Формирующий принцип оператора Александра Тананова

#

Александр Тананов закончил кинооператорский факультет ВГИК в 2010 году, мастерская И.С. Клебанова, И.В. Демина, С.А. Мачильского. После окончания ВГИКа снял в качестве оператора-постановщика более 20 проектов.

Избранная фильмография:
«Черновик» (2018)
«Гуляй, Вася!» (2017)
«Эликсир» (2016)
«Трагедия в Бухте Роджерса» (2015)
«Ближе, чем кажется» (2015)
«Все и сразу» (2014)
«Отдать концы» (2013)
«Дорога на» (2011)

Что делает стол столом
Большое влияние на меня оказал философский роман Роберта Пирсига «Дзен и искусство ухода за мотоциклом» в котором много говорится о формирующем принципе. Это такая концепция, которая объясняет взгляд на вещи: качество является скрытой сутью вещей. К примеру, стол – у него есть свои качества, которые отличают его от остальных вещей: от дивана, столба, окна… Мы понимаем, зачем нужен стол, какие качества его делают столом, и, следовательно, мы можем превратить в стол вещи, которые столом не являются. Что такое стол? Это горизонтальная поверхность на определенной комфортной для человека высоте, которая должна обладать определенными, вполне конкретными качествами ровности, чистоты, прочности, устойчивости. И, таким образом, если мы учтем все эти качества, мы можем получить стол из любых подручных средств – например, как в детстве положить ящики друг на друга, накрыть их скатертью и вообразить себе, что это стол. Наше сознание сделает эти ящики столом. Вопрос лишь в том, как научиться такие вещи видеть.
Когда я читал про формирующий принцип, мне казалось, что это – очень очевидная вещь. Но потом я стал общаться с людьми и понял, что для некоторых людей все это не так очевидно. Мы очень многого не замечаем. На съемочной площадке очень важно уметь видеть. Это такой универсальный и для многих очевидный совет: «Если тебе чего-то не хватает, просто попытайся понять, что делает нужную тебе вещь такой, какая она есть».

Тумбочка на колесах
Была веселая история с фильмом «Гуляй, Вася!». По концепции, по стилистике, которую мы с режиссером Романом Каримовым придумали, у нас весь фильм должен был быть «в движении». Изначально мы собирались снимать его с помощью ронина. Однако, в итоге процентов 80 фильма снято «с рук». В фильме есть сцена в больнице, когда героя с гипсом крадут друзья. В сцене есть кадр, где ребята везут на тележке героя, по дороге он зачерпывает компот, и они бегут дальше. Весь кадр представляет собой длинный пробег по коридору. Этот кадр мы придумали на площадке. Он не был изначально задуман. Когда мы отсняли сцену, следующую за этим кадром, в которой герои запрыгивают в машину, то поняли – чтобы она заиграла, нужна драйвовая точка перед ней. И этот пробег был – то, что нужно. Перед самыми съемками, ронин внезапно «умер» и мы оказались без стабилизации. С такой скоростью бежать с камерой в руках представлялось нереальным – будет страшная трясучка. Мы понимаем, что мы в больнице, хотя и не рабочей, и первое, что приходит в голову – взять кресло-каталку, сесть в нее с камерой на плече и проехаться. Идея совершенно прекрасная, но была одна проблема – кресла-каталки не было. Когда снимаешь комедию, важно видеть героев. У нас появилась задача: нужно снять очень быструю пробежку героев «в лицо», и мы оказались в ситуации, когда мы к этому не готовы. Бежать спиной – одно из самых сложных, что может быть. Кресло-каталку мы заменили тумбочкой с колесами, на которую я сел, и ребята меня катили. Этот пример кажется очень очевидным. Ничего выдающегося в нем нет. Просто я еще раз акцентирую внимание на том, что подойдут любые вещи, обладающие нужными вам свойствами.
В качестве лирического отступления от формирующего принципа, на примере этой сцены хочу отметить: важно понимать, что даже если у тебя снимается молодой актер спортивного телосложения, это не значит, что он физически может 5 дублей бежать в полную силу. Ему необходимо отдыхать, поэтому не стоит репетировать технические вещи такого рода с актерами. Лучше возьмите статистов.

