Пн. Окт 14th, 2019

Сайт для молодых кинематографистов

«Почти нигде не учат по-настоящему понимать кино»: Интервью с Камиллом Ахметовым

1 min read
Недавно впервые была издана уникальная книга «Кино как универсальный язык. Лекции о кинематографе». Это новейший учебник истории, теории и анализа кино, написанный Камиллом Ахметовым, журналистом, сценаристом и опытным преподавателем этих дисциплин для всех занимающихся и интересующихся кинематографом. Редакция Moviestart поговорила с автором о кино, кинообразовании и трудностях, с которыми сталкиваются молодые кинематографисты сегодня. Почему Вы…

Недавно впервые была издана уникальная книга «Кино как универсальный язык. Лекции о кинематографе». Это новейший учебник истории, теории и анализа кино, написанный Камиллом Ахметовым, журналистом, сценаристом и опытным преподавателем этих дисциплин для всех занимающихся и интересующихся кинематографом.
Редакция Moviestart поговорила с автором о кино, кинообразовании и трудностях, с которыми сталкиваются молодые кинематографисты сегодня.

Почему Вы решили написать книгу о кино?
— Во-первых, я его люблю. Во-вторых, это одна из моих профессиональных областей. И в-третьих, почти нигде не учат по-настоящему понимать кино — ни в школе, ни в университетах. А ведь кино — сложный синтетический вид искусства, который обладает собственным языком и, более того, сам является современным универсальным видом коммуникаций.

Вы известны, как журналист и писатель в области информационных технологий, автор учебника «Курс молодого бойца» для компьютерных пользователей. У вас есть кинообразование?
— Да, у меня диплом сценариста кино и телевидения. Я учился у бесценного Юрия Короткова, который написал «Страну глухих», «Девятую роту», «Стиляг», «Однажды» и десятки других прекрасных фильмов. Безмерно люблю и уважаю его. Благодаря ему я научился выделять в кино главное, понимать, о чем на самом деле фильм — у драматургов это называется «управляющей идеей» или «темой» фильма.

В книге «Кино как универсальный язык» Вы пишете об этом?
— И об этом, конечно, тоже. Но в целом это книга об истории кино — и даже не столько об истории кино, сколько об истории киноязыка. Она рассказывает о том, как в целом развивались средства передачи смысла кино, какие и кому принадлежат достижения в области киноязыка, как и в каких фильмах они сделаны — с конца XIX века до наших дней.

Как долго велась работа над книгой?
— Я писал ее восемь месяцев, но это только верхушка айсберга, потому что сначала были тысячи часов прочитанных лекций — я преподаю — и сотни обсуждений с разными людьми. А до этого — тысячи просмотров фильмов, а также сотни прослушанных лекций и прочитанных книг. В списке литературы, который в конце книги — более ста источников. С 2014 года я читаю в Московской школе кино лекции по курсу «История, теория и анализ кино», программу которого мы разработали вместе с режиссером Алексеем Попогребским и киноведом Всеволодом Коршуновым, кураторами факультетов школы. За прошедшие годы мы обучили этому предмету восемь потоков слушателей специальностей «Режиссура» и «Продюсирование». Так что научиться разбираться в кино, особенно если серьезно поставить себе такую цель, вполне реально. А чтобы это было проще и соответствовало основным этапам элементарного курса истории кино, я разбил книгу на три части: в первой части я пишу о том, как появилось кино и как оно развивалось в США, Европе и России; во второй — как немое кино достигло своего наивысшего расцвета, как начиналось звуковое кино и как на него повлияла вторая мировая война; и в третьей — как появились «авторское» и «жанровое» кино, как кино пришло к постмодернизму и что его ждет дальше. В тексте встречаются вставки важных материалов из теории кино. Они приведены именно там, где они больше всего уместны с точки зрения истории киноязыка. А в приложении перечислены 250 фильмов, с которых я рекомендую начать изучение киноязыка.

Их все нужно посмотреть?
— Для начала достаточно посмотреть хотя бы половину. Не просто посмотреть, конечно, а вдумчиво освоить. Делая это осознанно, вы получите огромный эффект. Мои студенты не дадут соврать — этого достаточно, чтобы овладеть основами киноязыка, изучить его историю и понять, как он в целом развивался, согласно каким закономерностям.

Это как-то глобально влияет на вкусы, зрительские предпочтения?
— Важна осознанность. Когда я смотрю фильм не потому, что его посмотрели еще сто миллионов человек, а потому, что меня интересует данный автор, меня вдохновляет то, как он обращается с драматургией и как работает с актерами, когда я получаю эстетическое наслаждение от приемов выразительности, которые он использует. Когда, в конце концов, мне созвучна тема фильма — и да, у фильма есть тема.

А Вы сами сколько фильмов посмотрели?
— Не знаю, честно. Можно, наверное, озадачиться и подсчитать, но за время, которое нужно для подсчетов, я лучше еще что-нибудь посмотрю и напишу.

