MovieStart

Портал по обзору кино и веб сериалов при поддержке молодежного центра союза кинематографистов

MovieStart > Интервью > Единственная российская участница Berlinale Talents Script Station Лиза Цыганова: “Нужно заниматься теми проектами, которыми по-настоящему горишь”

Единственная российская участница Berlinale Talents Script Station Лиза Цыганова: “Нужно заниматься теми проектами, которыми по-настоящему горишь”

Moviestart всегда с большим интересом следит за форумом Berlinale Talents и его участниками из России. В этом году для участия в Berlinale Talents были приглашены Лиза Цыганова и Егор Одинцов из России, а также российская актриса из Нидерландов Анастасия Решетникова.

С каждым из этих уникальных и талантливых людей в течение недели на портале выйдет специальный материал. Серию открывает рассказ Лизы Цыгановой, в котором она делится своими впечатлениями об участии в, пожалуй, самом ярком событии года для молодых кинематографистов.

Я едва не пропустила своё письмо с приглашением на Berlinale Talents. Организаторы предупреждали о дате рассылки с результатами, но я заставила себя забыть о ней. Шансы были не так уж и велики: конкурс в Berlinale Talents Script Station (то есть, в сценарной лаборатории) – более пятидесяти человек на место. Не хотелось тешить себя ложными надеждами.

Письмо пришло пятого января, а я увидела его вечером седьмого – пока ехала в такси на сеанс в кино. Я громко ахнула от неожиданной радости, и таксист испугался – подумал, что у меня сердечный приступ. На то, чтобы подтвердить своё участие, оставалось ровно три дня, и если бы я не подтвердила, то в программу взяли бы следующего в очереди.

Это было прекрасное письмо. В него организаторы вставили сжатые впечатления жюри о моем сценарии, и это были тонкие и точные мысли. Верный способ расположить участника, повысить его уверенность в себе: тебя поняли, ты на одной волне с этими людьми. Не помню ни одного другого фестиваля или конкурса, в котором письмо об участии сопровождалось бы текстом с впечатлениями о твоей работе. А жаль.

Я попала на Berlinale Talents со второй попытки. В каком-то смысле даже с третьей, если считать, что на Talents Project Market (лаборатория для продюсеров) однажды подавался проект, в котором я была одним из сценаристов. Читая интервью выпускников Talents прошлых лет, я часто вижу рекомендации по заполнению анкеты участника; возможно, коллеги действительно уловили закономерности и правила заполнения, но я – нет. В анкете, помимо вопросов о проекте, с которым ты подаёшься, было множество личных вопросов, и я ни разу не задумалась – правильные ли ответы я даю, соответствую ли я чьим-то ожиданиям? Не вижу в этом смысла и не рекомендую делать тем, кто собирается подаваться в будущем году. Единственный совет, который можно дать, – просто быть собой и отвечать честно. Звучит несколько наивно, но оказывается, где-то это действительно ценится. 

А теперь – о самом грустном. Участники Talents-2021 оказались уникумами. Попали в первый – и, возможно, единственный, кто знает, – год фестиваля, когда форум проходит в режиме онлайн – из-за пандемии. Было обидно не поехать в Берлин? Конечно, ужасно обидно, и, я думаю, всем. 

Но мы с ребятами-участниками умудрились найти плюсы в этой ситуации. Во-первых, мы захватили абсолютно всю образовательную программу форума; в режиме оффлайн, когда приходится бегать с лекции на лекцию, и когда нет возможности посмотреть мастер-классы в записи, это практически невозможно. Во-вторых, как ни странно, в формате Zoom-мероприятия было что-то очень интимное. Мы видели детей, жён, мужей, партнеров, родителей, собак, кошек и птиц за спинами друг друга в окошках зума. Видели разобранные и неразобранные постели, кухни и книжные шкафы, коробки с вещами, комнатные цветы, гамаки и музыкальные инструменты, рисунки и плакаты на стенах. Так образ каждого человека, с которым тебе удалось пообщаться, становился очень объёмным и глубоким. 

Короче говоря, мы старались не унывать. В этом нам помогали организаторы – они всеми силами создавали ощущение общности, того, что все мы на самом деле рядом, хоть и далеко – вместе мы клеили ленты Мёбиуса (символ Berlinale Talents), устраивали флешмобы в соцсетях и участвовали в групповых медитациях. 

В лаборатории нас было десять человек со всего мира: Израиль, Иран, Испания, Бразилия, США, Гонконг… Все истории объединяли социальные темы – известно, что на социальное кино Берлинский кинофестиваль делает особый акцент. А в остальном проекты были очень разные: и трагикомедии, и драмы, и антиутопии, и роуд-муви с уклоном в магический реализм; мне понравились без преувеличения все сценарии-участники, и я очень хотела бы увидеть их реализованными. Вообще, на форуме, глядя на разнообразие форм, жанров и киноязыков, я поняла, что наш российский взгляд на европейское кино порой довольно заштампованный. Помню, как показала своего «Взрывника номер два» российским специалистам по грантам и продвижению в Европе и получила ответ: недостаточно жёстко, очень оптимистично, да ещё и светлый финал – европейских киношников такое не заинтересует, это совершенно не в их стиле. Именно с этим проектом я в итоге и попала в Talents.

Это я к чему: надо заниматься теми проектами, о которых мечтаешь, как мне кажется. Которыми горишь. Слушать рекомендации профессионалов и получать их при первой возможности – да, но вот как действовать – решать самому. Не ломать себя, подстраиваясь под мнимый успех. 

