MovieStart

Сайт для молодых кинематографистов

MovieStart > Интервью > Участник Berlinale Talents Егор Одинцов: «Сегодня в России сложилась хорошая конъюнктура для создания копродукционных проектов»

Участник Berlinale Talents Егор Одинцов: «Сегодня в России сложилась хорошая конъюнктура для создания копродукционных проектов»

Moviestart продолжает публикацию материалов с российскими участниками Berlinale Talents, на площадке которого ключевые игроки индустрии делятся опытом и обсуждают тенденции кино и проблемы мирового сообщества. Рассказ Лизы Цыгановой читайте здесь, а в этом материале – беседа с Егором Одинцовым. Он рассказал про главную тему Berlinale Talents-2021, миноритарное финансирование в России, объяснил, почему Фестиваль еврейского кино не станет масштабным мероприятием, и перечислил причины, по которым у российских продюсеров не получается выйти на внешний рынок.

Егор, по первому образованию Вы врач. Почему решили уйти в кино?

Я всегда интересовался кинематографом, а будучи студентом медицинского, вел Киноклуб Израильского кино при посольстве Израиля. Там же познакомился со своим нынешним партнером Константином Фамом. Параллельно с учёбой в медицинском я получал свое первое кинематографическое образование. По итогу завершения медицинского, я понял, что могу позволить себе выбирать и сконцентрироваться на том, что мне действительно интересно. В общем, это было осознанное решение. 

Как близкие отнеслись к этому выбору?

Нормально. Возможно, потому что я окончил медицинский с красным дипломом. То есть было понимание, что это мое осознанное решение, а не попытка бросить что-то начатое на полпути.

Можно ли сказать, что Вы пришли в кино через интерес к истории еврейского народа?

Нет, это не совсем так. Скорее благодаря кинематографу я смог найти применение своему интересу к еврейской культуре, а также поработать с важными для меня темами.

Почему Вы решили принять участие в Berlinale Talents?

Мне показалось это уместным и своевременным шагом на данном этапе своей деятельности. Мы стали готовы к этому. Когда я говорю «мы», то имею в виду команду нашей с Константином Фамом кинокомпании «Арк Пикчерс», а также наши совместные проекты с продюсером Катей Михайловой и ее компанией «Вега Фильм». Если говорить о совокупности этих проектов, то можно отметить, что определенная их часть направлена на создание кино, ориентированного на европейский рынок, либо кино, которое будет понятно и востребовано как в России, так и за рубежом. Для этого необходимо понимать, как работает европейский рынок. Мне показалось, что хорошим инструментом в этой связи служит Berlinale Talents. Это прекрасная образовательная площадка, где можно получить необходимые компетенции, знания и знакомства. Во многом это и про понимание того, какие тенденции есть в кинофестивальном мире. Плюс, конечно же, это имиджевая история, а также способ удовлетворения личной потребности расти в профессиональном плане. 

Вы подавали заявку впервые? 

Да.

И сразу прошли – это приятно слышать. Темами Berlinale Talents в разное время были «Смелость», «Самоидентификация» и т.д. В этом году форум проходил под знаком «Dreams». О чем мечтает кино сегодня? И какие тенденции Вы выявили?

Во-первых, нужно помнить, что в английском языке слово «dreams» означает не только «мечты», но и «сны». На форуме говорили и о том, и о другом. Надо понимать, что Европа по-прежнему находится в жестком локдауне, и для ее жителей прошлый год выдался, пожалуй, еще более тяжелым, чем для нас. Когда я сказал коллегам, что в Москве все открыто, все работает, а вакцину от Covid-19 можно сделать в торговом центре, то почувствовал себя белой вороной. С другой стороны, локдаун и пандемия – это как бы общая беда, то, что объединяет людей сегодня. В этой связи обсуждалось, как «сны и мечты» могут быть источником вдохновения в ограниченных условиях. В рамках форума даже была сессия, где говорили о том, как можно черпать вдохновение в снах.

