MovieStart

Сайт для молодых кинематографистов

MovieStart > Интервью > «Нужно время, и в видеоэссеистику придут кинокритики»: интервью с редактором подкастов и видеоэссе «КиноПоиска» Даулетом Жанайдаровым

«Нужно время, и в видеоэссеистику придут кинокритики»: интервью с редактором подкастов и видеоэссе «КиноПоиска» Даулетом Жанайдаровым

Moviestart продолжает публиковать по четвергам интервью с кинокритиками от выпускников программы «Практическая кинокритика» Московской школы кино. Куратор – Всеволод Коршунов, кинокритик, киновед и редактор, куратор программы «Практическая кинокритика».

Сегодня – беседа Антона Богданова с Даулетом Жанайдаровым.

Даулет Жанайдаров преподавал в Высшей школе экономики, а теперь отвечает за редактуру подкастов и видеоэссе «КиноПоиска». Ещё Даулет известен своей феноменальной памятью на кадры из кино разных лет. В этом интервью мы поговорили с Даулетом о том, кем и в каких проектах может работать кинокритик, обсудили различия между академической кинокритикой и анализом в новых медиа, а также отметили качества и умения, необходимые для работы в команде «Кинопоиска».

Первый вопрос, которым, тебя, наверное, достали –– мини-викторина. Кадр из фильма, ты знаешь, что говорить. 

Нет. Не узнаю кадр. 

Как же так?

Ты надеялся на эффектное начало интервью (смеется)? Я не смотрел довольно большую часть классики мирового кино, за что иногда стыдно. Но мне это как будто не мешает, и я медленно наверстываю.

А если посмотреть на пол в кадре? Может быть, он даст подсказку.

–– Пол похож на что-то линчевское. Если это Дэвид Линч, то, может быть, «Человек-слон»?

Это не Линч. Но, кажется, он вдохновлялся этой работой. На кадре в кровати лежит Жан Маре.

Это «Орфей» (фильм Жана Кокто. — Прим. ред.). Я его давно смотрел.

Я специально взял непростой кадр. Как ты узнаешь фильм по кадру?

Сначала угадываю актеров, а затем анализирую, в какое время и как снят фильм. Узнавать что-то на визуальном уровне не всегда легко.

Твоя феноменальная память связана только с кино или проявляется и в других сферах?

Мне кажется, это простая визуальная память. Я запоминаю кадры, мизансцены, которые понравились, или о которых однажды задумывался. По образованию я историк, отсюда профессиональная память на имена, даты, названия. К тому же люблю квизы и викторины, потому пошел на проект «Удивительные люди» (телевизионное шоу о людях с необычными способностями выходящее на канале «Россия». – Прим. ред.), откуда ты, вероятно, и взял идею, чтобы я угадал фильм по кадру.

Киноквизы и квизы вообще появляются из-за развития новых форматов, или причина в поколении, которое всё воспринимает фрагментировано: кусками, кадрами?

Не думаю, что это какая-то поколенческая разница. Если задуматься о различиях «зумеров» и «бумеров», то ответ не так очевиден, как кажется. Различий внутри одного поколения между людьми разного социального происхождения гораздо больше. Я не очень верю в идею постоянного регресса и того, что был золотой век, когда люди читали большие тексты, запоминали большие пласты информации, а сейчас всё стало фрагментированным. Скорее, сама идея такого досуга, идея кино, как эскапизма от повседневных дел, стала популярной в Москве и больших городах, потому что это необычный тип развлечения, к тому же соревновательный.

Раньше викторины запускали люди, не связанные с кино,  теперь квизы устраивают кинокритики, например, Егор Москвитин делает «Кинофан».

Понятно, почему кинокритики в это уходят. Традиционное бумажное киноведение с проведением анализа и написанием текстов, поездками на кинофестивали –– это работа с буквами, и она уже не работает. Любовь к кино и знания о нем можно переводить в другие форматы и медиа. Авторитет многих СМИ уменьшается, ведь кинокритика –– это зачастую анализ субъективного ощущения. Сегодня кинокритики конкурируют за внимание аудитории не друг с другом, а с видеоиграми, постами друзей, YouTube-блогерами и так далее. Бумажная информация воспринимается в коротком формате эмоционального отзыва, с которым ты можешь себя соотнести. Она направлена на довольно узкий круг людей, тех же кинокритиков или их знакомых, которые вместе обсуждают свои заметки в духе: «Вот, это интересная идея, а тут я с тобой не согласен». Ну это уже не работает, как, например, когда-то было в журнале «Афиша», который писал о фильме, и дальше тебе обязательно нужно было его посмотреть. Там до сих пор пишет Зельвенский, прекрасно пишет, но такого охвата и влияния как у печатных журналов середины нулевых уже нет. Поэтому большинство кинокритиков старается уходить в разные другие сферы. Антон Долин стал таким популярным не потому, что когда-то писал кинокритические заметки в журнал «Афиша», а потому что выступал в «Вечернем Урганте». Даже на YouTube можно найти бесконечное количество материала, где он что-то рассказывает. Его пример –– показательная история людей, которые что-то пишут или делают о кино. 

