MovieStart

Сайт для молодых кинематографистов

MovieStart > Круглые столы > Круглый стол «Веб-сериалы в России. Как это работает?»

Круглый стол «Веб-сериалы в России. Как это работает?»

В февральском номере газеты Союза кинематографистов России «СК-новости» вышли фрагменты стенограммы круглого стола «Веб-сериалы в России. Как это работает?», организованного Молодежным центром Союза кинематографистов России в рамках образовательной программы «Дня короткого метра» в «Московской школе кино». Публикуем полный текст стенограммы круглого стола. Участники: Дмитрий Якунин- директор Молодежного центра Союза кинематографистов России (модератор); Арсений Гончуков –…

В февральском номере газеты Союза кинематографистов России «СК-новости» вышли фрагменты стенограммы круглого стола «Веб-сериалы в России. Как это работает?», организованного Молодежным центром Союза кинематографистов России в рамках образовательной программы «Дня короткого метра» в «Московской школе кино». Публикуем полный текст стенограммы круглого стола.

Участники:
Дмитрий Якунин- директор Молодежного центра Союза кинематографистов России (модератор);
Арсений Гончуков – режиссер («Район тьмы»)
Александр Володин – режиссер («#мыжмутанты»)
Андрей Феночка («Это не я»)
Геннадий Иванов- режиссер, продюсер
Владислав Пастернак независимый продюсер, генеральный директор компании HHG.

Дмитрий Якунин: Когда мы готовили образовательную программу для короткого метра, нам было очень важно максимально обозначить какие-то важные, «болевые» точки индустрии короткого метра, наиболее актуальные темы для дебютантов. Действительно, тема веб-сериалов, интерес к ним, сейчас развивается все сильнее и сильнее. Мы очень хотели провести этот круглый стол совместно с порталом Digital Reporter, единственным информационным ресурсом, который регулярно освещает данное направление кинематографа, но по объективным причинам, представители портала не смогли сегодня быть. Как вы знаете, наверное, как раз Digital Reporter был инициатором и организатором первого международного фестиваля веб-сериалов, прошедшего в Нижнем Новгороде в июле, и первой премии веб-сериалов, состоявшейся в Москве в ноябре. Первым лауреатом фестиваля с формулировкой «За вклад в развитие веб-сериалов в России» стал Арсений Гончуков (Апплодисменты). Арсений, ты снял как режиссер 4 полнометражных игровых фильма, был лауреатом престижного фестиваля «Окно в Европу», до этого у тебя был успешный короткий метр («Конечная остановка»). Вопрос – почему веб-сериал «Район тьмы»?

Арсений Гончуков: Хочу начать немного с другого. В начале 2019-го года в ЭКСМО выходит моя книга «Кино без денег». Действительно, все мои фильмы сняты без денег, или, практически, без денег. Я сам не понимаю, как мы это сделали, и каким образом, но мы, действительно, сняли 4 полнометражных фильма с бюджетами в 600 тысяч рублей каждый фильм, это вместе с постпродакшеном, с продакшеном и чуть ли не с буфетом и печатью, копий на DCP. Последний из четырех стоил чуть дороже. И, несмотря на это, все эти фильмы были показаны в кинотеатрах, они были в Нью-Йорке, в Польше, объехали весь мир, были в Австралии, катались в прокате. И мы там собрали 20 призов. Но главное, что люди увидели и миллионы зрителей мы собрали каким-то образом, хотя это не было связано ни с какой-то кинокомпанией. Но так получилось, что в 2015ом году мы с нашей командой стали снимать веб-сериал “Район тьмы”. Я повторюсь, это первый российский веб-сериал “Район тьмы”. Этот сериал разноплановый по жанровой составляющей. Там есть и хоррор, там есть какая-то социальная драма, там есть и мелодрама. Он очень разный. Это некий срез нашей сегодняшней жизни, российской. Я думаю, тем он и может быть интересен. Во всяком случае, я слышал очень часто то, что говорят: “Спасибо, что ты настоял. Я его посмотрел. Я очень счастлив, что ты настоял, что я это посмотрел”. Это мне говорили люди, которые не смотрят вообще хорроры и боятся такого жанра. Что такое веб-сериал? Я определил для себя веб-сериал, как кино… То есть научное определение. Веб-сериал – это кино, которое снято специально для Интернета. Это кино можно потом показать на других площадках (наш сериал показывали в кинотеатре “Октябрь”, потом показывали на ТВ, много где показывали). На тот момент вопрос о монетизации вообще не стоял. Никто не понимал, что такое веб-сериал, зачем это нужно? В чем подвох? Ты просто берешь, снимаешь кино и выкладываешь его в Интернет? Мы и сейчас не далеко ушли, разве что, к моему огромному удовольствию, появилось очень много таких… я не скажу даже последователей, хотя дико приятно, когда человек, который делает веб-сериал, говорит: “Вот, я тебя насмотрелся, наслушался, и тоже решил делать веб-сериалы”. Я смотрю – очень крутой продукт, который держит планку. Мы-то закончили снимать “Район тьмы”, а появилось очень много тех, кто снимает его за нас, вместо нас. Какие-то свои вещи, очень классные, органичные. Сейчас уже другая проблема, что в веб-сериальную индустрию хлынули все гиганты.