4 дедолайта и простыня
Не менее универсальны примеры с заменой рассеивателей или отражателей. Если у тебя нет большого рассеивателя или отражателя, зная его качества, можно использовать все, что угодно. Как-то я снимал диплом режиссеру Борису Гуцу, выпускнику ВКСР. Диплом назывался «Твой брат так умеет». Это было совсем малобюджетное кино. У нас была техника, которую мы могли достать у друзей. В один из дней мы снимали ночную сцену, которая требовала мягкого освещения, и у нас не было ни одного мягкого источника света. У нас было только 4 дедолайта и 4 штатива под дедолайты. И все. Дедолайт – маленький прибор, дающий жесткий направленный свет. У нас не было рассеивателей, не было креплений, затенителей, флагов и сеток. Мы просто взяли два стула, положили на них палку и перекинули через эту палку белую простыню большой плотности. Чтобы получить нужное количество света, все 4 дедолайта мы направили в эту простыню. Приборы кончились – в ход пошли все настольные лампы, которые имелись в этой квартире. Таким образом, мы осветили эту сцену.
Вторым лирическим отступлением будет история с моим первым полнометражным фильмом «Холодно». Мы начали его снимать в 2009 году, закончили в 2012 году, и только сейчас он «добрался» до цветокоррекции. Финальный монтаж я посмотрел месяц назад, и для меня это было откровением. Я понял, что надо смотреть свои старые работы. Я увидел какие-то вещи, продиктованные неимением ничего. Я увидел какие-то ходы, про которые сейчас либо не думаешь, либо просто не хватает смелости для их осуществления. Мы растем, развиваемся, куда-то движемся. Но иногда круто оглянуться и посмотреть, что было тогда, 9 лет назад. И увидеть что-то, о чем забыл и что потерял.

Многофункциональный дрон
На съемках фильма «Черновик» был один интересный момент, забавная придумка. В фильме есть сцена, где герои выходят из подъезда, идут к машине, садятся в нее и уезжают в большой город. По ходу между ними происходит диалог. Когда мы эту сцену придумывали, мы вдохновлялись идеей, которую осуществлял еще Сергей Павлович Урусевский, когда во время съемок он сначала шел с камерой на плече, затем вставал на кран и поднимался. Мы с режиссером Сергеем Мокрицким хотели сделать что-то похожее. Мы подумали, что можно использовать дрон, который пролетит перед лицами героев, встретив их у подъезда, «доведет» до машины и затем поднимется над городом. Но оказалось, что лететь на безопасном для артистов расстоянии невозможно из-за ветра – нужна дистанция. На дроне довольно широкоугольный объектив – кадр получается слишком общий, и это не дает ту эмоцию, которую хотел режиссер. И тут меня осенило. Я выяснил, что дрон может писать видео с выключенным мотором, и тогда предложил пронести его в руках, а потом включить его и тогда он поднимется. В итоге мы это сделали – кадр получился крутой. Кроме того, мы пошли дальше – начали в подъезде, вышли с героями на улицу и затем на ходу запустили вертолет, когда герои начали отъезжать на машине. Фильм «Черновик» с 25 мая можно увидеть в кино и там этот кадр будет. Таким образом, половину дубля мы фактически использовали дрон, как электронный стабилизатор. В принципе, если взглянуть концептуально на то, чем он является, то это сумма трех элементов: камера, подвес и вертолетная часть. Подвес и камера концептуально не отличаются от камеры на ронине, и мы этим свойством удачно воспользовались.
Вообще, очень важно понимать, чего ты хочешь добиться в конкретном кадре, сцене, фильме. Каким арсеналом ты обладаешь, знать все возможности той техники, с которой работаешь. Очевидное применение вещи может быть не единственным, не только таким, каким предполагал производитель и сообщество. Все зависит от вашего личного взгляда на мир.

Записала Юля Волкова