MovieStart

Сайт для молодых кинематографистов

MovieStart > Интервью > О популярности Screenlife и последствиях пандемии: Интервью с актером и психологом Ильей Кожухарем

О популярности Screenlife и последствиях пандемии: Интервью с актером и психологом Ильей Кожухарем

Искусство отображает нашу жизнь. И, конечно, оно чутко реагирует на все глобальные изменения в культуре и обществе. О феномене популярности screenlife с точки зрения психологии, взаимопонимании между творцом и зрителем и последствиях пандемии Moviestart рассказал актёр театра и кино, психолог Илья Кожухарь. 

«Гаджеты стали нашими органами»
Одна из причин, почему формат screenlife в принципе прижился и набирает свою популярность, особенно сейчас – с помощью него мы наблюдаем не только за жизнью на экране. Мы следим за жизнью самого экрана. Ведь люди делегируют гаджетам многие психические функции. Через них мы удовлетворяем потребность в компании, внимании, коммуникации. Это наш внешний психический орган и внезапно лишиться его – всё равно что вывихнуть руку. 

Жизнь человека теперь происходит ещё и в приложениях, переписках и интерфейсах. И screenlife в его нынешнем формате хорошо сочетает это с общением вживую. Наши сомнения, недопонимание и обиды можно показать мимикой и жестами, а можно – удалёнными и отредактированными сообщениями в мессенджерах. 

«Главный невроз людей в нынешней ситуации – страх потерянного контроля»
Нам на психологическом факультете МГУ сказали однажды очень интересную вещь: «произведение заходит человеку, если оно – про его невроз». 

Так вот, сейчас наш главный невроз – тотальная неспособность контролировать и прогнозировать ситуацию. Мы не знаем, когда всё это закончится, в какой мир мы выйдем, как в нём нужно будет жить и зарабатывать. А для человека очень важна возможность влиять на свою судьбу.  

Конечно, кинематограф и не только сразу отвечает на такой острый запрос в обществе большим количеством Screenlife проектов. Почему?

Не только из-за желания занять актуальную нишу. Когда зритель смотрит сериал или фильм, снятый в таком формате, он начинает чувствовать сопричастность.

Когда с героями на экране происходит тоже самое, что и с тобой, становится намного проще понять, что в своих проблемах ты не одинок, и, если герой на экране справился – значит и у тебя получится. 

«Всегда существует художественная задача…»
Безусловно, на этот формат распространяются общие законы кинематографа. Своеобразие инструментов не отменяет всё, что необходимо для создания качественного фильма: сценарную работу, живых героев и антигероев, сюжетные арки, создание сопереживания и многое, многое другое. 

Но не менее важен контекст – если какое-то событие создаёт богатую почву для кино на, в общем-то, одну и ту же тему, переизбыток контента неминуем. И здесь всё зависит исключительно от качества фильма, его близости зрителю и точности изображения. В этом и заключается художественная задача. 

Например, мы с командой сейчас запускаем проект iDaPushkin. В нём великий поэт погружается в современные реалии. Что если у «нашего всего» тоже появятся смартфон, приложения, социальные сети и дедлайны? Как он будет зарабатывать и какими благами современности захочет пользоваться? 

Мы пытаемся найти точки соприкосновения со зрителем – понять, что именно ему будет интересно. А формат, в котором мы это преподнесём, на самом деле, уже не так важен. 

«Скорее всего, скоро интерес к формату рухнет…»
Конечно, когда карантин и пандемия закончатся и люди снова получат свободу передвижения, интерес к screenlife может значительно снизиться. Как раз из-за того, что пропадёт сопричастность к происходящему. Но здесь мы возвращаемся к тому, о чём уже говорили – если сама история будет достаточно интересна, она удержит свою аудиторию. В конце концов, хорошие фильмы о Второй Мировой войне мы продолжаем смотреть и сейчас, спустя 70 лет. Опять же, если сама картина снята качественно, а героям в ней хочется сопереживать. 

«В творчестве не нужна результативность…»
Работа над любой темой, её осмысление с помощью фильма, да и любого другого произведения – это всегда поиск, даже исследование. И здесь очень важен сам процесс, ведь чтобы показать все изменения, нужно прожить их, осознать, оценить и выдать ответ. И результат здесь совершенно не важен, зато важен и интересен путь к нему. В конце концов, в жизни мы тоже больше увлечены процессом. 

«Вчера Мэрил Стрип выпила Мартини, и сегодня об этом говорит весь мир…»
Ещё одна важная вещь, без которой кино не станет востребованным – чувство сопричастности. Мы впиваемся взглядами в домашние видео в аккаунтахмировых звёзд, потому что это люди, на которых мы хотим ориентироваться. Мы многое о них знаем, они нам интересны, нам хочется быть сопричастными со всем, что происходит у них. 

На днях Мэрил Стрип поделилась своим «карантинным» видео, где она поёт и наливает себе «Мартини». Сейчас у видео бешеная популярность, потому что люди смотрят на него и думают: «Если у неё всё хорошо, то и я могу не унывать». Поэтому механизм сопричастности активно используется в кино – он работает и в реальной жизни.

«Нас всех ждёт перенасыщение…»
Сейчас мы все ещё глубже окунулись в и без того бурный поток контента. Но я убеждён, что после всего этого люди на время отстранятся от постоянного потребления. Нас ждёт перенасыщение даже не столько фильмами, сериалами и музыкой, сколько самим экраном нашего ноутбука, планшета или телефона. 

Зато, вполне возможно, наступит «бум» внешнего потребления. После самоизоляции люди ринутся в парки, кафе и, конечно, кинотеатры. 

«Мы убедились, что в нашей жизни много лишнего…»
На мой взгляд, нас ждёт ещё одна значимая тенденция. Уход от урбанизированности. Пандемия дала нам возможность убедиться в том, что в нашей жизни много лишнего: мы тратим много времени на дорогу до работы или общественных мест. Хотя сейчас, когда все вынужденно работают удалённо, люди убедились, что практически всё можно решить дистанционно. В последствии мы не сможем игнорировать всё то время, которое освободилось сейчас, и скорее всего, мы захотим его сберечь. 

Возможно, нас ждёт изменение структуры общества: массовый переход сотрудников на постоянную удалённую работу, переосмысление дома, как рабочего пространства, сокращение арендованных площадей крупных компаний. 

А может быть, всё просто вернётся на круги своя, сейчас это невозможно предугадать. Исторические события очень непредсказуемы. 

«Нам остаётся наблюдать и фиксировать…»
Я думаю, что пандемия в любом случае станет толчком для изменений. Хотя, безусловно, в каждой стране всё будет происходить индивидуально. Речь идёт, в том числе, об индустрии – та же американская модель очень сильно отличается от нашей, а значит её ждут другие последствия и средства их ликвидации. Поэтому всё, что нам сейчас остаётся – наблюдать и фиксировать, в том числе, с помощью творчества. 

Но если кто-то сможет, осмыслив всё происходящее, создать один из вариантов дальнейшей истории, сделает его по-настоящему интересным и предложит обществу раньше других – он окажется далеко впереди всей киноиндустрии. 

Сейчас весь мир постепенно осознаёт свою собственную хрупкость. Всемирный карантин показал открыл множество новых возможностей, нивелировал, казалось бы, важные сферы нашей жизни. Этот тяжёлый период может стать шансом избавиться от всего лишнего и неважно, каким будет мир после пандемии, мы сами выбираем, какими в него вернуться. 

Подготовила Александра Макарейчук