Дмитрий Якунин: Какой бюджет в среднем?

АрсенийГончуков: В среднем 1 серия – 150 тысяч рублей, притом, что у нас качество 4К, хороший оператор, актеры.. Нас в свое время взяли на IVI только потому, что это единственный в России контент в 4К. На 19 серий “Района тьмы” мы потратили 2.5 млн. рублей за 3 года. И это с учетом продвижения на YouTube, рекламы. Там 300 человек команды, которые прошли за 2.5 года через нас, не получили ни копейки зарплаты. Актеры, там их 100 человек – нет ни одного непрофессионального артиста. У нас у некоторых актеров по 800 ролей. Все очень сильные актеры.

Андрей Феночка: Наш сериал «Это не я» появился в сентябре прошлого года. Первый сезон стоил 45 тысяч рублей. И мы не были первыми, но мы были вторыми после Арсения. И вместе с нами появилась целая волна, огромная волна совершенно разнообразных и разножанровых веб-сериалов, доросших до своих премий. Идея сериала появилась у нашего сценариста и продюсера Лизы Сибирской весной прошлого года. Она пришла ко мне, мы никогда не виделись в жизни, но одновременно учились во ВГИКе. И я как-то очень этим загорелся при том, что мы ориентируемся совершенно не на том, что было в России, а на американско-канадские нежанровые веб-сериалы. Это то, что называется mumblecore. Это такие простые бытовые комедии, которых мы в России на тот момент не видели. Их практически не было. Какой-то реальной возможности делать полный метр у нас тоже не было. И веб-сериал показался отличным выходом вот так поэкспериментировать и позволить себе снять то, что иным способом пока невозможно. После первого сезона… у него было совсем немного зрителей. Мы пытались, чтобы нас кто-то опубликовал, кто-то про нас написал. К сожалению, рубрика “веб-сериал” до сих пор не появилась ни на одном нормальном сайте, который пишет о кино. Это очень сложно – достучаться до журналистов и объяснить, почему про это стоит писать. Так вот, поздней осенью прошлого появилось издание Digital Reporter, которые взяли у нас интервью и вообще мы им всячески понравились. Так что, создание второго сезона было сделано на их деньги. Они выступили инвесторами. Они сказали, что им интересно развивать индустрию, они запустили несколько проектов. Так у нас получилось продолжение. Третий сезон мы уже сделали на деньги зрителей. Это был своего рода краудфандинг, который длился сутки. И второй и третий сезон стоили по 200 тысяч рублей. В каждом сезоне по 4 серии, каждая длится 5 минут. В третьем сезоне, который выходит завтра, будет 5 серий. И они чуть подольше. И мы сейчас ездили по фестивалям в Рим, в Марсель, в Берлин. И все в мире, кто сейчас продолжает делать веб-сериалы, не понимают, как их монетизировать. Большинство сериалов, которые я видел, например, в Марселе, я не могу вам показать, не могу никому их посоветовать, потому что они их продают на закрытых платных сервисах, как у нас ТНТ-премьер, например, и перестали их выкладывать на YouTube, например, собственно, с чего это все движение начиналось. Не уверен, что такая схема монетизации работает вообще, и работает как-то лучше. Мы, например, посмотрим завтра. У нас третий сезон выходит на платформе ТВ3. Там можно посмотреть бесплатно, можно перечислить сколько-то денег авторам. Вот интересно, как сработает такая площадка.

Дмитрий Якунин: Скажите, а тематики европейских, мировых веб-сериалов, они какие?

Андрей Феночка: Совершенно разнообразные. И это бывают и жанровые истории, и триллеры, и хорроры, и ситкомообразные комедии, и бывают серьезные драмы. Очень удивляет, когда ты видишь веб-сериалы, какие-то исторические фильмы с костюмами, потому что там с экрана льются деньги, и ты не очень понимаешь, почему эти люди называют это веб-сериалом, и так ограничивают свой круг зрителей, людей, которым это может быть интересно.

Арсений Гончуков: Я хотел бы добавить, что, на самом деле, классический, нормальный веб-сериал должен быть именно таким. И сейчас веб-сериалов выходит очень много. Это такая доступная, легкая, классная, короткая комедия, которую все смотрят. И сейчас, скажем, “В постели” называется веб-сериал. То есть, веб-сериалы короткие, емкие, смешные истории. Мы-то начали делать хоррор… Ты знаешь, что хоррор на телевидении вообще не собирает никакие рекламные деньги? То есть люди за хоррор вообще не платят. Если бы ты хотел выбрать самый убитый жанр, который вообще никак не монетизировать, ты должен был снимать хоррор. Собственно, что я и сделал. Потому что я люблю этот жанр, я стал снимать, что я люблю. Кстати, по поводу монетизации, была очень забавная сценка в Нижнем Новгороде, когда проходил круглый стол в рамках фестиваля Digital Reporter, и там приехали все наши площадки. И ты смотришь, что это люди, которые держат весь рынок электронного кино. И никто из них не знает, как монетизировать веб-сериал, никто.

