Вт. Ноя 12th, 2019

Сайт для молодых кинематографистов

Член FIPRESCI, кинокритик Александра Поршнева: «О наболевшем с любовью»

Специально для Moviestart кинокритик (сайт о кино «Vosmerka.kz»), член FIPRESCI и Ассоциации кинокритиков Казахстана Александра Поршнева делится своими фактами "о наболевшем". Планировалась публикация формата "10 фактов", но Александра выбрала цифру 8, лаконично и поэтично аргументировав свою позицию, как и полагается хорошему кинокритику. Александра Поршнева: "Люблю кино, хоть кино(-индустрия) не любит меня. Люблю восьмерку: наш сайт,…

Специально для Moviestart кинокритик (сайт о кино «Vosmerka.kz»), член FIPRESCI и Ассоциации кинокритиков Казахстана Александра Поршнева делится своими фактами «о наболевшем». Планировалась публикация формата «10 фактов», но Александра выбрала цифру 8, лаконично и поэтично аргументировав свою позицию, как и полагается хорошему кинокритику.

Александра Поршнева: «Люблю кино, хоть кино(-индустрия) не любит меня. Люблю восьмерку: наш сайт, цифру как знак бесконечности, диалог. Поэтому от библейской десятки отойду в сторону вечного движения».

8 фактов о кинокритике Казахстана, или А кто такие критики – большой, большой …

Определим широту территориального охвата – я буду говорить о казахстанском кино, и обо всем, что касается отношений к кинопрофессии, к коей принадлежу. Определим также, что кинокритик – это не обзорщик, не блогер, не диванный крикун, и не сервисный критик, а среднестатистический журналист-фрилансер (что встречается чаще), или выпускник кинофакультета, не обязательно киноведческой специализации (что реже). Сложно сформулировать какой негласный постулат из какого проистекает, но ясно точно, что всё слишком взаимосвязано.

1. Кинокритиков никто не любит.

Нет, это не жалоба, и я не прошу подходить с сочувствием и пониманием, целовать меня в темечко и говорить, что всё будет хорошо. Просто сама критическая мысль (а мы сейчас будем говорить не о сервисной кинокритике) подразумевает под собой наиболее точную формулировку мнения (!!!), выраженную с позиции владения определенными профессиональными навыками и знаниями. Проще говоря – если ты не обслуживаешь чьи-либо интересы, за которые платят/кормят/любят, то будь добр – говори открыто и искренне, но доброжелательно. Помимо прочего как-то сложилось, что кинокритики Казахстана сегодня могут выбрать только три пути. Первый – быть дружочком-поддержалкой (значит закрывать глаза на те непотребства, которые друг-режиссер/продюсер/издатель устроил, и ставить штампик «очень хороший фильм»). Второй – быть высокопарным молчуном, а значит взирать на кинопроцессы с высоты научного снобизма и говорить «а вот Шакен Айманов…» без привязки к реальности. И третий – быть опальным самопродвиженцем, то есть писать и работать над тем, что интересно и актуально без оглядки и контекста, но и без зарплаты и востребованности, без возможности взаимодействия с республиканскими фестивалями. Почему не дано среднего не понятно с профессиональной точки зрения, и понятно с человеческой. Просто режиссеры/продюсеры/издатели/редакторы тоже люди, и, к сожалению, без ясных, аргументированных причин, им свойственно обижаться. Ну и обижаются, конечно, на тех, что критикуют. Бывает, кстати, и критикуют не аргументировано. Так что это замкнутый круг.

2. Кинокритики чаще всего не влияют на кассовые сборы фильмов.

Во-первых, потому что пишущих критиков, рефлексирующих на современные киноновинки становится всё меньше. Всё больше собрата нашего уходит в продюсирование, в промоушн или фестивальное движение. Во-вторых, понятие киносборов – весьма туманная территория, и открывается как в компьютерной игре «Герои» — либо хитростью тактики, либо кровопролитными боями дискуссий. В-третьих, мало какому зрителю вообще интересно пойти на тот фильм, что рекомендует кинокритик. Потому как зритель (нами же самими) еще не подготовлен и не научен культуре хождения в кино. Кинотеатр в Казахстане за редким алматинским исключением существует в рамках киноплексов, а значит – живет внутри потребительской обители торговых центров и мегамаркетов.

