MovieStart

Сайт для молодых кинематографистов

MovieStart > Интервью > “Мы объединились для решения глобальной задачи – создания надежной репутации российской короткометражной индустрии на международном рынке”: Интервью с командой VOSTOK и Eastwood Agency

“Мы объединились для решения глобальной задачи – создания надежной репутации российской короткометражной индустрии на международном рынке”: Интервью с командой VOSTOK и Eastwood Agency

Ольга Баженова и Янна Буряк подписывают соглашение о сотрудничестве

21 сентября завершается прием заявок на Конкурс короткого метра от агентств Eastwood Agency и VOSTOK. Победитель конкурса получит комплексное продвижение проекта на фестивали с покрытием расходов на entry fees и международную дистрибуцию своего фильма. Агентства объединили свои каталоги для более продуктивного продвижения короткого метра в России и зарубежом. Редакция Moviestart пообщалась с генеральным директором VOSTOK Янной Буряк, управляющими партнерами Eastwood Agency Ольгой Баженовой и Екатериной Русакович о продвижении короткого метра, мировых фестивальных тенденциях и о том, что ждут международные  смотры от российских режиссеров.

Какие, на Ваш взгляд, сейчас существуют возможности продвижения короткого метра? Есть ли какие-то “классические стратегии”?

Ольга Баженова: Именно для этого, для открытия новых возможностей мы и анонсировали  союз  двух агентств Eastwood Agency и VOSTOK. Наша задача —  аккумулировать силы, развить концепцию продвижения короткометражных фильмов и усилить профессиональные позиции на рынке. В мире продвижение короткого метра строится по комплексным правилам. Полный цикл включает в себя фестивальную и затем уже коммерческую дистрибуцию.

Екатерина Русакович: Три главные составляющие уважаемого фестиваля — кураторские программы, деловые сессии и кинорынок в случае самых крупных площадок. Конкурсные и внеконкурсные показы — это возможность для автора представить фильм профессиональному сообществу, зрителю и получить от них фидбек. Показы и Q&A сессии — это диалог, в поисках которого и начинают снимать кино. Деловые программы — комплекс мероприятий, нацеленных на получение и развитие новых знаний, навыков, компетенций и укрепление социальных связей. Третий блок — кинорынок — место, где заключаются сделки. Вот ряд возможностей, которые фестивали предоставляют режиссерам короткого метра даже в сложном текущем году. Ключевые смотры (например, Encounters, Vienna Independent Shorts, Internationale Kurzfilmtage Winterthur, Krakow Film Festival), вынужденные в этом году проводить свои выпуски в онлайн-формате или гибридной форме, прикладывают максимум усилий для сохранения всех деловых активностей. Кинорынки International Clermont-Ferrand Short Film Festival и Torino Short Film Market с фокусом на короткий метр уже объявили даты проведения.

Янна Буряк: Наша задача, как дистрибьютора короткого метра —  распространить короткометражный фильм по максимальному количеству платформ. Есть страны, в которых показывают короткий метр перед полнометражным фильмом. Это одна из форм проката короткого метра помимо альманахов. Потом мы предлагаем эти фильмы телеканалам. Почти в каждой европейской стране есть телеканал, который показывает короткий метр. Больше всего платят за него Франция и Германия. После телеканалов мы предлагаем короткий метр различным VOD-платформам. Да, и YouTube никто не отменял: это уже самый последний этап, по прошествии нескольких лет можно выложить свой фильм на курируемый YouTube-канал. Так что здесь мы идем от самого большого экрана до самого маленького.

Следует добавить, что этими платформами дистрибуция не ограничивается, поскольку есть возможность продать фильм для образовательных показов, например, университету, посольству. Поэтому важно присутствовать на кинорынках, чтобы общаться с максимальным количеством людей, которые устраивают тематические показы, специальные программы.

На фото: Пресс-конференция в российском павильоне на Каннском кинофестивале

Ольга Баженова: Мы объединились для решения и более глобальной задачи. Важно создать надежную репутацию российской короткометражной индустрии на международном рынке. Все ждут появления узнаваемого индустриального бренда, под крышей которого коллегам будет легче работать, интегрироваться в мир. Сейчас репутация российского короткого метра очень разрознена, основана на частных успехах отдельных фильмов и не может оформиться в лобби. Поэтому нам всем нужна консолидация, и мы уже начали работать в этом направлении.