Геннадий Иванов: Хочется сказать вообще, про что снимают. Я много был на различных конференциях, в Лондоне, Лос-Анжелесе. Сейчас снимают не просто… как бы веб-сериал – это дешевое самое что-то снять, чтобы недорого смотрелось. Нет, там снимают и костюмированное кино, и фантастику. Такую фантастику, что по «Первому каналу» не стыдно показать. То есть там с гримом, со спецэффектами, футуристическая фантастика про будущее, про роботов, про какого-то полицейского, который ездит с машиной и спорит с ней постоянно, патрулирует улицы будущего Лондона. Про постапокалиптическое будущее, как люди живут. Девушка, которая очнулась, и все исчезли. И она одна живет, и пытается выжить. Очень большое количество людей, которые вкладываются в веб-сериалы. Почему они вкладываются? Художники – понятно, им хочется снять кино. Как я рассказываю на своих учебных курсах по короткометражному кино: “Ребята, вы снимайте Интернет-сериалы”. Короткометражка – это законченное произведение. То есть вы предложили человеку снять короткометражку, человек вам либо дал денег, какой-то бизнесмен, либо не дал. А Интернет-сериал – вы можете к инвестору прийти и с первой серии, со второй, с третьей, с пятой. Как бы можете показать готовый продукт. Что еще хочу сказать. Главное- это история, которая зажжет вас, зажжет зрителя и инвестора. То есть, если вам не дают деньги, история, может быть, не зажигает.

Александр Володин: Я учился в киношколе, и там блок по веб-сериалам курирует Digital Reporter, который не раз уже упоминали. И в рамках этого блока мы разрабатывали идею веб-сериала, и задача была снять пилот. Мы сняли пилот, и сделали из него тизер для того, чтобы пойти дальше. Пилот у нас не так уж и прям сильно хорошо получился, но мы наошибались, и мы теперь точно знаем, что делать не нужно, а что стоит делать. По теме веб-сериалов могу с вами поделиться тем, что, во-первых, нужно делать, как можно проще. Мы старались там какие-то эффекты сделать и так далее, и в итоге решили все гримом, просто живыми руками. Как можно проще, упрощать. Можно даже первую часть сделать сначала дешевую. Любые онлайн-кинотеатры – они с удовольствием вас слушают, когда вы говорите, что это дешево. Если там бюджеты большие, как правило, вкладывать пока никто не готов из онлайн-кинотеатров. С одной стороны, они говорят, что они очень ждут какие-то идеи, проекты, но вкладываться реально они не готовы, как правило. Мы предполагаем первый сезон 9 серий по 9 минут. Это, наверное, даже много, потому что, скорее всего, мы будем укорачивать. Поэтому делайте короче, проще, и главное, чтобы была какая-то цепляющая идея. Классные персонажи, на которых интересно смотреть. Мы выступали на Питчинге RealistWeb Fest. И там всем очень понравилась идея, и всем очень понравился тизер, поэтому сейчас мы уже будем снимать сезон сериала. Для меня это были очень хорошие новости. Шансы есть познакомиться с теми, кому интересно профинансировать этот сериал. Но, естественно, они ждут очень интересную идею, они ждут вашего понимания, что это должен быть конфликт, должны быть интересные персонажи. И они очень ждут, что вы с пониманием отнесетесь к бюджету. Еще одно. Веб-сериал снимается для Интернет-аудитории. Подразумевается, если это Интернет, это Интернет-аудитория. Вот я, например, не смотрю телевизор вообще. И, как правило, люди, которые смотрят Интернет, вообще не смотрят телевизор. Это очень разные люди. Аудитория разная. И язык в Интернете один, а на телевидении другой. Темп в Интернете один, а на телевидении другой. Плюс всегда нужно понимать, что на телевидении в любом случае существует цензура. Цензура… мы не будем брать какую-то политику, тут дело не в этом. А в том, что для каждого канала, мы понимаем, какая у него аудитория. И каких актеров ждут на канале. Их можно понять. Они работают на свою аудиторию. Поэтому веб-сериалы – это во многом отсутствие какой-либо цензуры в ваших высказываниях. Свободы больше, и это свобода творчества. Вам никто не говорит, как и что вы должны снимать. Кто это должен снимать, кто должен сниматься.

Дмитрий Якунин: Какие бюджеты вы планируете, и какие бюджеты вы считаете небольшими?

Александр Володин: Я солидарен с Арсением, что порядка 150 тысяч за серию. Наверное, не больше.