3. Как я упоминала ранее, кинокритиков становится всё меньше качественно, и больше количественно.

Тут тоже всё просто раскидывается по полочкам. В Казахстане существует три ВУЗа, имеющие кафедры по подготовке киноведов. Ежегодно выпускается около двадцати киноведов (хотя цифры здесь не могут быть точными в связи с тем, что количество государственных грантов ежегодно варьируется, а для желания учиться платно киноведение – не такая популярная специализация, как режиссура), и это действительно обнадеживающая цифра, учитывая то, что набор на специализацию происходит ежегодно. Но вопрос в том, кто из них остается в профессии? Один или два человека, которые вполне вероятно поступают в магистратуру, а после ее окончания также сидят без работы по полученной профессии. Всё это происходит от того, что возможностей трудоустройства киноведов (-критиков) – мизерное количество. Специализированных изданий, посвященных кино – нет. Научная деятельность (за исключением обучения в магистратуре и докторантуре) – не поддерживается. Лишь некоторые попадают в фестивальное движение. Остальные ребята либо уходят в кинопроизводство, либо уходят из кинопрофессии вообще.

4. Соответственно, кинокритика почти не омолаживается.

5. Кинокритика постоянно подвергается обвинениям во вкусовщине.

Во многом в Казахстане этому виной сами кинокритики. Здесь главенствующую роль играют факторы дружеспособности и профессиональной чистоплотности автора. Как возражал мой мастер Бауыржан Ногербек когда с пеной у рта ему доказывали, что дружба между кинокритиками и киноделами существует: «Приготовьтесь к тому, что даже самые преданные друзья отвернутся от вас после первой же вашей критической статьи на их произведение». Каждый выбирает для себя форму искренности и меру правды. В конечном итоге за обидным словом «вкусовщина» стоят нежелание обидеть знакомого (ведь он такой хороший, хоть и снимает уже третий провальный во всех отношениях фильм на государственные деньги), или натуральная вкусовщина, покрытая толстым слоем снобизма и узкомыслия. Хотя, что такое искусство, как не высшее проявление вкуса?

6. Кинокритика перестала заниматься самоанализом.

Я не говорю о монографиях, теоретических и исторических учебниках, о диссертациях и дипломных работах, но где же хотя бы аналитические статьи об истории киноведения и кинокритики в Казахстане? На мой взгляд, нельзя понять того, что может быть дальше без ясного осмысления прошлого. Невозможно разобраться в методологии профессии сегодня без оглядки на ступени развития, стилистические особенности анализа фильмов и бла-бла-бла. И давайте не будем брать в счёт слабенькие дипломные работы библиографического характера, посвященные отдельным исследователям национального кино.

7. Кинокритика впала в ступор.

Потому что какой бы сиюминутной ни была рефлексия на кинематографическое произведение, она должна иметь не только точку опоры (я про теоретические и практические знания кинокритика), но и направление движения. Перед автором всегда стоит вопрос «зачем?»: зачем писать саркастичные статьи, зачем готовить интервью с режиссером/продюсером и прочими, зачем нужны лонгриды, когда существует формат Instagram/Telegram-записки. Чаще всего этот вопрос становится не столько дамокловым мечом, то есть напоминанием важности сути, сколько камнем преткновения для сомневающихся. Так возникает ступор и дефицит идей.

8. В конце концов, кинокритика перестала быть выражением страстной любви к кино.

Что тому виной – понять сложно. Но преданности профессии явно стало меньше. Я не мудрствую, я не ворчу. Просто на фоне открытий доброго прошлого становится понятно, что ничего то мы не понимаем, прямо как Джон Сноу.

8 (добрых) фактов о кино Казахстана, или Чайная ложечка мёда

1. День казахского кино мы празднуем 12 сентября.