Если говорить о тенденциях, то в качестве ключевой я бы выделил запрос на социальное кино. Значительная часть программы Berlinale Talents 2021 была посвящена социальным проблемам: проблемам деколонизации, неравенства, неравного распределения ресурсов, отказу привилегий и т.д. При этом немало сессий было посвящено и общению с выдающимися кинематографистами, среди которых я бы выделил Аву ДюВерней – номинантку на премию Оскар, постановщицу диснеевского блокбастера «Излом времени», Селин Сьямму – режиссерку фильма «Портрет девушки в огне», знаменитого Апичатпонга Вирасетакула,  а также всех членов жюри основного конкурса.

Также большое внимание уделялось личному опыту кинематографистов. Особенно ярко это было видно в рамках работы форума Doc Station, где документалисты питчинговали свои проекты, мы увидели много историй, прямо или косвенно связанных с ними самими. Вот такое впечатление о Berlinale Talents у меня сложилось, если вкратце.

Участники форума заявили те или иные социальные проблемы, а предложили ли их решения?

Участники форума не заявили проблемы и тем более не предложили их решения. Идея в том, чтобы репрезентовать проблемы через свое творчество.

В этом году форум Berlinale Talents впервые прошел онлайн. Вам удобно было работать в таком формате?

Мне было тяжело работать в таком формате, мы еще не привыкли к онлайну: Россия находилась в локдауне несколько месяцев, а в Европе по-прежнему действуют жесткие ограничения. И европейцы полностью перестроились в онлайн, это абсолютно иное восприятие реальности! Более того, наши западные коллеги видят в данном формате дополнительные возможности – преодоление географических, финансовых барьеров для участников подобных мероприятий и т.д. К тому же они уверены, что онлайн вошел в нашу жизнь навсегда. Мы же относимся к такому способу коммуникации как к временной мере, от которой, вроде бы, все равно нужно уходить. С одной стороны, онлайн действительно решает многие задачи. С другой стороны, я убежден, что ничто не заменит живого общения. 

Возвращаясь к Berlinale Talents, добавлю, что мне было еще некомфортно с точки зрения тайм-менеджмента. Если бы у меня была возможность приехать в Берлин, я бы не занимался ничем кроме форума, полностью погрузился бы в его мероприятия. Но в данном случае я провел все эти дни в Москве, в своем офисе, невольно отвлекаясь на другие дела. 

При всем этом следует отметить, что программа Berlinale Talents была организована очень качественно: и лекции, и семинары, и фронтальные дискуссии. У меня есть небольшой опыт участия на международных площадках, и отмечу, что организовать и провести онлайн-мероприятие на хорошем уровне очень непросто.

В каких именно мероприятиях Вы принимали участие ранее?

Мы участвовали в восточно-европейском рынке копродукции Сonnecting cottbus, представляли там фильм Марии Игнатенко «Призрачно-белый» (предыдущее название «Огонь!» /Fire! – Е. Одинцов). Также посетили первый виртуальный рынок российского контента Key Buyers Event Digital Edition, организованный «Роскино» в прошлом году. Хотелось бы подчеркнуть, что это мероприятие было проведено на очень высоком уровне. Не то чтобы я пользуюсь сейчас случаем, чтобы польстить «Роскино», просто считаю необходимым отметить, что у нас могут организовывать подобные мероприятия на самом высоком уровне.  

Возвращаясь к Берлину, несмотря на онлайн, удалось ли обзавестись полезными знакомствами?

Я говорю про ограничения, но в то же время понимаю, что, конечно, все ограничения прежде всего в голове, в том числе у меня. Лично мне было тяжело, тогда как многим другим участникам Berlinale Talents было комфортно в онлайне. Они уже там как рыбы в воде: делают какие-то приложения для онлайн-вечеринок и пользуются сервисами, о которых я не имел представления раньше.

Также познакомился с главой Европейской киноакадемии (European Film Academy – ред.) Матисом Воутером Нолом (Matthijs Wouter Knol). Мне было приятно попасть в список участников встречи с ним, который он составлял лично, и еще большее удовольствие доставило общение с ним и другими коллегами.