Наш конкурс — тоже шаг в эту сторону. Первоочередная задача — собрать каталог из ярких российских фильмов, системно работать с ними в течение года, открыть новые горизонты для авторов. Ну, и важно наконец удивить отборщиков и байеров, дать понять, что мы готовы работать на качественно ином уровне: предложить всё лучшее и в одном месте.

Внутреннему рынку тоже нужна поддержка. У нас есть отличные студии и продюсеры, которые верят в короткий метр и делают успешные фильмы, но не получают гранты или субсидии под производство короткого метра. Хотелось бы, чтобы их возможности не были столь ограничены. Конечно, в мире короткий метр тоже часто результат инициативы частных продюсеров и киношкол, но и известных студий хватает — их логотипы встречаешь в программах всех топовых фестивалей. 

Екатерина Русакович: Действительно, мы ставим перед собой задачи, которые касаются и внутреннего российского рынка. Важно, чтобы со временем появился кинофестиваль короткометражного кино, который был бы конкурентоспособным в борьбе за премьерные фильмы с иностранными смотрами, который своей программой, количеством участников и гостей, качеством призов и теми возможностями, которые эти призы открывают для авторов, соответствовал крупным европейским, азиатским и американским площадкам. К сожалению, на данный момент у нас нет ни одного фестиваля короткого метра с квалификацией Оскара, Европейской или Британской киноакадемий. Но для развития индустрии короткометражного кино такой фестиваль жизненно необходим.

Если продолжать тему премий, то подавляющее число российских киношкол не имеет аккредитации от Оскаровского комитета, поэтому студенческие фильмы даже после громких премьер на престижных фестивалях невозможно выдвинуть на студенческую премию. Сейчас мы как раз консультируем несколько киношкол на предмет получения такой аккредитации.

Не хватает комплексной поддержки и в разработке короткого метра. Например, Молодежный центр Союза кинематографистов России проводит питчинги по всей стране и тем самым  способствует развитию регионального кино. Но необходимо организовывать не только питчинги, но и лаборатории по разработке и созданию проектов. Лаборатория, как один из акторов индустрии, влияет и на качество фильмов, и на их дальнейшую судьбу.

Короткому метру очень нужен фонд, по типу европейских с системной поддержкой в производстве и продвижении. Важно помнить, что короткий метр — это не только форма выражения для молодых и начинающих авторов, но это и отдельный вид искусства, к которому обращаются уже известные режиссеры. Вспомним фильм «Что сделал Джек?» Дэвида Линча, который в начале года опубликовал Netflix. Как самостоятельный вид искусства, короткий метр требует такого же внимания и такой же поддержки как и любые другие виды кинематографа.

Ольга Баженова: Абсолютно согласна с тем, что в России нет мощного международного кинофестиваля, посвященного исключительно короткому метру. Нужно понимать, что мы привыкли играть в одни ворота и все время задавать вопросы в ключе «а что нам могут дать западные коллеги?». Но это так не работает! В Европе вот как работает: англичане поддерживают французов потому, что французы поддерживают англичан. Когда у нас появится серьезный, постоянный фестиваль с объемом программы в 250 короткометражных фильмов, где 200 слотов будет выделено под иностранные фильмы, с международным питчингом и призовым фондом, тогда ситуация изменится.

Конечно, хочется развивать интеграцию с Европой и с другими странами. Россия не является официальным участником многих грантовых программ, например, мы не включены в копродукционный форум Euro Connection, дающий большие возможности. Нам всем нужно изменить эту ситуацию.

На фото: Екатерина Русакович

А есть ли интерес у иностранцев в съемках короткого метра на территории России? Знаете ли вы уже реализованные успешные кейсы?

Екатерина Русакович: Да, интерес у иностранных авторов снимать в России есть, и более того, они это делают. На зарубежных фестивалях мы встречаем отличные картины иностранных авторов о России. Например,  в этом году в Роттердаме показывали фильм Sun Dog, снятый бельгийским режиссером в Мурманске. На мой взгляд, это неправильно, что мы узнаем об этом постфактум, когда смотрим уже готовый фильм на фестивале. Россия, как принимающая сторона, должна создавать условия и оказывать поддержку в том числе информационного характера для привлечения большего количества авторов.