Может быть, именно финансовые вопросы подтолкнули критиков к работе в разных направлениях: в квизах, видеоэссе, кураторстве фестивалей, программировании показов? 

Конечно. Те же бумажные издания уже все… их очень мало осталось. Поскольку спроса на авторитетное киноведческое мнение о новинках проката нет, то и возможность получать за это сносные деньги исчезает. Другой вопрос, что кинокритика, наверное, никогда не была прибыльным делом. Люди туда шли и идут по любви. Если ты любишь какую-то определенную сферу, тебе не так важно, чем в ней заниматься. Если только мы не говорим о зашоренных снобах, которым нужен только журнал: бумажный, толстый, который выходит раз в два месяца.

Печатная кинокритика умирает?

Когда мы говорим о каком-то аспекте деятельности и его смерти, мы предполагаем некое поступательное развитие и его замену на новые, «зеленые», наглые форматы, вроде подкастов, видеоэссе или квизов. В таком формате кинокритика жить будет. Но и спрос на тексты по-прежнему есть. Чаще что-то легче прочитать, чем послушать или посмотреть, это просто технологическая вещь. Мы потребляем много контента, и с текстом взаимодействовать быстрее.

Возможно ли, что печатный формат останется в виде более глубокого анализа, академических статей, а новые медиа уйдут в более развлекательный формат?

Это зависит от людей, которые этим занимаются. Понятно, почему в печатном издании, которое выходит раз в два месяца, делают не практические рекомендации для зрителя, ведь это быстрее и проще сделать в диджитале, а глубокие исследования, даже не столько в виде разборов фильмов, сколько в виде эссе на вольные темы. Такая работа требует больших усилий, зато статьи остаются на века. Для текстовых разборов фильмов инструментарий более-менее разработан, ведь киноведение во многом выросло из литературоведения. В подкастах это сделать сложнее, потому что говорить о кино, это как танцевать об архитектуре. В разговоре не все аспекты можно разобрать хорошо, поэтому обычно говорят о содержании. Если говорить о видеоэссеистике, то в ней еще не так много людей, особенно с академической подготовкой. При этом я убежден, что о кино нужно говорить в видео просто потому, что текстом всего не описать. Визуальные приемы и режиссерские ходы в тексте можно объяснить операторской или монтажной терминологией, например, склейкой, или показом скриншотов. Но у видеоанализа возможностей гораздо больше. Мне нравятся те видеоэссе, которые отвечают не только на вопрос «как?», но и на «зачем?». Нужно время, и в видеоэссеистику придут кинокритики.

В России видео о кино много. Хорошей видеоэссеистики мало. В основном, люди просто что-то говорят по теме кино. 

Да, такие видео напоминают посты в соцсетях. Это даже не разбор, а личное субъективное мнение. Или формат короткого рекомендательного поста, который есть во многих медиа, например «200 знаков про то, что из себя представляет этот фильм». 

А как бы ты охарактеризовал Евгения Баженова, известного как BadСomedian? Он –– критик, видеоэссеист или блогер с субъективным мнением о кино?

Кинокритика –– это такая форма журналистики, которая работает, как правило, на зрителя и его навигацию в море фильмов: что смотреть, а что нет. У BadСomedian обзоры выходят сильно позже. По ним сложно сориентироваться в том, что хорошо, а что плохо. Мне кажется, это юмористическое шоу на основе фильмов. У него есть разборы по учебникам кинодраматургии: вот герой не развивается, или ему нельзя сопереживать. Это азы, полезные людям, которые снимают и смотрят жанровое кино. В основном, Баженов говорит о сценарии, косяках фильма и содержательной части фильма. Но я не думаю, что это киноведение.