Арсений Гончуков: На самом деле, это очень очевидные и понятные различия, друзья мои, потому что, смотрите, сейчас мы увидели вот эту серию веб-сериала. По большому счету, если бы вы увидели это в кинотеатре, вы бы прокляли всех, написали бы в Facebook, что они сэкономили, а вы заплатили деньги. Для вас бы это был шок, потому что вы, когда идете в кинотеатр, вы идете на некий определенный production value. То есть некий уровень кино по цветам, по звездам, по графике. Вы за это платите деньги. Кстати, я считаю, что одна из ошибок “Района тьмы” была в том, что мы тоже хотели сделать очень хорошо. Мы закладывались в свет, а не надо было этого делать. В Интернете даже некий мусорный, но веселый контент, вам простят все. Вы будете смотреть, вам будет клево, вы за это не заплатили ни копейки кроме своего внимания. Это первое. Второе – есть чисто формальные различия, что мы снимаем для Интернета, мы снимаем максимально коротко. Это серии от 3 до 10 минут максимум. Есть формальные принципы, чтобы по динамике, более динамичный монтаж, режиссура, более простой. То есть должно быть 3 линии. Человек может смотреть вашу серию с середины. То есть такие очень конкретные различия. Действительно, по поводу селебрити, звезд, ведь в кино звезды делают кассу. Ты берешь определенного человека, и не важно, попал он в роль или нет, мужчина или женщина. Ты берешь бренд, ты там Хабенскому отдаешь из 5 млн. твоего бюджета 4 млн., и ты продаешь фильм, ты его окупаешь. То есть в кино это все работает очень просто. В мировом хорроре, например, другая ситуация. И так же, например, в жанре хоррор не любят звезд, потому что это такой жанр. И в веб-сериалах тоже. Если ты туда позовешь Урганта и Хабенского, и сколько он у тебя будет стоить? Поэтому заведомо мы смотрим веб-сериал ради развлечения, а не ради звезд.

Андрей Феночка: Интернет не терпит вообще какого-то вранья. Это должно быть очень правдиво. Жизненно, душевно. Вы разговариваете с людьми на их языке. Они тратят свое время в Интернете. Люди выключают через 10 секунд, через минуту. У них нет времени слушать какие-то неправдоподобные истории. Поэтому надо рассказывать что-то настоящее. И еще очень важный момент, что гораздо ниже порог входа. Если вы хотите себя попробовать в той же короткометражке, это будет сложнее, чем попробовать себя в веб-сериале. Это очень просто и дешево сделать. И сразу же получить реакцию аудитории. И профессиональной, и непрофессиональной. Это самое интересно, потому что, когда ты делаешь короткометражку, ты 2-3 года ее возишь по любым фестивалям, потому что, как только она появляется в сети, они перестает быть интересной фестивалю. У многих есть такие ограничения. Веб-сериал – все, ты в этот же день через несколько часов читаешь, сработал прием или не сработал. Интересна эта история кому-то или нет. И тут важный момент: в Интернете есть аудитория для всего. И какую бы вы историю не сняли, кому-то она будет интересная. На телевидении не так. Чтобы туда прийти со своим телесериалом, должен быть большой бэкграунд. Чтобы запустить сериал в производство на телевидении – это история на несколько лет и не для вчерашних студентов.

Дмитрий Якунин: -А как тогда заинтересовать стриминговые сервисы, чтобы они взяли ваш сериал?

Андрей Феночка: Пустить первый пилот или сезон, и уже с ним идти.

Дмитрий Якунин: – А сколько вообще веб-сериалов снимается в России?

Андрей Феночка: На самом деле, кажется, что людей, которые снимают веб-сериалы, их не очень много. Их действительно, по сравнению с теми, кто снимает короткий метр, меньше, потому до сих пор еще наша современная русская киноиндустрия заточена на короткий и полный метр. Мы всегда говорим, какой ажиотаж вызывает: “Я хочу снять короткий метр, чтобы потом снять полный метр”. Не вызывает такого ажиотажа: “Я хочу снять веб-сериал, чтобы потом снять еще один веб-сериал” или снять еще один большой сериал, или потом снять полный метр. Во-первых, потому что, как мы уже говорили, СМИ абсолютно игнорируют факт существования веб-сериалов. Я просто хотел бы сказать громко, если здесь есть представители СМИ, то перестаньте это делать.

Дмитрий Якунин: – Мы смотрим в Яндексе, сколько было репортажей о премии Digital Reporter.

Андрей Феночка: – Премия Digital Reporter – это премия Digital Reporter.У них есть отдельный PR-отдел, который занимается тем, чтобы себя продвигать. Веб-сериал “Это я” – это PR-отдел “Это я”. Вот я – это PR-отдел сериала “Это я”. Мне очень сложно добиться взаимной любви с любыми СМИ. То, что нас поддержал Digital Reporter во втором сезоне – это большая победа. То, что у нас сейчас выкладывает Пилигрим, который, в принципе, выкладывает только короткий метр, спасибо огромное Михаилу Давыдову, который согласился это сделать, потому что он сказал: “Мы за эксперименты. Мы открыты к этому”. Но, например, сайт Кинопоиск, у которого есть отдельная платформа для короткого метра, отказал нашему веб-сериалу. Не знаю, по каким причинам, но для меня это странно, когда у вас есть платформа для короткого метра, вы отказываете веб-сериалу и говорите, что вы пока что не открыты для веб-сериалов. Мне кажется, что это очень проигрышная позиция, но каждый выбирает сам для себя. Поэтому то, что люди меньше интересуются веб-сериалами, чем коротким метром – это вполне закономерно, потому что об этом мало ажиотажа. То есть один сайт, который вообще в принципе пишет про веб-сериалы. Один.