Янна Буряк: И я могу подтвердить это тоже собственным опытом. Мне, как продюсеру, каждый год стабильно поступает такой запрос. До пяти проектов в год, несмотря на то, что я к этому не прилагаю усилия. Это короткие метры, которые хотят снимать на территории России, которые ищут поддержку и не знают, куда обратиться. Мы вели переговоры с московской кинокомиссией на этот счет в прошлом году, когда запустили VOSTOK. Как и полному метру, короткому метру очень важна локальная поддержка, поддержка местных продакшенов и кинокомиссий.

Почему необходимо обращаться к профессионалам в вопросах продвижения своего короткого метра? Или можно продвигать свою работу самостоятельно?

Ольга Баженова: Работа в международной индустрии устроена так, что между автором и фестивалем или байером всегда есть профессиональный посредник. Так функционирует рынок. Режиссеры, продвигая свои работы, могут допустить много ошибок, и, как следствие, разочароваться в этой истории и в своих силах. Нужно прислушиваться к экспертам.

На фото: Стенд VOSTOK на кинорынке в Клермон-Ферран

Расскажите, пожалуйста, об успешных кейсах международного продвижения российского короткого метра.

Екатерина Русакович: Несмотря на то, что Eastwood Agency всего полтора года, в нашем каталоге больше 120 только короткометражных фильмов, а мы работаем и с полными, и средними метрами. У всех картин довольно высокие количественные показатели по участиям в фестивалях. Но есть ряд фильмов, у которых фестивальная жизнь сложилась наиболее ярко. Например, неигровой фильм «Переходный возраст» Елены Кондратьевой в прошлом году завоевал приз на Dok Leipzig. Фестиваль квалифицирован Оскаром, поэтому в этом году мы смогли подать заявку на премию. У другой документальной картины «Золотые пуговицы» Алексея Евстигнеева премьера состоялась весной этого года на крупнейшем фестивале неигрового кино в Швейцарии — Visions du Réel, где фильм сразу отметили призом — IDFA Talent Award. Награда представляет собой приглашение к участию в специальной индустриальной программе  фестиваля IDFA с покрытием всех расходов. На Krakow Film Festival «Золотые пуговицы» завоевали два важных приза: Silver Dragon Award и возможность выдвигаться на премию Американской киноакадемии и Best European Film, благодаря чему проект автоматически стал кандидатом на премию Европейской киноакадемии в секции Лучший короткометражный фильм.

Из игровых фильмов стоит отметить «Отпуск» Антона Сазонова. Мировая премьера на фестивале в Локарно и тоже сразу приз. Затем череда участий на американских фестивалях, начиная с крупнейшего — Sundance, потом Telluride Film Festival, Beach Film Festival. Можно говорить о большом успехе фильма на американской фестивальной сцене, поскольку российское кино, к сожалению, редко оказывается в программах топовых смотров в США. Это обусловлено, в первую очередь, нашей географической отдаленностью друг от друга. В октябре у фильма состоится британская премьера на Raindance Film Festival, там же покажут фильм «Суп» Инги Сухоруковой, мировая премьера которого прошла на Tribeca Film Festival, а российская — пару дней назад на «Кинотавре».

Ольга Баженова: Такие результаты дают нам возможность радоваться за российское короткометражное кино в целом. Этот тяжелый, раздрайный год парадоксальным образом можно считать самым успешным для нашего короткого метра. Российские фильмы никогда так мощно не были представлены на топовых короткометражных фестивалях, как в сезоне 2019-2020. Возможно мир этого пока не заметил, но нам всем стоит гордиться тем, что даже без серьезной поддержки и с независимыми инициативами наше кино активно развивается и приобрело свой знак качества.

