которые их по-настоящему волнуют, потому что если это умозрительный выбор, то, боюсь, ничего путного снять не получится, должно быть что-то очень будоражащее лично человека, чтобы у него хватило сил, энергии преодолеть все сложности и двигаться дальше. С другой стороны, хотела бы посоветовать не бояться искать новое, откладывать какие-то идеи – не бросать, а именно откладывать, дать им отлежаться в сторонке, браться за новые идеи, продвигать их и экспериментировать, искать, искать пути. Свои идеи доносить до зрителя так, чтобы и зрителя ваша тема тоже волновала.