Геннадий Иванов: – Просто, проблема в том, что снять короткометражку, напрячь всех соседей, друзей и снять ее – это проще, чем собрать всех, напрячь и снять 10 таких короткометражек. То есть у нас выпускники прошлого курса, мы собрали режиссеров, операторов, сценаристов, актеров и продюсеров, соединили в группы, и дали задание им сделать. То есть это по 25 человек группа была. Выпустили всего 12 короткометражек. Если бы дали задание снять веб-сериалы, то дай бог, хоть бы один кто-то снял. И даже была идея взять какую-то одну идею, и чтобы они сняли 12 серий этого сериала, но у каждого, кто-то захочет снимать про одно, кто-то про другое. Сколько сценаристов, столько и идей. Сколько режиссеров – еще столько идей. Поругались, подрались режиссеры со сценаристами…Но я бы хотел сказать про звезд в кино, в веб-сериалах. Сейчас современные звезды – это блогеры. То есть вам не нужен Хабенский, вам не нужен Ургант.

Дмитрий Якунин: Арсений, ты говорил, что у тебя общее количество просмотров – 2,5 миллиона человек у всех серий?

Арсений Гончуков: Да.

Дмитрий Якунин: Андрей, а у тебя?

Андрей Феночка: По 10 тысяч просмотров в среднем, самое большое 16 тысяч.

Дмитрий Якунин: Обращаюсь к Владиславу Пастернаку. Какая цифра должна быть, чтобы было хорошо? Есть такая цифра?

