Сб. Окт 19th, 2019

Сайт для молодых кинематографистов

«Короткометражное кино – лучшее, что может быть». Интервью с режиссером Сашей Домогаровым мл.

Саша Домогаров младший окончил режиссерскую мастерскую Высших курсов сценаристов и режиссеров, снял короткометражку «Пустите детей», ставшую фестивальным хитом, выступил в качестве приглашенного режиссера картины «Пиковая Дама. Зазеркалье», а сейчас работает над семейным фильмом «Пальма». Об успехах, страхах и вызовах молодого режиссера он рассказал редакции Moviestart. В ближайшее время в прокат выходит хоррор «Пиковая Дама. Зазеркалье»,…

Саша Домогаров младший окончил режиссерскую мастерскую Высших курсов сценаристов и режиссеров, снял короткометражку «Пустите детей», ставшую фестивальным хитом, выступил в качестве приглашенного режиссера картины «Пиковая Дама. Зазеркалье», а сейчас работает над семейным фильмом «Пальма». Об успехах, страхах и вызовах молодого режиссера он рассказал редакции Moviestart.

В ближайшее время в прокат выходит хоррор «Пиковая Дама. Зазеркалье», где ты выступил в роли режиссера, расскажи, пожалуйста, как ты оказался в этом проекте?

Это долгая история. Все началось с короткого метра. Я со своей командой, с продюсером Кристиной Рейльян, снял короткометражный триллер «Пустите детей». Мы давно его вынашивали и сделали. После того, как мы выложили трейлер фильма в Интернет, начали поступать предложения от продюсеров. Картина была еще не закончена – мы делали цвет и искали, где можно недорого сделать звук. Ко мне обратился продюсер, который на тот момент как раз занимался разработкой второй части «Пиковой дамы». Мы встретились и мне предложили стать на этом проекте режиссером. Первая часть мне нравилась, и я попросил почитать сценарий. Сценарий мне не понравился, я в него не верил. Это был такой момент, когда нужно было что-то решать. Мы начали понемногу работать над сценарием. Но вскоре продюсер, который меня пригласил, ушел, прокатчики тоже были не готовы работать дальше. Я выдохнул, но потом со мной захотел встретиться Константин Буслов, и он мне предложил дальше работать над проектом. Мы договорились переписать сценарий. Дело завертелось, и в сентябре я подписал договор. Был страх, что если сейчас откажусь, потом не позовут: дебютантский страх, когда нет своего сценария. В этом плане я по-хорошему завидую тем, кто начинает творческий путь со своего авторского кино. Это ценно. Кто-то мечтает, чтобы это было так: ты снял и тебя позвали. Я не знаю, что лучше: когда ты – всего лишь нанятый человек и сложно оставить свои идеи, или когда это — твое и тебе есть за что бороться: за каждое слово, запятую, потому что только ты знаешь, как это выглядит. Я бы хотел идти по второму пути.

Чем отличается работа на большом проекте от съемок короткометражного фильма?
Колоссальная разница. Короткометражка – это твое. Ты можешь делать любое авторское кино, даже если оно жанровое. Эксперименты – все твои, решения принимаются тобой и твоей командой. Есть только творческая группа и тебе не надо никому доказывать, почему должно быть именно так, в этом жанре. На «Пустите детей» были свои проблемы, они были связаны с тем, что мы студенты и нас никто всерьез не воспринимал. У нас актриса за 5 дней до начала съемок ушла на другой проект, потому что там ей платили больше. Мы сами искали локации, сами строили декорации в гараже, где моют большие Камазы. Мы прошли этот путь сами от начала до конца. Это тяжело, но приятно. В большом продюсерском кино – это все равно не до конца твой фильм. Я считаю, что в таком случае режиссер должен полюбить и присвоить эту историю, тогда можно за нее биться. Работа на большом проекте – колоссальный опыт. На «Пиковой даме. Зазеркалье» я учился производству — у нас было 27 смен. Мы строили декорацию, перестраивали замок. Я люблю красивое кино и нам с оператором дали возможность это сделать. Мне разрешили позвать моего оператора Алексея Стрелова, но полностью свою команду я собрать не смог. Я могу разглядеть талант, но начинающим не все доверяют. У нас вообще проблема с доверием. В целом в большом кино я приобрел огромный опыт и колоссальное количество страхов, например, сейчас я читаю от буквы до буквы все договоры, которые подписываю. Еще я научился понимать, на что ты можешь рассчитывать. У меня в голове все масштабно. «Пиковая дама. Зазеркалье» – дорогое кино. Моя короткометражка «Пустите детей» тоже была недешевая, она стоила больше миллиона. В итоге, фильм окупился финансово, хотя я не думал о заработке. Еще больше он окупился профессионально. Было множество предложений, из которых два уже реализовались.