Ты говоришь, что кинокритика должна работать как некий навигатор в мире кино. Журнал «Искусство кино», например, работает как навигатор? Они пишут про фильмы с разных фестивалей, которые вряд ли выйдут в российский прокат.

Вестник фестивалей –– это тоже своего рода кинокритика, где делают зарубки на просмотренном и разбирают, за что один фильм наградили, а другой нет. Грань с киноведением часто невидима. Реципиент одного типа текстов –– не зритель, которому нужен навигатор, а тот, кто фильм уже посмотрел. Кажется, каждый автор, в зависимости от своих знаний, инструментария и предпочтений склоняется к тому или другому. Не могу сказать, что много читаю «Искусство кино», но в издании вижу довольно сильный разброс по тому, как люди пишут.  В журнале нет единого стиля, в этом плане «Искусство кино» –– более свободное медиа. В «КиноПоиске» форматы определенные и четкие, поскольку мы ориентированны именно на зрителей и читателей. В «Искусстве кино» каждый автор по-своему выстраивает свою статью: кто-то пересказывает сюжет, а кто-то нет, чтобы читатель захотел посмотреть фильм. 

Почему так происходит? У «Искусства кино» мало авторов, и они согласны на любые форматы текстов? Или журнал дает полную свободу авторам хороших текстов, и формат не так важен? 

Конечно, речь об авторской свободе. Разумеется у журнала есть редакционная политика. Но она больше касается пространственного среза: какие фильмы и как собрать. В остальном важен интересный текст, из которого понятна мысль автора. Но я не специалист в текстах «Искусства кино». Мне не то, чтобы не нравится то, о чем там пишут, но авторов, которые могут вывести эссе на свободную тему вокруг фильма так, чтобы это было интересно, немного. Это очень сложная задача.

Вернемся к «КиноПоиску». Расскажи как ты попал в команду. Помогло ли в этом участие в шоу «Удивительные люди»?

Шоу не помогло. Лиза Сурганова, главред «КиноПоиска», опубликовала в фейсбуке пост с вакансией редактора видео и подкастов. Я написал большое сопроводительное письмо, рассказал, кто я, что умею делать, почему меня стоит взять и постскриптум написал, что участвовал в шоу на канале «Россия» и  не знаю, насколько стыдный факт.  Как говорит Лиза, это было относительно адекватное письмо. Мы встретились на собеседовании, я выполнил тестовое задание, в котором написал, как можно было бы улучшить видео и подкасты. До этого я работал в проекте «1917», который делала студия Михаила Зыгаря. Там же работал мой знакомый Андрей Борзенко, хороший друг Лизы, видимо, он меня порекомендовал. При этом у меня не было публикаций в кинокритических изданиях, не было видео, я никого не знал. Работать редактором сложнее, чем автором, должен быть какой-то пул знакомых авторов, которым ты можешь написать. Это решилось довольно быстро. Меня познакомили с постоянными авторами. А дальше я читал что-то и понимал, что этот автор мог бы хорошо написать для нас. Не понимаю, почему меня взяли в «КиноПоиск». У меня, конечно, есть какая-то экспертность, но не совсем из области кино. Возможно, в этом и смысл. Редактором видео и подкастов должен работать человек, который любит и знает кино, но он необязательно приходит из этой сферы. У него должны быть редакторские навыки. Хотя у меня их тоже практически не было (смеется). Думаю, мне сильно повезло. Вроде пока не уволили (смеется).

Сегодня многие начинающие видеоэссеисты равняются на ваши работы. В чем секрет такого успеха?

«КиноПоиск» –– компания с большими мощностями, что наверняка сыграло роль. Хорошие русскоязычные видеоэссеисты –– это «…and Action!», «Шестнадцать на девять» и еще несколько, это люди, которые любят кино и в отрыве от основной работы делают видео раз в месяц. Такая нерегулярность мешает продвижению. Если выпускать чаще, каждые полторы недели, то это пойдет приток подписчиков, вырастет узнаваемость, и алгоритмы YouTube подставят тебе свою волосатую мускулистую ладонь (смеется).

Это, скорее, техническая сторона, присущая развитию большинства каналов разных тематик. А в чем секрет создания именно вашего контента? 