Владислав Пастернак: Чем больше, тем лучше, но, насколько я понимаю, вот есть такой детский мультсериал “Лунтик”, у него суммарно 1 млрд. просмотров, по-моему. То есть цифры, где можно делать бизнес, начинаются от многих миллионов. Я занимался коротким метром и занимаюсь полным сейчас. И в веб-сериалы не иду осознанно, по ряду причин. В частности, что мне кажется, что российский рынок не созрел для этого. То есть те, кто здесь сидят – это все первопроходцы, это то, что мы делали 10-12 лет назад с коротким метром, и возмущались, что где же дистрибуция. Сейчас то же самое происходит с веб-сериалами. У меня есть ряд соображений. Во-первых, мне кажется, что сейчас вообще все сериалы веб. То есть Netflix – это веб-сериалы, то же самое. “Карточный домик” – это веб-сериал. “Игра престолов” – это веб-сериал. Его основная аудитория – это люди, которые сидят в Интернете, по подписке смотрят его. Да, это история не на YouTube, а на закрытых платформах, это глобальная дистрибуция, но это тоже веб-сериал, и потребление его очень мало чем отличается от любого независимого сериала. Поэтому мне кажется, что те сериалы, о которых мы здесь сейчас говорим, и тех, кто их делают – это независимые производители независимого видео-контента, который просто дистрибутируется не через эфирные и каналы, а через Интернет. И это определяет и разницу между тем контентом, который на телевидении, и тем, который можно посмотреть в Интернете. То есть, как уже было сказано, это отсутствие коммерческой цензуры, отсутствие законодательной цензуры всевозможной, мат, и прочее, что можно позволить себе в Интернете пока. Надеюсь, что так будет и дальше. Но, в принципе, мне не кажется, что это какой-то принципиально новый тип контента. Это контент без ограничений в силу того, что он для всех и ни для кого одновременно. То есть, как было сказано, что найдется аудитория для всего. Но мне кажется, что в этом оптимизме есть свое заблуждение. Почему каналы так преуспевают? Потому что они точно знают свою аудиторию, и она вроде как сужена, но она при этом очень широкая, потому что они точно в нее метят, и какой-нибудь ТНТ, который точно знает, что они работают с таким-то доходом, с такими-то демократическими признаками, и они уже давным-давно стали № 1 вообще во всей этой аудитории по России. По-моему, они уже обогнали Первый канал и всех. И при этом они экспериментируют. Там у них есть еще разные каналы для разных эксперимент. Что-то, что на ТНТ не пошло, можно дать на ТНТ3, что-то на ТНТ4, что-то на ТНТ-премьер и так далее. И тот же самый “Звоните ДиКаприо!”, который там некой интеллигентной аудиторией был назван шедевром отечественного телесериалостроения, премьера была именно на ТНТ-премьер в Интернете. Мне кажется, что есть ряд заблуждений. Первое – это то, что должно быть дешево. Мне кажется, что здесь наши независимые производители сериалов попадают в ту же ловушку, в которую в свое время попали создатели вирусных роликов. То есть, если во всем мире, прежде всего, в англоязычном мире вирусный ролик – это ролик, который разошелся вирусным способом, то у нас внезапно обнаружилось, что вирусным способом расходятся дешевые ролики. Забыли о качестве, а стали помнить только о цене. И в итоге ты делаешь дешево, это есть твое конкурентное преимущество, в итоге ты делаешь дешево, и всю оставшуюся жизнь ты будешь делать дешево, бесплатно. Но это же не хобби и не развлечение. Это вообще-то работа, full-time job. И мне кажется, что дешевизна является конкурентным преимуществом до определенной точки, но потом либо тебе надоест и будешь искать более высокооплачиваемую работу, либо тебя заставят всю свою жизнь делать дешево. Это неправильно. И опять же самые конкурентоспособные независимые Интернет-сериалы, они все дорогие. “Корона” стоит 20 млн. фунтов за серию. “Карточный домик” стоит 100 млн. долларов за сезон. “Игра престолов” – 10 млн. за серию и так далее. Я не говорю, что русскоязычный продукт вообще не может столько стоить, потому что он ограничен русскоязычным рынком, но хочу сказать, что он не ограничен исключительно Российской Федерацией. У нас есть еще целый ряд других территорий, где этот контент могут потреблять. Поэтому стремиться к дешевизне не очень правильно. Все-таки надо стремиться к production value, к медийным лицам. То есть, мне кажется, что нужно стремиться все равно к качественному контенту. И второе, самое главное, мне кажется. Я смотрел, наверное… по моим оценкам, в России было, наверное, было около 100 разных попыток различных веб-сериалов. Я из них видел, наверное, 20. Целиком штуки 4. Мне очень нравится сериал под названием “Семья алкоголиков”. Это просто комически смешно, очень круто, хотя мне тоже в какой-то момент надоело, и я бросил его на середине. Но это все равно было очень круто, независимо, нецензурно, хотя там не было особо никакого мата, но там просто понимаешь, что это контент, который по телевизору никогда не покажут, просто в силу чудовищного цинизма и черного юмора. Но речь не об этом. Самое главное – это сценарий. Не хочется обычную истину говорить, то есть сценарий, и еще раз сценарий. Так вот, почему все сериалы Netflix, Amazon, HBO и прочих каналов-монстров, и ТНТ, кстати, тоже, почему они такие хорошие, почему они такие популярные? Почему про них пишут СМИ, которых здесь нет, и которые должны прекратить не писать. Потому что это прежде всего рассказывание интересных историй, а сериал… Я не фанат сериалов. Для меня самый интересный контент – это полный метр, но сериалы все-таки высшая форма рассказывания историй. Романная структура, горизонтальные линии очень сложные. И мне кажется, что слабость наших сериалов в их маленьких бюджетах. Тем более, что те трейлеры, которые вы сейчас увидели, мне кажется, они вполне конкурентоспособны, и я думаю, что там будет нормальное скетч-шоу, не хуже, чем “Большая разница”. Но самое главное – сценарий. Ведь “Район тьмы” – это действительно вертикальность. Каждая серия – новая история. Это то, от чего телевидение на сегодняшний день отказалось; оно стремится к горизонтальным линиям, потому что они удерживают аудиторию. Скетч-шоу – это скетч-шоу. Но если мы берем самые популярные сериалы, там везде очень сильная горизонтальная линия. И это то, что выстраивается очень сложно большой бригадой сценаристов. Это высокотехнологичное написание высокотехнологичных историй. И грубо говоря, мы еще, пока не научившись снимать полный метр мирового уровня, сразу идем в конкуренцию со всем Интернетом. В чем проблема сегодня вообще контента? Делая новый продукт, ты сразу конкурируешь со всей историей контента от Чарли Чаплина и братьев Люмьер до последнего “Аквамена” и так далее. В Интернете есть все, и ты конкурируешь со всей горизонталью текущих новинок и со всей вертикалью в глубину, эпоху. Поэтому мне кажется, что самое главное в веб-сериале – это сценарий. Вот как только появится, я смею вас уверить. Просто эта узкая субкультура уже появилась. Субкультура производителей уже есть. Субкультуры потребления еще нет, потому что не возникло того продукта, вокруг которого возникнет культ. Когда нужно действительно делать контент не просто, чтобы продвинуть его на презентации, а когда реально это будет востребовано, как “Бивис и Баттхед”, когда реально возникнут персонажи, когда будет угадан некий характер, дух времени, по-настоящему. Когда это попадет в нерв массовой российской аудитории, тогда сразу все начнут писать. Найдется рубрика, сразу напишут везде, где надо. Будет тебя таскать на интервью везде, где потребуется. Мне кажется, что пока проблема просто в контенте. Пока не попали в нерв аудитории… Мы не знаем, когда это возникнет, но количество в качество должно перерасти, рано или поздно. Кто-то где-то это сделает. Возможно, это будет уже сейчас. Было ощущение, что “Наркоман Павлик” такая история, но она тоже возникла, вспыхнула, надоела. Были какие-то ощущения… Ну “Район тьмы” везде был, все о нем говорили, но мне кажется, что возникла мощная субкультура, которая его готова потреблять с утра до вечера, чтобы о нем говорили так, как сейчас говорят о рэпе. Когда это сравнимо с рэпом…

Арсений Гончуков: У нас нет миллиона долларов на рекламу.