Янна Буряк:  В прошлом году у VOSTOK был очень резкий взлёт. Тот интерес, который проявил к нам внешний и внутренний рынок, мы его отчасти ожидали, но мы не ожидали, что он будет настолько велик. Мы осознали, насколько создатели короткого метра «беспризорные», насколько они вообще одни. Конечно, есть киношколы, которые замечательно выполняют работу по поддержке своих студентов, их направляют в нужную сторону. Например, Московская школа нового кино, школа «Индустрия», МШК очень ответственно этим занимаются. Хочется видеть больше такого подхода со стороны российских киношкол. Но после этого резкого взлета в августе прошлого года я попала в больницу, и 8 месяцев у меня не было физической возможности просто взять телефон в руки, не то, что работать. Для меня это была катастрофа, и я, естественно, принесла свои извинения всем правообладателям, за чьи работы я несла ответственность. Произошла форс-мажорная ситуация, многие из сделок, которые были запланированы после Канн, сорвались. И я очень благодарна тем правообладателям, с которыми истекли лицензии, но они на сегодняшний день готовы продлить с VOSTOK свои договоренности, чтобы дальше с нами идти и развивать короткометражный рынок вместе.

В этом году мы вернулись к тем сделкам, на которых остановились. Это партнерство с платформой T-Port, которая помогает как раз таким агентствам, как мы, и дистрибьюторам, правообладателям. Она связывает их с фестивальными директорами, с байерами, которых на рынке огромное количество. Это закрытая платформа для профессионалов по типу Festivalscope, где правообладатели, дистрибьюторы, киношколы выкладывают свои фильмы и общаются через эту платформу c байерами.

Следующее наше партнёрство — это Kinoscope. Kinoscope — самая быстрорастущая SVOD-платформа для авторского и экспериментального кино. Просто даже появиться на этой платформе это уже само по себе престижно, потому что у них очень большая кураторская работа, их часто сравнивают с MUBI. Однако, у них совсем разные модели того, как они эти фильмы выкладывают. На платформе MUBI можно посмотреть только 30 фильмов за раз. И они меняются каждый месяц. Вообще, для любого синефила MUBI — это платформа номер один. Там есть и старое кино, и ретроспективы, и абсолютно новое кино, и короткий метр, и игровой, и документальный. Если хотя бы по одному фильму в день смотреть на этой платформе на протяжении месяца, то очень многое становится понятно о международном кинематографе, как мне кажется.

А Kinoscope — более стандартная платформа, онлайн-кинотеатр, где эти фильмы лежат от трех лет. На платформе представлены фокусы на крупные фестивали, на национальные фильмы. Они предложили VOSTOK сотрудничество, и мы запустимся в этом месяце с фокусом на Россию через короткий метр. В программу войдут не только российские фильмы последних 2-3 лет, еще у нас есть, например, большая программа анимационного кино советской классики. Также мы будем делать ретроспективы.

Еще сейчас мы работаем с анимационным фильмом Кирилла Хачатурова «Голый». Запланирована продажа этого фильма на канал Arte. Фильм получил один из главных призов на крупнейшем фестивале анимационных фильмов в Анси в этом году.

Перспективы продвижения российских фильмов действительно большие, и мы специально подбираем в наш каталог картины, которые подходят под критерии закупщиков. Возвращаясь к фестивальному продвижению, хочется отметить, что фестивальное признание очень важно и оно дает преимущество фильмам хотя бы в том, что их точно посмотрят и рассмотрят телеканалы, но это не является единственным критерием, по которому эти фильмы телеканалами отбираются. Зачастую мы видим, что руководители департаментов короткометражного кино на телеканалах руководствуются своим личным вкусом. Это люди, которые держат свои позиции десятки лет, сами ездят по этим фестивалям, работают с определенным количеством проверенных дистрибьюторов, и они руководствуются не только престижем этого фильма. К ним может попасть фильм, который не имел такого громкого успеха, но который рекомендован определенными людьми или который они сами где-то посмотрели, так что, в целом, это демократичная среда.

В целом, дистрибуция короткометражного кино требует точечной фокусировки и специализации. Сложно заниматься и полным метром, и коротким. На российском рынке за последние 20 лет были люди, которые пытались заниматься дистрибуцией короткого метра, но по тем или иным причинам не были в этом успешны. И это всё-таки были компании, не сфокусированные эксклюзивно на коротком метре. Они ездили по фестивалям, по кинорынкам, их до сих пор помнят наши иностранные коллеги. Но, чтобы разбираться, например, в дистрибуции короткого метра, надо очень хорошо знать этот формат. То, как он финансируется, как он производится, как он продвигается — разбираться надо глобально. Эти компании не имели такого фокуса, и они разочаровались в том, сколько это денег им стало приносить, потому что они всё-таки ожидали большие бюджеты, сравнимые с результатами продвижения полнометражных фильмов. Я понимаю, что они разочаровались только потому, что не фокусировались на индустрии короткометражного кино, на этом рынке, а применяли модели продвижения и дистрибуции полнометражных фильмов к короткометражным фильмам, а это так не работает.