Верно, но об институциональных аспектах не стоит забывать. Если говорить о структуре, то важен выбор тем. В отличие от других видеоэссеистов мы последовательно закрываем лакуны в киноведении и истории кино. Есть понятные форматы, благодаря которым люди понимают, чего от видео ждать. Например, мы выпустили видеоэссе на тему «Как снимает…», и зритель сразу понимает, что речь пойдет о разборе стиля культового и важного режиссера. Это формулирует нашу основную задачу: мы здесь для того, чтобы в интересной форме рассказывать о важном в сфере кино. Обычно видеэссеисты сами монтируют, сами пишут и потом наговаривают текст. У нас же есть разделение задач, такой синергетический эффект. Речь не о том, что какой-то человек тебе нравится, а какой-то нет, а о важности экспертного знания. Также мы часто рассказываем о культовых фильмах и режиссерах, которые точно попадут в аудиторию. Это немного попсовый выбор, но не в плохом смысле. Согласись, что было бы странно делать видеоэссе о Николасе Виндинге Рефне, когда нет видео о Линче. Поэтому выстроена иерархия важности определенных тем или фильмов, о которые нужно рассказать, и не всегда это те фильмы, которые ты любишь как автор. В этом смысле выбор тем у нас довольно индустриальный. 

А есть ли формула создания видеоэссе? Как начать, как закончить?

Я пришел в «КиноПоиск» год назад, и теперь заранее понимаю как начать, как закончить, как выстроить повествование. Всё это наработано, и я как раз думаю, о том, как теперь эту формулу изменить (смеется). Вообще схема такая: заявляешь тему, говоришь о ней что-то обобщенное. Затем анонсируешь, какие аспекты будешь разбирать. После идешь от сценария к режиссуре, к общему содержательному наполнению. В конце обобщаешь, почему это важно сейчас, в наше время.

Есть ли  желание поэкспериментировать с форматом, кардинально изменить форму видеоэссе. Может быть, возродить формат сравнений, когда одновременно сопоставляются кадры из разных фильмов.

В YouTube лучше работают видео, в которых есть смысловая нагрузка, анализ, формулировка ценности. Простой суперкат хорошо работает в «ВКонтакте», Facebook, Instagram, где пользователи залипают на видео иногда даже без звука, и у них нет потребности в анализе. Поэкспериментировать хочется, но вопрос в идее. Например, я жалею, что мне в голову не пришла идея метавидеоэссе с разбором «Ностальгии» Андрея Тарковского. В одном видеоэссе англоязычного автора KyleKallgrenBHH целиком взята девятиминутная сцена, где герой Олега Янковского идет со свечкой. За это время автор разбирает Тарковского, как феномен кинематографа, и в то же время рассказывает о формате видеоэссе, некоторых правилах для авторов. Например, о продолжительности кадра, чтобы избежать блокировки YouTube за нарушение авторских прав. Такое эссе –– классный формальный ход, когда у тебя всё на месте, но при этом есть выход за плоскость разбора одной сцены: сцена идет, но ты как автор ее приближаешь, отдаляешь, замедляешь, увеличиваешь. Если говорить об экспериментах «КиноПоиска», то мы работаем как большая часть «Яндекса», где медиасервисы существует в связке с остальными. Когда-то мы занимались чистым просвещением без учета продуктовых задач. Но сейчас, став частью экосистемы, мы работаем для пользователей и определяем их потребности. Смелые эксперименты могут не понравиться нашей аудитории. Поэтому мы объясняем интересные для нее вещи и ставим на понятные форматы. Сегодня «КиноПоиск» больше ориентируется на онлайн-кинотеатр, отсюда новые форматы. В основном это то, что больше побуждает людей не к анализу после просмотра, а приглашает к самому просмотру. Это плавный и довольно малозаметный переход, на выходе мы делаем примерно те же аналитические разборы, но с чуть меньшим количеством спойлеров. Но, разумеется, у нас остаются и старые добрые видеоэссе для души с разборами культовых фильмов, визуальных приемов и творчества великих режиссеров.

Если я не ошибаюсь, эссе –– это некий полет мысли, иногда без структуры, поэтому видеоэссе должно быть… 

Нет. Так сложилось, что перевод слова на русский язык не совсем корректный. По-английски «essay» –– это текст, который состоит из набора тезисов, а также аргументов к этим тезисам и финального вывода по какой-то теме.  Эссе –– это всегда жёстко структурированное размышление на заданную тему, и его не так часто можно встретить даже в текстах любимых кинокритиков. Главное во всем –– структура. Высказывания без структуры мне не близки. Видеоэссе –– как раз тот формат, в котором очень важно это выдержать. Значение текста в видео чуть меньше, поэтому нужно быть более внимательным, чтобы зрители точно поняли, о чем ты говоришь.