Какие режиссёры Вас вдохновляют?
— Я не могу жить без фильмов Орсона Уэллса, Андрея Тарковского и Алексея Германа-старшего.

Какие у Вас творческие планы?
— Сразу бы сел за второе издание этой книги. Как только ее подписали в печать, она стала устаревать — например, итоги последнего присуждения «Золотого Орла» в ней еще отражены, а итоги последней «Ники» — уже нет. Или, скажем, недавно пересматривая «Андрея Рублева», я по-новому понял одну из сцен, и в напечатанной книге это уже не исправить…

Назовите, пожалуйста, главные вызовы современным молодым кинематографистам.
— Я недавно слышал, как один прекрасный и весьма уважаемый кинематографист сказал, что главной проблемой сегодняшнего российского кино он считает нежелание работать с темами молодёжи, труда и деревни. Вот на таком уровне я выводов делать не хочу, я лучше скажу о том, что мне кажется вызовами с чисто практической точки зрения.
Во-первых, молодым кинематографистам трудно интегрироваться в рынок, в профессиональное сообщество. Кино очень закрытое, и очень неохотно пускает в себя новичков. Это в меньшей степени касается технических цехов и в очень большой степени — творческих. Режиссёров, сценаристов, актёров. Честные мастера предупреждают своих учеников, что врастание в рынок — долгий процесс, и чаще всего только спустя несколько лет кастингов, питчингов и конкурсов что-то начинает становиться понятно. Молодёжный центр ведёт системную деятельность по всей стране, но даже десятая часть желающих не сможет войти в рынок через питчинги Молодёжного центра. Ну так надо пробовать и самим тоже. Пожалуйста, пример — неделю назад на YouTube появился веб-сериал «Типа кино», его сняли выпускницы Московской школы кино Алёна Михайлова и Евгения Синицкая, за неделю у них 15 тысяч просмотров. И это не только потому, что это талантливо — просто надо пробовать самим, пробовать разное.
Во-вторых, молодым кинематографистам, разумеется, не хватает денег. Их никому не хватает, но им — особенно, в том числе и потому что нет опыта. Но сидеть сложа руки в ожидании денег нельзя, нужно работать. Посмотрите на Арсения Гончукова, который работал в рамках микробюджетов последние семь лет и снял четыре полных метра и большой веб-сериал. Посмотрите, как прямо сейчас, в реальном времени, это делает Алексей Красовский. Вспомните, как Чезаре Дзаваттини мечтал о тех временах, «когда киноплёнка будет стоить гроши и все смогут купить себе кинокамеру» — они настали, любой может купить себе камеру, жизнь вокруг нас полна реальными героями — по Дзаваттини, «истинными протагонистами современной жизни» — можно идти и снимать! Книги о том, как снимать микробюджетное кино, вышли у Арсения Гончукова и у Дмитрия Котова, в них сосредоточен уникальный опыт.
В-третьих, кстати, не хватает знаний. Тысячу раз слышал от молодёжи фразы вроде «не могу смотреть немое кино», «не могу смотреть черно-белое», «Чаплин устарел», «Тарковский скучен». Очень редко это следствие уникальной самодостаточности и таланта, в подавляющем большинстве случаев это — от недостатка знаний. И почти никто не верит, что можно сделать что-то новое, пока это новое вдруг не произойдёт. Ещё полтора месяца назад никто не подозревал, что можно сделать не жанровый, а реалистичный многосерийный фильм, потому что телевидение вообще не рассматривали, как подходящее место для реализма. И вот выходит «Чернобыль».
В-четвертых, часто не хватает желания учиться. Поверьте, самые маститые кинематографисты постоянно учатся – и на собственных ошибках, и на фильмах коллег, и на примерах с других рынков… А ещё есть впечатление, что отдельные молодые энтузиасты кино пропустили в своём образовании некоторые базовые вещи, включая школьные предметы. Встречаются самородки, которым это просто не надо — но, к сожалению, таких один на тысячу, а остальным неплохо бы просто почитать классику и подтянуть грамотность, потому что на некоторые безграмотные заявки и сценарии попросту невозможно смотреть. Так их и не рассматривают…
В-пятых, не знают, где учиться. Ну что тут скажешь — на странице «О нас» вашего сайта есть список лучших киношкол. Например, на режиссёрском факультете Московской школы кино и в Школе документального кино Марины Разбежкиной замечательно учат снимать документальное кино так, чтобы оно, по выражению Эйзенштейна, «работало, как драма». Начинающие могут удивиться, но для будущих режиссёров художественного кино это совершенно необходимая ступень… А ещё нужно осмотреться у себя в регионе — где собираются такие же молодые, как вы?

Комментируйте новости Молодежного центра Союза кинематографистов в социальных сетях FacebookВКонтактеInstagram и Telegram!