«12 сентября 1941 года Указом №762 Народного Комиссариата Казахской ССР открывается Алматинская студия художественных фильмов, то есть именно с этого дня начинает свою работу первая отечественная киностудия художественных фильмов, и, следовательно, рождается отечественное кинопроизводство», — констатирует киновед Баубек Ногербек.

2. «Амангельды» — первый казахский звуковой фильм.

Фильм повествует о восстании под руководством Амангельды Иманова против гнета царизма. Это первый фильм, над которым работали казахские драматурги и сценаристы Габит Мусрепов и Беимбет Майлин. Долгое время имени Беимбета Майлина не было в титрах фильма – драматург был репрессирован в 1939 году.

3. В годы Великой Отечественной Войны в Алма-Ату были эвакуированы киностудии «Мосфильм» и «Ленфильм».

В 1941 году на базе Алма-Атинской студии кинохроники и киностудии художественных фильмов создана Центральная Объединенная киностудия — ЦОКС, которая включала в себя эвакуированные в Казахстан киностудии «Мосфильм» и «Ленфильм». ЦОКС работала в Алма-Ате до 1944 года и выпускала в годы войны 80 % всех отечественных художественных фильмов. ЦОКс дала возможность работать таким мэтрам кинематографа как Сергей Эйзенштейн, Дзига Вертов, Михаил Ромм, Всеволод Пудовкин, а также оказала значительное влияние на формирование профессиональных кадров в Казахстане.

4. В казахском кино тоже существовала «новая волна».

После засилья кондовых фильмов это явление казахского кино конца 80-х годов представило зрителю нового героя (все ведь помнят В. Цоя в фильме «Игла»?) и жестокую реальность по переосмысленным принципам «синема верите». Спасибо мастерской Сергея Соловьева за всплеск в истории казахского кино.

5. Адильхан Ержанов – первый казахстанский кинематографист, принятый в Европейскую киноакадемию.

Адильхан Ержанов – двукратный участник Официальной Программы Каннского Международного Кинофестиваля («Хозяева», 2014, и «Ласковое безразличие мира», конкурс «Особый взгляд», 2018). Ежегодно EFA вручает премии за лучшие картины. Сегодня в ней состоят более 2000 кинематографистов из 37 стран. В их числе знаменитые режиссеры, Жан-Жак Анно, Бернардо Бертолуччи, Михаэль Ханеке и другие. С 2018 года к ним присоединился и Адильхан Ержанов.

6. «Nomad stuns» — одна из лучших каскадерских команд, работающих с лошадьми.

Руководитель группы Жайдарбек Кунгужинов является участником Международной группы постановщиков трюков Hitz International. Благодаря этому каскадеры Nomad Stunts вошли в состав одной из лучших мировых каскадерских команд. К слову, в списке работ у ребят значатся «Неудержимые 2», «47 ронинов», «Конан Варвар», «Мын бала», «Шал», «Рэкетир», «Дорога домой», «Баахубали 2», а также сериалы «Марко Поло» и «Эртургрул».

7. В этом году впервые в истории независимого Казахстана в широкий прокат вышел документальный фильм.

А случилось это чудо для фильма Кати Суворовой «Петь свои песни» благодаря не менее резонансной предыдущей документальной картине о судьбе Аральского моря «Завтра море». К слову, также способствовали тому премьерный показ в Локарно и активное участие режиссера в судьбе продвижения своих работ. Так что петь свои песни в документальном кино удается не каждому режиссеру Казахстана.

8. Впервые международный кинофестиваль в Пусане откроется казахстанским фильмом.

Снятая совместно с японскими кинематографистами картина «Конокрады. Дороги времени» Ерлана Нурмухамбетова рассказывает историю 12-летнего мальчика, чей отец был убит конокрадами. Ранее режиссер был удостоен главного приза программы New Currents за фильм «Ореховое дерево».

Комментируйте новости Молодежного центра Союза кинематографистов в социальных сетях FacebookВКонтактеInstagram и Telegram!

Поделиться