MovieStart

Сайт для молодых кинематографистов

MovieStart > Новости > Владимир Фенченко – учитель и товарищ

Владимир Фенченко – учитель и товарищ

В кинотеатре «Иллюзион» в рамках кинофестиваля «Будем жить» прошла встреча с легендарным педагогом ВГИК, ВКСР и Академии кинематографического и театрального искусства Н. С. Михалкова, членом Союза кинематографистов РФ Владимиром Алексеевичем Фенченко. Мероприятие включало в себя презентацию документальной картины «Фенченко», мастер-класс педагога на тему монтажа и выступления друзей, коллег, учеников. В газете СК Новости вышел подробный…

В кинотеатре «Иллюзион» в рамках кинофестиваля «Будем жить» прошла встреча с легендарным педагогом ВГИК, ВКСР и Академии кинематографического и театрального искусства Н. С. Михалкова, членом Союза кинематографистов РФ Владимиром Алексеевичем Фенченко.

Мероприятие включало в себя презентацию документальной картины «Фенченко», мастер-класс педагога на тему монтажа и выступления друзей, коллег, учеников. В газете СК Новости вышел подробный отчёт о данном мероприятии.

Фильм «Фенченко» представили художественный руководитель студии «Остров» Сергей Мирошниченко и режиссеры Юлия Бобкова, Марина Мария Мельник, Андрей Ананин.

Во вступительной речи Сергей Мирошниченко отметил, что над фильмом около года работали три талантливых студента, и поблагодарил их за работу.
Сергей Мирошниченко: Почему мы сделали эту картину? На мой взгляд, Владимир Фенченко – это учитель с большой буквы, не педагог, а именно Учитель. Он тот, кто поможет выйти из ямы, в которой находится сегодня наш кинематограф; он подскажет художнику, как стать гением. Очень важно, чтобы появились гении в нашем кино, потому что без гениев искусство гаснет.

Затем выступили авторы фильма.
Юлия Бобкова: Это очень большая ответственность – снимать кино о своем учителе. Стоя здесь и сейчас, я понимаю, что этим фильмом мы будем отвечать не только перед Владимиром Алексееви- чем, но и перед всеми вами.
Марина Мельник: Мне запомнилась одна вещь: во время мастер-класса Сергея Дворцевого он сказал: «В обществе сейчас есть такая проблема – огромное количество информации. Если раньше, в советское время, чтобы достать фильм, нужно было очень потрудиться, то сейчас мы можем просто зайти в Интернет. Мы потеряны в выборе. Нам очень сложно понять, что нужно найти. Я думаю, что Учитель очень важен в жизни, потому что в этом океане кинематографа должен быть маяк». Эта мысль меня очень тронула, и я решила ею с вами поделиться.
Андрей Ананин: Я хочу поблагодарить Владимира Алексеевича. Был такой эпизод: мы пришли на ВКСР на одно из занятий, подошли к нему; у нас уже был план съемок, но мы хотели получить его одобрение. Мы начали ему рассказывать, излагать много информации. Владимир Алексеевич нас остановил и сказал: «Ребята, ну, вперед!». Дай Бог, мы дойдем до конца, и вы увидите замечательное кино.

Говоря о монтаже, Владимир Алексеевич начал с ответа на вопрос из зала о том, что неприемлемо в монтаже, сказав, что приемлемо абсолютно все.
Владимир Фенченко: Когда создавался язык монтажа, это было по наитию. Вспомните Жоржа Мельеса, классика французского кино. Он говорил, что снимает с точки зрения зрителя, сидящего в шестом ряду партера. Это театр. Этим и отличались его фильмы. В них присутствовали три главных принципа театра: место, время и действие. Мельес не мог монтировать, потому что понятия монтажа не было. Как отметил в свое время Хичкок, Дэвид Гриффит перенес камеру за кулисы. Возникло принципиально новое понятие «планы», которые позволили «клеить» изображение. Кино стало искусством с момента, когда возникла возможность монтировать. С самого начала существовало большое различие в роли монтажера в Европе и Америке. Это нашло выражение даже в самих понятиях: в Европе монтаж – сборка, в Америке – редактура. Может показаться, что наиболее близкий вид искусства для кино – это театр, а на самом деле – литература, которая свободно перемещается и во времени, и в пространстве. Литература построена на смыслах. Познав смысл, я начинаю чувствовать. Особенно важны неосознанные, подсознательные вещи.

