MovieStart

Сайт для молодых кинематографистов

MovieStart > Интервью > «Я начала фильм с глаз одной героини и закончила глазами другой. Если мы будем более чуткими и внимательно, искренне посмотрим в глаза другого человека, то поймём, что он чувствует и испытывает такие же эмоции, как и мы»: Интервью с Ланой Влади, автором лучшего короткого метра Кинотавра

«Я начала фильм с глаз одной героини и закончила глазами другой. Если мы будем более чуткими и внимательно, искренне посмотрим в глаза другого человека, то поймём, что он чувствует и испытывает такие же эмоции, как и мы»: Интервью с Ланой Влади, автором лучшего короткого метра Кинотавра

18 сентября завершил свою работу 31 Открытый Российский кинофестиваль Кинотавр. В конкурсе короткого метра победила картина «Сера», снятая по одноименному рассказу Дмитрия Глуховского российско-итальянской актрисой и режиссером Ланой Влади. Фильм также получил Приз Гильдии киноведов и кинокритиков России «За социальную точность и художественный аскетизм». Редакция Moviestart пообщалась с Ланой о фильме, особенностях работы в России и Италии и дальнейших планах.

До картины «Сера» Вы работали в Италии. Как пришла идея снять фильм в России?  

Мне очень давно хотелось вернуться на Родину и снять что-то в России, на русском языке. Для меня это было важно и своего рода проба себя, как побороть какие-то внутренние барьеры. Когда я прочитала рассказ моего друга Дмитрия Глуховского «Сера», мне он очень понравился. Это случилось так: я была в Шереметьево, садилась на рейс, который летел в Рим. Увидела журнал «Esquire» с этим рассказом, купила его и перечитывала рассказ на протяжении всего полета. В нем что-то было такое, что меня очень сильно тронуло, поразило именно из-за потрясающего описания внутреннего мира персонажей. Этот рассказ стал прекрасным поводом для создания фильма. Я поговорила с Дмитрием, спросила у него разрешения, мы обговорили какие-то детали: я рассказала ему свою идею, он поверил мне. Сразу же после разговора я стала действовать, потому что хотелось снять фильм зимой, чтобы сохранилось вот такое холодное ощущение. 

Мы снимали в начале марта и на носу уже стоял карантин, что еще больше ускорило наш процесс. Во многом такой быстрой реализации помогла Алиса Ризатдинова, исполнительный продюсер «Серы», которая мне помогла собрать правильную команду: я же тут никого не знала. Мы познакомилась с оператором Григорием Калининым и втроем стали строить этот проект.

Вы работали дистанционно из Италии или сразу приехали в Россию?

На тот момент я снималась в Италии в одном проекте, а свободные дни постоянно занималась «Серой» и по возможности прилетала в Москву. Когда наконец освободилась от съемок, я прилетела и уже основалась в Москве. За месяц или полтора мы собрали всех и всё подготовили.

Кадр из фильма “Сера”

А как происходил выбор актрис: Вы уже изначально знали, кого хотите видеть в этом фильме или был какой-то кастинг?

Кастинга не было. И в двух своих предыдущих работах я никогда, особенно, кастинга не проводила, только для одной, когда мне нужна была маленькая шестилетняя девочка. А так я просто провожу встречи. Тут у меня был вопрос о двух актрисах. Я была знакома и с Наталией Чумбуридзе, и с Анной Слю и, когда прочитала рассказ, мне сразу показалось, что Анна Слю потрясающе сыграет Елену. Я ей дала сначала прочитать рассказ, потом мы обсудили, как я его хочу снять, и она тоже загорелась проектом и согласилась со мной работать на энтузиазме. А Наталия – молодая актриса, она только выпускается в этом году. С ней мы разговаривали на разные темы, я просто вела беседу, и она вообще ни о чем не подозревала, а я почувствовала, что в ней будет вот эта правильная внутренняя искренность и чистота, неиспорченность, какую я очень хотела видеть в этой героине. 

С актрисами во время подготовки мы делали достаточное количество проб. Мы сидели и разрабатывали текст вместе, придумывали миры этих героинь, понимали, что там у них внутри происходит. Все это совмещалось из-за нехватки времени с примеркой, с их детьми. Поэтому, было такое: уложили детей, а теперь идём заниматься работой.

В одном из интервью Вы говорили, что, когда снимали свои итальянские короткометражки, команда работала на энтузиазме. Отличаются ли чем-то съемки в России от съемок в Италии?  