Да, сейчас ты работаешь над фильмом «Пальма» совместно с компанией «Марс Медиа». Какова история этого проекта?
Мою короткометражку «Пустите детей» увидели продюсеры «Марс Медиа» и тоже предложили встретиться. Одним из них, был молодой продюсер Коля Ларионов, с которым мы вместе учились на ВКСР. На встрече меня спросили: «Что у тебя есть?». К этому вопросу нас подготавливали еще на ВКСР. Мы знали, что в голове нужно иметь пул идей, одна лучше другой. Естественно, у меня этого не было, и этого вопроса я боялся. Но до этой встречи я случайно, за день-два, у папы в Facebook увидел статью про собаку, которая ждет хозяина на взлетной полосе. Я ее почитал, разместил у себя и отправил своему продюсеру Кристине. Это фильм: аэропорт, самолет, собака – мечта кинематографиста, столько образов. Кристина сказала, что это похоже на Хатико. И действительно, это было бы хорошее, большое, яркое, семейное кино. Кроме того, действие происходит в Советском союзе, который неплохо «заходит» в последнее время в российском прокате. В общем, на встрече с продюсерами я озвучил 2 идеи. Среди них была история про Пальму. Она им понравилась. Вторая история была про молнии – я очень боюсь молний. Моя давняя мечта — сделать крутую научно-фантастическую историю про молнии. Но я не успел про это ничего сочинить. А «Пальма» была практически расписана, она сложилась у меня в голове. Мне позвонили через несколько дней и предложили запустить фильм. Я работал тогда над «Пиковой дамой», и продюсеры нашли сценариста, чтобы доработать этот проект. У меня не получилось одновременно работать над двумя фильмами – был слишком погружен в съемки. Первый драфт написала Катя Мавроматис – прекрасная сценаристка, очень чувствительная, с опытом, который ей помогает. В ее истории были эмоции – это главное. Но из этого драфта можно было спокойно убрать собаку и все бы только улучшилось. А для меня было очень важно, чтобы история была про собаку. И мы начали переписывать. Я немного жалею, что делал все параллельно. Можно было потратить год на написание и доработку этой истории.

Как ты пишешь сценарии?
Я включаю в сценарий очень много художественных описаний, картинки, образы. Мне это нравится. Очень хочу научиться писать хорошие диалоги. Сейчас плотно изучаю драматургию.

Какой режиссер тебя вдохновляет?
Я – поклонник Стивена Спилберга и стараюсь у него учиться. Сначала я интуитивно брал у него какие-то приемы, а потом стал сознательно понимать, почему он мне нравится и что бы мне хотелось у него перенять. Для меня ценно именно режиссерское видение Спилберга: как он строит кадр, как работает с артистами, как вставляет музыку. Не просто так он говорит: «Если бы я не был режиссером, я бы был композитором». Я считаю, что Спилберг – один из самых музыкальных режиссеров в кино.

Назови, пожалуйста, главные вызовы молодым российским режиссерам, существующие сегодня.
Скажу по себе. Первый вызов – сценарий. Сценарий «Пустите детей» я написал очень быстро по рассказу Стивена Кинга. Мне хотелось снимать, и это был порыв. Больше пока я ничего не написал, я не прошел школу сценаристики. Раньше учили, что в сценарии нельзя писать литературные пояснения. Сейчас я пришел к тому, что сценарий должен быть эмоциональным. Где-то надо прибегать к красивому языку. Например, повесть «Белый Бим Черное Ухо» – заказная повесть Мосфильма для экранизации. То есть для фильма изначально заказывался не сценарий. Намного приятней и легче работать, когда у тебя есть мощная литературная основа. В общем, сценарий спасет.
Второе – существующая проблема с доверием. Если продюсеры выбирают молодого режиссера, они должны понимать, за что его берут, поверить и доверить. Когда продюсер хочет сам снимать кино, он должен сам снимать кино.
Третье – снимать больше короткометражных фильмов. Перед любым полнометражным проектом идеально снять хотя бы этюд. Так ты погружаешься в процесс. Короткий метр – лучшее, что может быть. Я надеюсь, что после «Пальмы» я сделаю «коротыш». Только так можно развиваться и открывать новые грани себя.

Комментируйте новости Молодежного центра Союза кинематографистов в социальных сетях FacebookВКонтактеInstagram и Telegram!

Поделиться