Кстати, тема Berlinale Talents этого года была именно такой – «Мечты».

Я попала на Talents с полнометражным сценарием «Взрывник номер два» (“Bomber Number Two”), который разрабатывала в Петербургском продюсерском центре Potential, вместе со своей коллегой и родственной душой, режиссёром проекта Ириной Обидовой. Наличие полнометражного сценария – обязательное условие для участия сценаристов; именно над этой историей я и трудилась в лаборатории – искала слабые места и новые решения. Я отправила на конкурс Самый Что Ни На Есть Максимально Первый Драфт, просто потому, что к моменту подачи был готов только он, – и оказалось, что это было правильно. Berlinale Talents не ищут идеальные, завершённые, доведённые до блеска работы; они ищут проекты с высоким потенциалом, которые находятся на начальном этапе разработки – чтобы помочь, усилить, проработать, дать толчок. 

Но это был первый драфт моего самого важного, личного и в хорошем смысле больного сценария на сегодняшний день. И я думаю, это сумасшедшее горение историей было важно для работы на сценарной станции.

Официально форум продолжался пять дней, но для сценаристов занятия шли целую неделю; мы начали работу за два дня до официального открытия Talents. Групповые сессии чередовались с индивидуальными, а работа внутри лаборатории – с общими лекциями, мастер-классами известных западных киношников и интервью на самые разные темы: от драматургии и монтажа до проблем современной цензуры. Наушники, микрофон, зум, кабель для хорошей скорости интернета – и так с раннего утра до позднего вечера – разумеется, на английском языке. 

Самым главным для меня были всё-таки даже не знакомства, а профессиональный опыт. С ментором, редактором из Америки Кэрол Гриффитс, мне повезло просто нереально. Индивидуальные сессии совершили какой-то переворот в сознании, даже немного изменили мой подход к драматургии – после них я совершенно не могла спать, могла только маниакально работать, периодически расхаживая кругами по квартире, поэтому ночами напролёт я перерабатывала свой сценарий по горячим следам… Всю неделю я очень мало спала и вообще не выходила на улицу, и мой драгоценный супруг приносил завтрак, обед и ужин к моему компьютеру. 

Интересный момент – я оказалась единственным в лаборатории «чистым драматургом», то есть сценаристом-сценаристом, который только пишет и не собирается собственноручно снимать свой проект. Немного из-за этого стеснялась поначалу. 

А ещё я сама себя насмешила. Перед фестивалем нам разослали несколько гидов – как подготовиться к фестивалю технически и красиво оформить своё рабочее место. Я ужасно волновалась – это был мой первый опыт девелопмента за рубежом, – поэтому сделала всё, следуя букве инструкции: новые наушники с гарнитурой, веб-камера, цветовая гамма фона… А когда увидела коллег в первые минуты первого занятия, то поняла, как забавно выгляжу – все эти правила не соблюдал буквально никто: ребята сидели на фоне микроволновок и постелей, без всяких микрофонов и с обыкновенными ноутбучными вебками. Оказалась, большая часть моей группы уже имели опыт творческой работы в Европе или даже были на Берлинале, поэтому к нюансам относились крайне расслабленно. И, честно говоря, мне это даже понравилось – за драматурга должны говорить его тексты, а не внешняя аккуратность и правильность.

Неделя работы закончилась публичной виртуальной презентацией наших доработанных и усовершенствованных историй. Но победителей и вообще соревновательного момента в лаборатории не было. Как профессионал я прекрасно понимаю, почему важны сценарные конкурсы и питчинги с призовыми местами, но как человеку и автору они мне очень тяжело даются. Ты зацикливаешься на соревновании вместо того, чтобы глубже погружаться в свою историю; ну а приз на таких мероприятиях далеко не всегда означает реализацию: продюсеры напишут тебе и безо всякого приза, если ты их заинтересовал. Так что формат нашей защиты мне психологически очень и очень подошёл.

Вообще, в нашей группе всё проходило по-семейному. Куратор Милле и коуч по презентациям Габриэль читали все наши тексты и помогали нам оставаться собой, стараясь раскрывать сильные стороны наших личностей и текстов. Каждое их слово было пропитано уважением, и это оказалось философией форума: раз мы вас отобрали, значит, мы за вас отвечаем, значит, вы достойны, значит, мы помогаем вам раскрыться, но ни к чему не принуждаем, значит, мы говорим с вами на равных, как с коллегами, как с друзьями, которые имеют право на своё мнение. И в течение всей недели я думала – вот бы все заказчики и продюсеры на свете знали, что с авторами можно и нужно общаться именно так!

Чтобы сохранить традицию фестивальных вечеринок (ну правда, какой фестиваль без них?), для участников была выстроено виртуальное здание – Gathertown с онлайн-барами, покерными столами и комнатами караоке. Это место походило на игру: у каждого из нас был аватар-человечек; когда аватары приближались друг к другу, у их владельцев включалось видео и аудио. Так, стоя рядом в виртуальном баре, мы чокались в камеру, разговаривали о советском, бразильском и болгарском кино и просто болтали за жизнь. 

Как говорится – скидываю фотки.

Лиза Цыганова

ООО "МУВИСТАРТ" использует cookie (файлы с данными о прошлых посещениях сайта) для персонализации сервисов и удобства пользователей.
ООО "МУВИСТАРТ" серьезно относится к защите персональных данных — ознакомьтесь с пользовательским соглашением и политикой конфиденциальности
Принять