Мне кажется, каждые съёмки, они отличаются, каждая съёмочная команда отличается от другой. Тут особенность была в том, что я никого не знала, действительно, это все были новые знакомства. Поэтому, тут за очень короткий срок нужно было собраться и познакомиться, и передать им то, что у меня было внутри. В съемочной группе у нас было очень много девочек, сложился достаточно женский коллектив. Был такой момент, когда мы встретились и стали всё обсуждать перед съёмками, сидели актрисы, продюсер Алиса Ризатдинова, художники по гриму, костюмам, художник-постановщик и единственный мужчина – оператор Григорий Калинин. Он шутил, что ему очень повезло.

Вопреки всем предрассудкам о том, что женский коллектив может быть немножко истеричный, у нас была безумно дружная команда. Было, действительно, такое ощущение, что все загорелись этим проектом, этой идеей и все очень хорошо работали. Все на съёмочной площадке, даже технические сегменты группы, были готовы работать в условиях переработок. У нас практически безбюджетный проект, поэтому все работали опять-таки на энтузиазме или за минимальные ставки. Мы все понимали, что хотим добиться правильного результата и никто не отступался пока мы не добивались того, чего хотели. Так, гримеры приезжали к Анне Слю домой в 4 утра, гримировали ее, в таком виде она отводила детей в школу, где пугала и детей, и родителей, и ехала на съемку, чтобы мы могли приступить к работе, как можно скорее. 

Сняли мы все за три смены, одна из которых была выездная, в Туле.

Съемочная группа фильма “Сера”

Действие фильма происходит в Норильске, по каким причинам не доехали туда?

Это очень далеко и там очень трудно снимать – необходимо специальное разрешение. Вообще, если снимаешь рядом с заводом, нужны разрешения, поэтому нас очень поддержала кинокомиссия Тульской области. Конечно, у нас просто не было ни времени, ни бюджета, чтобы поехать в Норильск и там могли быть проблемы с доступом к объекту, поэтому мы искали что-то максимально похоже. Этот завод для меня больше как метафорический лимб. 

Во время съемок нам очень сильно повезло с погодой, потому что за день до этого был дикий дождь, снег, завода практически не видно было. А момент съемок все наладилось. Какая-то магия кино помогла в последний момент. 

Сюжет картины довольно сложный, с моральной точки зрения. Что бы Вы сказали тем, кто подумает, что команда сняла очередную «фестивальную чернуху про Россию»?

Я понимаю таких людей и мне самой всегда жаль, когда Россию показывают в плохом свете. Тут была совершенно другая задача. Во-первых, мы говорим про человеческие жизни в определённых условиях, которые зависят от экологической ситуации. И Норильск в фильме может быть любым подобным городом. Норильск – город, построенный во времена Сталина на костях людей. Это вопрос о человеческих жизнях, а не желание показать Россию с чернушной точки зрения. Во всем мире люди часто живут в крайне недоброжелательных условиях, и загрязнение воздуха мне кажется очень актуальной проблемой, о которой стоит говорить.

Человеческие отношения чаще всего проявляются в экстремальных условиях. И самым важным для меня было показать диалектику отношений двух женщин, которые встречаются в такой жесткой ситуации с уже сформированным предвзятым мнением друг о друге, но в процессе дознания между ними происходит внутреннее сближение и они начинают чувствовать сходство. «Сера» – это психологический триллер, и он поднимает ряд больных мест: экология, домашнее насилие, взаимоотношения, ценности жизни. И это общие «больные» темы во всем Мире. И мне кажется, что об этом надо говорить, чтобы исправлять ситуацию. Искусство должно помогать делать Мир лучше.

Джек Николсон сказал: «Когда ты играешь святого или самого ужасного серийного убийцу, у тебя с персонажем все равно есть 80 или 90% общего, и ты должен работать над той маленькой долькой, которая остаётся». Наверное, так происходит и между людьми. Как актриса, я это понимаю. 

Если мы будем более чуткими и внимательно, искренне посмотрим в глаза другого человека, то поймём, что он чувствует и испытывает такие же эмоции, как и мы. Радуется, печалится, обижается.. Именно это была главная моя задача, главный мессадж, который я хотела донести до зрителя.

Кадр из фильма “Сера”

Почему Вы приняли решение выложить фильм в сеть, а не приберечь для фестивалей и показать широкой аудитории лишь через пару лет?