Если говорить о нетворкинге, то Berlinale Talents традиционно предоставляет широкие возможности для приобретения полезных знакомств. Во-первых, это коммуникация непосредственно с организаторами, ведь любой фестиваль – это прежде всего люди. Во-вторых, это коммуникация с участниками, с которыми можно и нужно продолжать общение после завершения форума. Мы уже начали делиться информацией на тему того, какие формы поддержки в наших странах действуют, обсуждать варианты коллабораций и так далее. 

Вы сами проводите крупное мероприятие – Московский еврейский кинофестиваль, – и в короткий срок состоялись как менеджер. В 2020 году на Вашем фестивале было представлено более 50 картин из разных стран. Помогает ли опыт участия в международных мероприятиях в организации и проведении своих?

В 2019 году наша программа была еще больше, тогда зрители увидели более 60 картин. Но тут дело не в количестве стран, все зависит от контента, мы не можем контролировать число фильмов, снимаемых на еврейскую тематику, соответственно, не можем расширяться до бесконечности, да это и не нужно. Наша цель – показать новые работы. Что касается совершенствования своих менеджерских навыков, безусловно, на Berlinale Talents я получил бесценный, с моей точки зрения, опыт проведения онлайн-мероприятий, однако очень надеюсь, что мне не придется применять его в рамках МЕКФа. Все же мне очень хочется провести наш кинофестиваль в полноценном офлайн-формате. Да, часть картин в прошлом году были показаны через наш онлайн-кинотеатр zerem.tv, но мы планируем параллельно развивать онлайн-кинотеатр и кинофестиваль, а не противопоставлять их друг другу.

Какие возможности российских кинематографистов на международном рынке сегодня имеются?

Если говорить в общем, то достаточно широкие, во многом благодаря проводимой политике в сфере культуры. В данный момент я вижу некую синергию в деятельности министра, главы профильного департамента и «Роскино». В этом смысле сегодня в России сложилась хорошая конъюнктура для создания копродукционных проектов. Об этом свидетельствует и проведение новых индустриальных мероприятий в России, и организация российского присутствия на главных кинофестивалях и кинорынках на принципиально новом уровне. Также очень важно для отрасли введение миноритарного финансирования – это большая заслуга Минкультуры.

Расскажите об этом, пожалуйста, подробнее.

Раньше, чтобы получить финансирование, нужно было иметь статус национального фильма. Чтобы получить статус национального фильма, сумма вклада с российской стороны должна была превышать 50%. Это не давало возможности России как институции принимать участие в европейской копродукции в миноритарном формате. Теперь все иначе: предположим, в Германии снимается фильм, который находится на стадии постпродакшна, а также имеет некий потенциал для российской аудитории. Благодаря системе миноритарного финансирования российский продюсер может выступить партнером такого проекта и попытаться привлечь на его завершение государственную субсидию. Помимо этого в России действует фонд «КИНОПРАЙМ», ориентированный на поддержку российского авторского кино и продвижение его на внешнем рынке. Иными словами, сегодня в России есть достаточные возможности для создания проектов с международным потенциалом, и они несопоставимы с тем, что было даже семь лет назад, когда я только начинал свою деятельность в индустрии.

Более того, не стоит забывать, что наше государство является членом Европейского Совета и может принимать участие в конкурсе «Евримаж» (Eurimages). Также у России есть соглашения о культурном сотрудничестве с достаточно большим количеством стран. Вся эта информация была отлично презентована «Роскино» на прошедшем Европейском кинорынке (European Film Market), они сделали видеоролик с исчерпывающей информацией, который теперь легко можно отправить потенциальным партнерам, что я и сделал.

С какими трудностями сталкиваются современные авторы, выходя на внешний рынок? 

По моим ощущениям, по-прежнему негативно влияет политическая ситуация, непростые отношения России с Евросоюзом. Я не могу сказать о каких-то барьерах, лично я пока с этим не сталкивался, но вижу, что некая предвзятость есть. 