Владислав Пастернак: Вот как раз к этому и идет, что миллион долларов – это есть то, чем отличается независимый сериал… Выбор есть всегда. Либо ты производишь Heineken, либо ты крафтовое пиво делаешь в своем отдельном маленьком баре, у тебя есть своя аудитория. Но невозможно делать маленькое крафтовое пиво без миллиона долларов, чтобы оно при этом стало популярным. Понимаете, здесь с бизнесом очень правильное сравнение, потому что, конечно, с деньгами, с бюджетами спорить очень тяжело. Но если у вас есть классная идея, привлекайте деньги дальше и растите, увеличивайтесь.

Арсений Гончуков: Буквально добавлю, я наблюдал неоднократно в других бизнесах, не в медиа, что действительно, когда есть что-то маленькое, если оно не стремится вырасти, как можно скорее, и всех сожрать, его самого сожрут очень быстро. И это касается абсолютно любого продукта, будь то компьютерные технологии, упаковочное оборудование – все, что угодно. Обязательно нужно стремиться, как можно скорее расти. Тут экономика опережает в какой-то степени.

Андрей Феночка: А можно сказать пару слов в поддержку веб-сериалов и дистрибуции. Во-первых, здесь есть какая-то путаница. Почему мы сейчас говорим о бюджетах в 2 млн. для дистрибуции веб-сериалов? Это путаница с большим кино. Да, чтобы выпустить большой фильм, нужно 2 млн. как минимум, чтобы создать ажиотаж, чтобы сделать box office, который хотя бы покроет ваш выпуск. Но когда мы говорим о веб-сериалах, это совершенно другая ниша. У нас были и кинотеатры, у нас были и телевизоры, у нас были компьютеры. Вот сейчас у нас гаджеты, мы можем этот веб-сериал посмотреть. Это совершенно другой рынок. Если вам нужно 2 млн., чтобы веб-сериал выпустить – вы не в той отрасли работаете, у вас какая-то путаница происходит. Зайдите в Интернет, посмотрите, через Instagram сейчас продают на миллионы. И веб-сериал именно создает аудиторию. Вы можете создать аудиторию, которая будет привлечена. Извините, это не миллионы. Хорошо, это будет стоит 20 тысяч рублей, но это не миллионы. Веб-сериал именно дает вам возможность привлечь аудиторию. Это привлечение аудитории будет вашей продажной точкой.

Дмитрий Якунин: Коллеги, буквально последние вопросы и мы перейдем к тому, что спикеры будут говорить заключительное слово. Вопрос ребятам-режиссерам про кино. Что, на ваш взгляд, веб-сериалы приносят нового? Я говорю о повествовании, динамике.

Арсений Гончуков: На самом деле, этот разговор такой профессиональный и долгий. Я не думаю, что сейчас нужен будет исчерпывающий ответ. Мыслей по этому поводу много, можно написать какую-то большую статью. У меня, кстати, есть такая статья. Статья – 10 пунктов для тех, кто хочет снять веб-сериал. Там есть про это, но, если так навскидку, удовлетворить ваше любопытство, я как режиссер, могу сказать, что это динамика повествования, и некий такой совсем нескучный монтаж, стремительный. Это такая достаточно высокая доля условностей. То есть, если у чувака 6 рук – то окей, нормально. И большая свобода от формата. Это абсолютная свобода и расцензурированность контента. Ты можешь делать, что угодно, хоть порно-сериал. Дешевизна ингредиентов – про это уже говорили. С точки зрения режиссуры какие-то формальные моменты, категории, как динамика, меньшая дистанция, менее прихотливый монтаж. Тут есть, о чем поговорить. На мой взгляд, есть такие вещи, которые отличают веб-сериал.
Александр Володин: И в то же время нет. Я бы не разделял веб-сериалы от кино, и от полнометражного кино по подаче информации, по подаче изображения. Преимущество веб-сериалов в том, что они могут быть разными. Это может быть многомиллионный 1689, и это может быть наша история, которая очень спокойная. И у нас был риск, на который мы шли, а потом возникает аудитория и говорит: “Как классно, что в этом нет той Интернет-динамики”, которую все думают, что в Интернете все через 5 секунд выключат и надо быстрее и быстрее – не обязательно. Но у вас должен быть свой очень четкий взгляд на то, как вы рассказываете историю. Если его нет, то, возможно, вообще ничего не получится.

Геннадий Иванов: Я поддержу, наверное, момент о том, что вы можете снимать все, что угодно, абсолютно. У меня есть короткометражный фильм, снятый полностью на телефон. Наверное, главное – наличие своего стиля, потому что тогда вы найдете свою аудиторию, своего зрителя, вот и все. Но у вас должно быть свое мнение, что это за зритель, что ему интересно. По динамике я соглашусь, что все-таки, наверное, по большей части какой-то рваный быстрый монтаж, но есть исключения.