Сейчас видеоэссе на «КиноПоиске» можно отчасти назвать документальными мини-фильмами. 

Да (смеется). Документальное кино без продакшна.

Думаю, что видеоэссе должно быть чем-то большим, более самостоятельным продуктом. Как работы Когонады, например. Некоторые его эссе состоят только из видеоряда и музыки, никакого текста. Каждый зритель понимает его эссе по-своему. Мне было бы интересно посмотреть на подобные работы российских авторов.

Всегда хочется сделать свое высказывание. Кажется, это внутренняя травма и боль любого кинокритика или киноведа, который занимается косвенными вещами и выступает как производная от творчества кого-то другого. Поэтому у ряда критиков есть идея, что нужно снимать свое кино. Кто-то уходит в сценарии, кто-то –– в короткометражки. Есть видео, в которых перемонтирован известный материал. Люди снимают свой фильм на основе чужого, что ближе видеоарту. Это другая сфера, отличная от киноведения. «КиноПоиск» туда уйти не может, мы занимаемся именно кино, его разбором. Как отдельные творческая единица я могу что-то подобное сделать, но это не путь для большой структуры, которая обозревает кино.

Есть ли структурное отличие текста для видеоэссе и обычного печатного текста?

Любые тексты и форматы отличаются в зависимости от задач. Свобода эссе в журнале «Искусство кино», о которой мы говорили, невозможна в видеоэссе, где также присутствует визуальное сопровождение. Нередко визуальное говорит о приемах, стиле или в целом о фильме больше, чем любой текст. В видеоэссеистике сложно написать текст, а потом искать к нему иллюстрации. Часто есть классная монтажная склейка или удачный набор кадров, вокруг которых выстраивается анализ. Сначала появляются наблюдения, а после их необходимо как-то вербализовать. Также, повторюсь, в видео важна структура, четкая последовательность того, что и чем ты говоришь. В любом тексте, в любом высказывании должны быть какие-то идеи, наблюдения, интересные тезисы. Фишка видеоформата в том, что сначала мысль проговаривается максимально четко и понятно, а затем подкрепляется примерами и аргументами. После из этого выводится тезис, из этого тезиса еще один и так далее. Различия есть и в самом языке. Причастные и деепричастные обороты в речи звучат плохо. Сложносочиненная метафора в печатном тексте сработать может, но в устной речи это только запутает. Поэтому в видео работают другие метафоры –– визуальные. 

Можно ли попасть к вам в команду начинающему видеоэссеисту? И что для этого нужно сделать?

Потребность в закрытии простых форматов есть всегда. Наша боль –– авторы, которые хотят писать сложные тексты о высоком. Найти автора, тем более хорошего, для понятных форматов вроде «пять причин смотреть это», –– непросто. Поэтому нужны новые люди. Но в то же время нам не хотелось бы кого-то переучивать, сильно править, на это нужно дополнительное время и ресурсы. Хорошо, если у новых авторов есть готовые тексты или смонтированные видеоэссе, это помогает понять возможности человека. Готовое портфолио можно прислать мне в Facebook. Я отвечаю не сразу, но, если все хорошо, предложу тестовое задание. Удивительно, но адекватно написать текст могут немногие, это большая редакторская боль. Присылает человек свои тексты на «Медузе», хорошие тексты. Потом он что-то по твоей задаче присылает, и ты понимаешь, что прежний успех –– заслуга редактора. Такое случается не так часто, но случается. Поэтому лучше присылайте свои тексты. Вообще главные качества любого автора –– это ответственность, умение доносить мысль в тексте, проводить ресерч и следовать некой кинокритической этике, например, не присылать копипаст из «Википедии». Звучит очевидно, но некоторые так и делают. Сразу говорю, что мы делаем видео не так часто, чтобы говорить о постоянной деятельности.  

Совет не присылать копипаст из «Википедии», подходит не только начинающим видеоэссеистам, но и авторам печатных текстов.
Конечно. Мы все заняты общим делом.

Беседовал Антон Богданов.

ООО "МУВИСТАРТ" использует cookie (файлы с данными о прошлых посещениях сайта) для персонализации сервисов и удобства пользователей.
ООО "МУВИСТАРТ" серьезно относится к защите персональных данных — ознакомьтесь с пользовательским соглашением и политикой конфиденциальности
Принять