При этом глобально все упирается именно в компетенции, необходимые для работы на европейском рынке, или их отсутствие. К сожалению, очень часто слышу от коллег о нехватке сведений о том, как искать и взаимодействовать с партнерами в Европе. Но это не совсем так, информация есть, ее нужно уметь находить и обрабатывать. При этом простого знания языка недостаточно, нужно знать индустриальный язык и язык коммуникаций. И много чего еще! Слушайте, мы говорим про целую сферу профессиональной активности – работа на международном рынке, этому нужно учиться. В прошлом году у нас, кстати, запустили программу, специально для этих целей – EAVE ON DEMAND IN RUSSIA, где можно на конкурсной основе приобрести необходимые навыки под руководством опытных экспертов. Я думаю, что сегодня многое зависит от личного желания продюсера развиваться в своей профессиональной сфере.

Как меняется киноиндустрия в условиях глобализации? Не получится ли так, что бал будут править крупные игроки вроде «Нетфликса», а остальные станут обслуживать их интересы?

Думаю, что у глобализации есть свои плюсы и минусы. С одной стороны, любой зритель получает доступ к контенту очень высокого уровня, который с недавнего времени еще и очень качественно локализуется. С другой стороны, может потеряться аутентичность проектов.  Однако мне кажется, что сам факт существования Берлинского кинофестиваля и подобных ему мероприятий свидетельствует о наличии пространства для нестудийного кино. Что касается «Нетфликса», о котором Вы спросили, конечно, это серьезный игрок, ключевой бенефициар 2020 года, который вкладывает огромные средства в развитие контента и нацелен на максимальный охват аудитории. При этом компания достаточно профессионально подходит к работе с новыми территориями и аудиториями. Недавно была новость, что «Нетфликс» запускает фонд в размере 100 млн долларов для поддержки недопредставленных сообществ в кино и на телевидении. По-моему, это круто. В целом я вижу здесь больше возможностей, чем рисков. Если же Вы имеете в виду нарушение чьих-то локальных интересов или конкуренцию, то я не думаю, что тут все однозначно: тот же «Нетфликс», заметьте, так и не вышел напрямую на российский рынок, а действует через местного партнера. И посмотрите, как быстро закрылись границы в период пандемии, до полной глобализации нам еще очень далеко.

Есть еще популярная страшилка – искусственный интеллект. Обсуждали ли вы эту тему на Berlinale Talents?

Нет, не обсуждали, хотя мне эта тема чрезвычайно интересна: мы работаем над дебютным фильмом режиссера Амира Исаева «Резервная копия» – получили поддержку в Минкульте и планируем начать съемки в ближайшее время. 

Вы ее представляли на питчинге дебютов, да. Поздравляем!

Спасибо!

Вот мы и заговорили о Ваших проектах, в завершение беседы. Расскажите, пожалуйста, над чем еще работаете? Когда состоится Московский еврейский кинофестиваль 2021?

Проведение фестиваля запланировано на октябрь. Обычно мы проводим его в июне, но в этот раз нам необходимо дождаться итогов Каннского фестиваля. Наши правообладатели ждут результаты отбора, для каждого фильма есть иерархия. К тому же, как я уже сказал, надеемся на его проведение в офлайн-формате. В этом году Московский еврейский кинофестиваль пройдет при поддержке Министерства культуры, что, конечно, является для нас приятным фактом. Что касается кинопроектов, мы продвигаем вышеупомянутую картину Марии Игнатенко «Призрачно-белый», вышли на стадию постпродакшна фильма Константина Фама «Биомеханика Мейерхольда». Есть еще несколько проектов в разработке, но о них пока рано говорить. 

Беседовала Аля Колдунова

Проект знакомит начинающих кинематографистов, живущих в разных российских городах, со спецификой творческого процесса от дебютантов и мэтров кинематографа. 

Подробная информация о проекте на сайте

#Росмолодежь, #Росмолгрант, #Ресурсцентр, #ВКМП, #Россиястранавозможностей

ООО "МУВИСТАРТ" использует cookie (файлы с данными о прошлых посещениях сайта) для персонализации сервисов и удобства пользователей.
ООО "МУВИСТАРТ" серьезно относится к защите персональных данных — ознакомьтесь с пользовательским соглашением и политикой конфиденциальности
Принять