На самом деле, он размещен на KinopoiskHD только для территории России. Решение вместе с ними выпустить фильм было принято до того, как мы узнали о победе на Кинотавре.  Фестивальная история у фильма продолжается. Следующий показ состоится на Варшавском международном кинофестивале.  

Вам было важно, чтобы как можно больше российских зрителей увидели «Серу»?

Да, конечно. Я думаю все, кто делают кино, делают его для зрителя. Зрителю может понравиться или не понравиться, он может увидеть что-то своё, но фильм живет за счёт зрителя и делается для того, чтобы говорить с кем-то. А если нету собеседника, то это бессмысленно.

А какие отзывы от зрителей были после показа на Кинотавре?

Я никогда не была на Кинотавре это мой первый Кинотавр. Чудо, что он состоялся в этом году. Это, действительно, то место, где можно близко пообщаться с аудиторией и услышать ее мнение. И нас очень удивило, что после показа подходило большое количество людей и они просто говорили о своих эмоциях, что им подарил фильм, что им понравилось, что их тронуло. Они останавливали девочек-актрис и делились своим впечатлением. Все узнавали актрис, я была рядом и все это слышала, а потом меня представляли как режиссёра и это было круто!

Наталия Чумбуридзе, Лана Влади и Анна Слю на фестивале Кинотавр

Какие впечатления от наград? Нечасто жюри и кинокритики сходятся во мнении.

Да, это вообще очень редкий случай, и когда мы получили приз от кинокритиков, подумали, что всё. Мы порадовались, и  это было совершенно неожиданно и очень ценно. У меня была не подготовлена речь, я просто вышла на сцену и стала говорить, то, что у меня было в этот момент в сердце. Я отталкивалась от слов Александра Роднянского на открытии фестиваля, который процитировал Федерико Феллини о том, что нужно объехать весь мир, прочитать все книги, вернуться на Родину, все забыть и начать творить. Меня тронули эти слова, так как для меня этот фильм – возвращение на Родину. А когда получили главный приз, это было просто умопомрачительно. Не знаю, я просто закричала, других слов не было, всё в голове путалось, мы никак не могли ожидать, что вот так сложится.

Вы посмотрели программу российского короткого метра на Кинотавре. Есть ли для Вас какое-то отличие русского короткого метра и итальянского?

В Европе есть немножко такая линия поведения – брать какие-то очень социальные темы. Обычно именно эти темы и попадают на фестивали, выигрывают их. Такое «следование моде» есть не только в Европе, но и в Америке. Идёт какая-то новая этика и всё пытаются ее как-то соблюдать. Вот этого я не видела в наших работах, такого четкого, что «я сяду, напишу фильм именно на эту тему, потому что она сейчас в моде». Была больше какая-то свобода действия. Мне так показалось. И в этом, наверное, отличие и плюс. Было много экспериментальных работ.

Просто на фестивальных программах, опять-таки, например, в Италии, показывают всегда определённые фильмы. Например, я снимала мой предыдущий короткий метр, это история о маленькой семейной проблеме, где мама должна рассказать своей дочери, что такое смерть. Все было выдержано в полукомедийном тоне, потому что это смерть цыплёнка, которого мама купила, потому что родители развелись и надо было как-то занять девочку. И там, в отличие от «Серы», всё такое весёлое, яркое, красочное. У этой короткометражки был свой фестивальный путь, он был крутой, приятный. Мы выиграли призы, всё было прекрасно, и он сейчас вышел на Амазоне в Италии, Великобритании и Америке. Но мы не попали в фестивальные программы, в которые я хотела попасть, потому что, действительно, не вписывались совершенно в их общий посыл. А Кинотавр даёт гораздо больше возможностей, потому что все эти  31 фильм, которые были представлены, они достаточно разные.  

Следующий фильм планируете снимать  в России или в Италии?

На самом деле, у меня очень много задумок в России. Хотелось бы снять полный метр, но есть задумки и сериала, и документального фильма. Есть какие-то другие темы, которые я разрабатываю в Италии с автором, с которым мы писали вторую короткометражку. Но тянет почему-то в Россию. Видимо, потому что  моё детство очень связано с Россией. Я жила здесь до 6 лет и переехала в Италию, потом приезжала летом в августе к бабушке.

Мне рассказывали про исследование о психологии людей, которое говорит, как формируется характер человека. Первые 7 лет формируется внутренний мир, а следующие 7 лет – взаимодействие с этим миром, то есть поведение. Вот я, например, жестикулирую очень много, как итальянцы. Внутренне я чувствую себя больше русским человеком, а по поведению я – настоящий итальянец. Бабушкино лето на всех сильно влияет. 