На фото: Команда Eastwood Agency и VOSTOK

Есть ли какие-то ожидания от России? Что будет принято более охотно зарубежными дистрибьюторами, фестивалями? Ждут ли «российской чернухи»?

Ольга Баженова: Считаю, нам пора перестать задавать вопросы о предубеждениях и ожиданиях от российского кино, но начать более осознанно относиться к собственному желанию попасть на эти самые крупные фестивали и рынки. Нельзя относится к попаданию в серьезную программу, как к некому случайному событию. Когда ты присутствуешь на показе, например, короткометражного конкурса Berlinale, понимаешь, что там нет ни одного случайного фильма. Не только c позиции темы сеанса и формата программы, но там нет и случайных авторов и студий, которые стоят за созданием фильмов. Даже самый странный и дикий фильм в конкурсе Берлина был на своем месте в общей концепции, как минимум по погруженности коллег в собственные высказывания и в осознанное творение фильмов. Кстати на фестивале есть своя система отслеживания авторов, кого они не взяли в программу, но заметили позже в конкурсах других крупных фестивалей. Они поднимают спустя время эти фильмы и делают аналитику, что это были за авторы, почему всё-таки они не обратили на них внимание. Это удивительно ответственный подход. Понимаете, это не история про «повезло-не повезло» и «сгоняем-ка мы пройтись по ковровой дорожке Berlinale».

Екатерина Русакович: Исходя из личного опыта не могу сказать, что у фестивалей есть набор особых критериев для фильмов из России. Фестивали ищут конфликтное и проблемное кино, которое отражает современное состояние общества, но при этом и талантливо снято. Киносмотры охотятся за картинами, которые способны их удивить формой высказывания и киноязыком. Аутентичность и разнообразие — ключевые слова для фестивалей, отсюда, например, и такой интерес к кинематографиям из стран Южной Америки, Африки, который мы наблюдаем в этом году на смотрах.

Янна Буряк: Самые талантливые картины — это картины, которые провоцируют диалог, некую полемику. Как раз вот такого не хватает — чего-то, что тебя заденет, спровоцирует на высказывание своего мнения по данной теме. И вот это здорово. Да, конечно, иностранному зрителю важно видеть фильмы о настоящей России, о её насущных проблемах. А у нас случается так — берем какой-то западный успешный кейс и его применяем к России, к нашей действительности. И делаем полную ерунду, никак не связанную с нашей страной и никак не связанную с нашим менталитетом, с нашей самобытностью. А мы очень самобытная страна. Наше искусство будет интересно миру, потому что мы уникальны и это действительно проявляется в нашем коротком метре.

Чтобы избавляться от любых подобных стереотипов о чернухе, необходимо формировать насмотренность. К сожалению, большинство людей вообще не смотрят то, что показывают на иностранных фестивалях. Я не считаю, что это  их вина, просто нет возможности смотреть эти фильмы.

Ольга Баженова: За эти шесть месяцев мир для нас стал ближе и нужно этим пользоваться. Всю осень крупнейшие фестивали и рынки будут проходить в гибридных формах, обязательно выделите время под аккредитации, отсмотр программ и работу на деловых площадках.  Кстати, на сайте Eastwood Agency вы можете найти подборку платформ, на которых можно смотреть отличный короткий метр круглый год!

#Росмолодежь, #Росмолгрант, #Ресурсцентр, #ВКМП, #Россиястранавозможностей

ООО "МУВИСТАРТ" использует cookie (файлы с данными о прошлых посещениях сайта) для персонализации сервисов и удобства пользователей.
ООО "МУВИСТАРТ" серьезно относится к защите персональных данных — ознакомьтесь с пользовательским соглашением и политикой конфиденциальности
Принять