Говоря о сравнении кино и литературы, Владимир Алексеевич также затронул вопросы экранизации, отметив: «Если произведение реализовалось в литературном виде, то идти по букве, пытаться экранизировать каждое слово бессмысленно. По логике, литературу надо читать, выбирая свой темп потребления. При этом мне близко то, что делал в свое время Александр Сокуров с Платоновым. Отталкиваясь от текста, он вкладывает себя, создает платоновское мироощущение. В любую экранизацию мы должны добавлять что-то качественно новое. Сценарий – не законченное литературное произведение, на мой взгляд. Это толчок, из которого может получиться экранное произведение искусства. Папка с чертежами будущего дома – это произведение искусства или нет? Это зародыш. Там есть замысел, но не само произведение. Тот, кто придумал, видит образ, зритель увидит «дом» потом. Без зрителя нет кино. Акт восприятия искусства – это труд. Искусство – сфера чувств и души. Когда осмысление происходит позже – это самые глубокие моменты. В любом виде искусства что-то «западает» на первом уровне и потом человек углубляется. Не всегда осознанное является глубоким. Постепенное проникновение в то произведение, которое я увидел, – оно самое глубокое».

Продюсер Арсен Готлиб в своем выступлении подчеркнул: «Мы все пришли, потому что мы очень любим одного человека. Почему мы любим? Потому что он нас любит. Владимир Фенченко в каком-то смысле учеников ставит выше себя. Когда я посмотрел, как он общается с ребятами, понял, что с собственными детьми нужно так же – учиться у них. Каких замечательных людей он вырастил! Он позволяет своим ребятам раскрыться, увидеть мир лучше. Приблизительно раз в три месяца я звоню Фенченко. Он начинает рассказывать о каждом из вас, учеников, как об уникальном человеке. Заикнуться, что что-то не так – практически, стать его личным врагом».

Режиссер Александр Котт: Владимир Фенченко – единственный человек, который говорит правду относительно того, что ты делаешь. Это очень важно. Ты показываешь кому-то работу и видишь, что человек думает. Но есть ощущение недосказанности; ты хочешь узнать, что человек «думает до конца». Владимир Алексеевич все «думает до конца». Он – идеальный зритель. Потому что смотрит очень правильно: никаких комплиментов. Я помню первую лекцию Фенченко. У меня сразу «шторки открылись». Нас было человек двадцать – все поступившие «гении» с амбициями. Мы могли только смотреть и рассуждать, какие мы «замечательные». Заходит Владимир Алексеевич… Я помню, как он дико волновался. Сидят голодные гении, он входит, осматривает нас и вдруг спрашивает: «Вы знаете, что такое монтаж?». Тогда учитель рассказал нам, что монтаж – это наша жизнь: «Был человек, неандерталец; он взял дубину, взял камень, привязал камень к дубине, и получился топор. А это что? Монтаж!». И для меня это стало новым смыслом. Я теперь на все смотрю через эту призму.

Педагог Высших режиссерских курсов Павел Финн спросил, что ближе Фенченко: ВГИК или ВКСР? На что Владимир Алексеевич ответил: «И то, и другое. Это разные вещи».

Педагог Высших режиссерских курсов Павел Финн отметил, что уже 21 год работает вместе с Владимиром Алексеевичем и Владимиром Ивановичем Хотиненко в мастерской ВКСР. Он поделился: «Трудно придумать более разных людей, чем Хотиненко, Фенченко и Финн. Но когда мы смотрим или читаем что-то, на 99% все наши выводы и ощущения всегда совпадают. Это волшебство соединения трех людей. Владимир Алексеевич из нас троих, конечно, самый эмоциональный. Его очень любят не только потому, что он человек очаровательный, у него душа есть «в лице». Гениально написал Василий Розанов: «Люди под старость заслуживают свою внешность, как солдаты – Георгиевский крест». Свой облик Владимир Алексеевич заслужил. Он несет нечто редкое и в жизни, и в кинематографе, в которых пропала душевность. Я не всегда согласен с тем, что он говорит. Всегда он своими словами зажигает наших ребят. Он их несет по пням и кочкам, но я не видел еще ни одного человека, который бы на него обижался». В завершение своего выступления Павел Финн задал коллеге вопрос, доволен ли он жизнью, на что Владимир Фенченко ответил: «Я получаю удовольствие от жизни. Не особо верю во вторую жизнь; не очень понимаю, как все устроено. Мне дана возможность какое-то время побыть. Большая часть жизни – работа, и очень важно найти ту, которая дарит счастье. Если не нравится работа – поменяй, выбери другую».

В завершение встречи режиссер Слава Росс поделился: «Мы с Владимиром Алексеевичем знакомы двадцать лет. За это время он стал мне учителем и товарищем. Я научился у него не только монтажу и режиссуре, но и не бояться быть неудобным, идти до конца».

Финальный вопрос для Владимира Алексеевича звучал так: «Если бы не было кино, кем бы вы стали?». На что Фенченко ответил: «Меня, может, и не было бы. Какая разница? Это неважно. В жизни много всего».

Материал подготовили: Дмитрий Якунин и Юлия Волкова

Источник: СК Новости

Комментируйте новости Молодежного центра Союза кинематографистов в социальных сетях FacebookВКонтактеInstagram и Telegram!