Вообще, я давала читать один сценарий парочке итальянских продюсеров, которых я знаю, и очень сильно уважаю. Они сказали: «Круто, это Россия. Давай,  в России начинай, а мы потом будем со-продюссировать, если что». Просто, на самом деле, в Италии очень ценят и обожают русское кино. Я была на съёмочной площадке у итальянского режиссёра и во время перерыва он ругался, что что-то не так сделали, ему не понравилось, какие вещи художник поставил на полку, потому что они совершенно не соответствовали персонажу. Он тогда сказал: «Вот в России такого не будет, это же школа, это Россия, это кинематограф».  

В одном из своих интервью, Вы упомянули, что Ваше первое образование не связано с кино. Если не секрет, на кого вы выучились?

Есть такой университет, который называется Университет гастрономических наук. Я туда пошла учиться, потому что родители настаивали на том, чтобы профессия могла дать мне хлеб насущный. Я подумала, ну, что же лучше, чем гастрономический университет? Туда поступают примерно 70 человек в год и 30 % из них должны быть не итальянцами. Университет стоит среди полей, как замок Гарри Поттера. Там мы изучали всё о мире питания, это такой глобальный подход к еде с точки зрения экономической, медицинской, ментальной, философской.

В университете была такая фишка, что у нас было 5 поездок в году: мы посещали Мексику, Марокко, разные регионы Италии, страны Европе и в течение 10 дней просто общались с людьми, которые задействованы в разных областях гастрономической индустрии. Кто-то из группы должен был делать документальный репортаж о поездке. И мне это очень понравилось, мои отчёты и экзамены всегда были в видео-формате. Я просто ходила, брала интервью, потом занималась монтажом, всё это склеивала, придумывала, как это всё оформить и представляла такие маленькие, короткометражные отчёты. Таким образом я могла себя выражать и думала, что после окончания максимум буду рекламу про пироженые снимать. Но получилось так, что еще во время учебы я снялась в короткометражном фильме как актриса, и этот фильм попал на Туринский кинофестиваль. На фестивале я познакомилась с людьми из индустрии и через год мне позвонили из одного Римского агентства, предложили приехать в Рим и начинать работать в кинематографе. Я закончила университет, сразу приехала в Рим и пошла поступать в театральную студию.

Университет гастрономических наук

А как Вы стали режиссером?

Мне захотелось передавать на экран то, как я вижу, что-то свое. Когда ты снимаешься у другого режиссера, ты, конечно же, делаешь, как говорит он, потому что это правильно, ты как актёр просто должен помогать ему по максимуму высказать то, что он хочет сказать. Но если у тебя внутри что-то остаётся, и ты думаешь «а я бы вот это сказал по-другому, и вот это», у тебя потихоньку начинает складываться желание сказать что-то самой.

В режиссуре актерский опыт мне очень помогает, в общении с актёрами, в подходе к персонажам, к тому, как я вижу историю.  

Лана Влади с наградами фестиваля Кинотавр

Как Вам кажется, как начинающему режиссеру, какие вызовы сейчас стоят перед всеми теми, кто делает свои первые шаги в кино?

Вот первое, что в голову приходит – надо побороть внутренние страхи, доказать самому себе, что можно сделать всё. Главное не бояться, делать все максимально чисто, правильно и искренно, и, конечно, не сидеть на попе ровно. Я думаю, что у начинающих кинематографистов и всех желающих приблизиться к этой профессии сейчас так много способов снимать практически без денег, чтобы узнать основы, поэкспериментировать. Нужно снимать и не останавливаться, ни при успехах, ни при поражениях. Это все чему-то учит. Мне дали прекрасный совет после того, как я выиграла приз. Мне сказали: «Пожалуйста, теперь к следующим своим работам относись безответственно. Ответственность тебя зажмет и ты потеряешь то, что хочешь сделать на самом деле».

Юлия Волкова

#Росмолодежь, #Росмолгрант, #Ресурсцентр, #ВКМП, #Россиястранавозможностей

ООО "МУВИСТАРТ" использует cookie (файлы с данными о прошлых посещениях сайта) для персонализации сервисов и удобства пользователей.
ООО "МУВИСТАРТ" серьезно относится к защите персональных данных — ознакомьтесь с пользовательским соглашением и политикой конфиденциальности
Принять