MovieStart

Сайт для молодых кинематографистов

MovieStart > Новости > «Особая свобода» короткого метра Berlinale

«Особая свобода» короткого метра Berlinale

2020 стал для Berlinale годом перемен: начиная с отказа от традиционных медведей на постерах в пользу минималистичного концепта, упразднения программы Culinary Cinema и появления новой конкурсной секции Encounters до почти тотальной смены руководства: на смену Дитера Косслика, возглавлявшего смотр в течение долгих 18 лет, пришли сразу два новых (разнополых) руководителя – итальянец Карло Шатриан, бывший директор фестиваля в Локарно, и нидерландка Мариэтт Риссенбик, экс-глава German Films. Кадровая перезагрузка коснулась и короткометражной программы: Майке Миа Хёне, курировавшую эту секцию в течение 12 лет, сменила Анна Хенкель-Донерсмарк.

«Короткая форма обладает особой свободой, она устанавливает свои собственные правила, выходит за пределы традиционной дистрибьюции и не должна удовлетворять ожидания рынка». Елена Коржаева, исполнительный продюсер CinePromo, попыталась разобраться в “особой магии” короткометражной выборки, которую обещал официальный пресс-релиз фестиваля, посмотрев все фильмы Berlinale Shorts и пообщавшись с его новым отборщиком.

В короткометражный конкурс 2020 вошли 24 фильма из 18 стран, разделенные на 5 блоков, показанных по разу в 4-х кинотеатрах Берлина. Два дополнительных блока повторяют анимацию и документалки. Особняком стоит ЛГБТ-секция, по итогам которой вручают награду Teddy, основанную в 1987 году немецкими гомосексуальными кинематографистами Виландом Шпеком и Манфредом Зальцгебером и ставшую официальной частью Berlinale в 1992. Среди её обладателей такие гиганты, как Гас Ван Сент, Педро Альмодовар, Дерек Джармен, Себастьен Лифшиц, Лукас Мудиссон, Франсуа Озон, Тодд Хейнс и пр. Короткий метр также включает любимая многими программа Generation, которая показывает фильмы 14+.

Короткометражный конкурс Berlinale всегда отличался своей оригинальностью, порой способной довести до мигрени и эпилепсии, и 2020 год не стал исключением. Так, из 24 фильмов 14 (четырнадцать) картин выходили за рамки “нормы”: это и авторская анимация, и экспериментальный док, и видеоарт.

“It Wasn’t the Right Mountain, Mohammad” и “How to Disappear” исследовали мир через оптику компьютерных игр (волне традиционная тема для Берлина) – один воплощал библейский сюжет, второй рассказывал о пацифизме, “марионеточной” сути войны и природе дезертирства. 

Самыми радикальными среди 14-ти экспериментов оказались 3 фильма. 

“Inflorescence” вызвал скорее недоумение, так как 9-ти минутной короткометражке, где в кадре в течение 9 минут роза качается на ветру под легендарное ‘Hey now, hey now, don’t dream it’s over’ на фоне травы, деревьев и немецкого флага, скорее место в TikTok, а не в конкурсе одного из главных мировых смотров. 

“2008” технически представлял из себя разноцветные помехи на экране – тоже традиционная тема для Берлина, но на этот раз в 3D. Я почему-то уверена, что в следующем году до нас этот формат доберется уже в VR.

Ежегодно в рамках Berlinale Shorts демонстрируются редкие жемчужины из нетленных архивов. По случаю 70-летия фестиваля нас порадовали черно-белым “Veitstanz/Feixtanz” 1988 года, где одетые, раздетые и одетые беременные люди в течение 25 минут танцуют странные танцы и впадают в состояние транса. По словам кураторов, это была своеобразная “квота” для восточногерманских фильмов, коих на фестивале, как правило, всегда представлено мало.

Каждый показ предусмотрительно сопровождали Q&A, чтобы можно было попробовать понять, что режиссер имел в виду от “меня вели голоса” и “something in the air” до размышлений о корнях национал-социализма и расизма из естественной потребности человека все препарировать и классифицировать. “Мне хотелось бы сосредоточиться на работе со зрителями, мы добавили панель “Shorts take their time” для получения обратной связи от аудитории и осмысления включенных в конкурс короткометражек,» – рассказала Анна Хенкель-Донерсмарк. Инициатива действительно хорошая. Без Q&A в Берлине бывает довольно сложно.

Пятую часть программы Berlinale Shorts представляла авторская анимация, в том числе 6-минутный короткометражный фильм из России на крепком русском английском – “Мой галактический близнец Галактион” Саши Свирского (если верить источникам, режиссер делал клипы единственному рэперу, у которого Юрий Дудь еще не взял интервью, Оксимирону). Как говорит сам автор, “никакой пересказ не заменит просмотра”. Мы за ребят просто очень рады!

Блоки короткого метра собраны хаотично и без какой-либо логики, поэтому если вы хотите посмотреть что-то более-менее “традиционное”, ни за что не угадаете. На этот раз таковым оказался Berlinale Shorts III, 2 фильма из которого в итоге и получили главные призы короткометражного конкурса, и Berlinale Shorts V.

Сначала о призерах. 

Моим абсолютным фаворитом стала англо-филиппинская короткометражка “Filipiñana” про мечты о красивой жизни в микрокосме филиппинского гольфклубного лухари. Она в итоге завоевала приз жюри – Серебряного медведя. Очень надеемся увидеть её на московских показах.

Заслуженно получила Золотого медведя афроамериканская экспериментальная документальная картина “Т”, исследующая природу творчества: create or die.

Не могу не отметить литовский фильм“Atkūrimas”, который мне рекомендовала Анна лично. Картина раскрывает тему насилия как явление привычное и обыденное. Сюжет по-НТВшному знакомый: преступник на манекене подробно и бесстрастно показывает группе следователей, как насиловал, душил, убивал и топил человека. Заканчивается картина совместным купанием в реке.

Вероятно, об австралийском фильме “Girl and Body”, рассказывающем о пресловутой, но неугасаемой американской мечте цветной девушки-подростка, мы еще услышим в рамках предстоящей оскаровской гонки. Тут всё сошлось, да и сами авторы настроены решительно: приняв участие в SXSW, они завалили своими POS-материалами (плакатами, брошюрами, открытками) все кинотеатры в Берлине. Так держать!

“Традиционный” блок короткого метра не обошелся без фильма о войне в Сирии, довольно банального по своему исполнению и содержанию. Камера безостановочно движется по комнате (снято одним дублем), на заднем фоне слышны звуки артобстрелов и бомбежек, свет периодически вырубается, безмятежную игру в шахматы сменяет ссора из-за пропавшего без вести молодого человека (сына главных героев) и включенного телевизора, откуда доносятся опостылевшие и раздражающие военные новости – “So We Live”. Каждый миг может стать последним и прочие простые истины.

Хотя Berlinale Shorts не задается целью открывать новые имена, но, мне кажется, на этот раз у него это получилось – я говорю, конечно, о Мариан Метивье и её невозможно талантливом фильме про девочку, свинью и смерть – “Celle qui porte la pluie”.

Традиционный ЛГБТ-блок представляли 2 короткометражки, вошедшие в шорт-лист Teddy: “HaMa’azin” (подросток, проходящий службу в израильской армии подслушивает разговор двух геев и начинает мастурбировать – этот эпизод заставляет его задуматься о самоопределении в гетеросексуальной брутальной среде) и “Playback” (картина об аргентинских трансгендерах; смонтирован из VHS-архивов папы режиссера и его (её?) бойфренда, умершего от СПИДа).