Дмитрий Якунин: У меня вопрос такой, больше, наверное, к Арсению. Вот мы говорили, что зачастую в веб-сериале, в том числе, в твоем «Районе тьмы» звучит нецензурная лексика. У меня вопрос- Элемент нецензурной лексики – это обязательное условие успеха в веб-сериалах для зрительской аудитории? Или так сложилось?

Арсений Гончуков: Тут, я не знаю, заострять на этом внимание или нет. У нас в каких-то сериях это есть, в каких-то нет. Мое кредо по этому поводу, что нецензурная лексика не является неким отдельным, особенным субъектом рассмотрения. То есть это некий элемент искусства, который опять же в стихах, в телепередачах, в книжках у Бродского может быть, а может не быть. Это некое средство выражения. То, что перечисленные тобой режиссеры работают… То есть я не заморачиваюсь по этому поводу.. Ну, хорошо, мое предположение заключается в том, что мы вот все, в том числе здесь сидящие, мы все выросли на нашем таком свободном кино. Очень таком развязном кино, на великом американском кинематографе, в том числе, HBO, Netflix, которые говорят на все общечеловеческие темы так, как они хотят это делать. Я – зритель сегодняшнего дня. Я смотрю лучшее на сегодняшний момент кино. Это, естественно, в Британии и США. И я очень хочу, чтобы мы тоже очень свободно говорили на любые темы, и так говорили, как нам этого хочется.

Владислав Пастернак: Можно построить весь сериал на этом. Но мне кажется, что проблема всего наличия или отсутствия в том, что иногда это уместно. По правде жизни, это должно быть. И в Интернете это сегодня пока возможно. Я так понимаю, что здесь по логике этого фильма люди должны были разговаривать так. А они почему-то говорят как-то цензурно или странно, или это запикано и разрушает и так далее. Мне кажется, с матом только эта проблема, что, если он нужен, он там должен быть. А если он не нужен, то можно без него обойтись, потому что это довольно сильная окраска. Просто злоупотреблять этим тоже не стоит, и делать мат ради мата как-то странно.

Дмитрий Якунин: Коллеги, давайте подводить итоги. В какую сторону будут развиваться веб-сериалы в России?

Александр Володин: Безусловно, будут развиваться мейджеры, которые производят дорогой контент, в том числе веб-сериалы, потому что есть аудитория в Интернете, которая может платить… Так, например, сериал “Домашний арест” это подтверждает. Сериал безумно прекрасный. Я считаю, он потрясающий. Он ничем не хуже сериалов Netflix и других. Но я считаю, что творческая молодежь, которая снимает короткометражки и так далее, у нее есть шанс быстро повстречаться со своей аудиторией. У нее есть шанс 2 года не отсылать заявки на фестивали, не заниматься документооборотом, а снять что-то, выложить и показать это. Сразу же получить обратную связь, снять что-то лучше, и пойти дальше, сделать сериал, какой-то свой мир. Интернет очень большой, места хватит и маленьким и большим. И у них, скорее всего, может быть, даже будет одна и та же аудитория. Поэтому я считаю, что жить будут и те, и другие. И, скорее всего, из маленьких могут вырастать очень крупные веб-сериалы. Когда большие компании доберутся до монетизации, маленькие тоже смогут до нее добраться, скорее всего. Поэтому, пускай большие делают, что хотят. Пускай они учатся наконец-то на этом зарабатывать. И мы, маленькие, тоже сможем себе что-то заработать.

Владислав Пастернак: Я только могут присоединиться ко всему вышесказанному. Да, будет какое-то кино большое, Интернет-кино, и Интернет-кино независимое, которое будет делаться в большей степени ради творчества, и иногда монетизироваться. Вероятнее всего как-то так. Но для того, чтобы о нем говорить всерьез, это просто вопрос времени, количества и качества. Хочется добавить, что чтобы сформировалась эта аудитория именно у маленьких независимых производителей веб-сериалов, хорошо бы, чтобы и количество этих производителей разрасталось кратно производителям короткого метра. Это было бы интересно. Интересно было бы конкурировать не с 5 людьми, а с 100. И тогда из этой сотни точно начнет появляться что-то… какие-то шедевры. Поэтому я призываю не только смотреть, но и снимать.

Андрей Феночка: Большие компании хотя бы создадут какую-то аудиторию в Интернете, которая готова смотреть веб-сериалы в принципе. Вот когда такая аудитория будет, и маленькие веб-сериалы смогут что-то заработать. Пускай, другим способом. Возможно, будет просто так, что люди скажут: “Скучно, все. Вот это большое мейджерское Интернет-телевидение неинтересное, зато мы найдем себе какой-то альтернативный контент”. И именно на контркультуре… Еду я в метро, у меня 5 минут. Посмотрю-ка я. Еще комментарий. Наверное, пожелание не только к производителям веб-сериалов, но и к зрителям, потому что у нас очень любят жаловаться на то, что нет хорошего кино, еще чего-то хорошего нет. Но когда доходит до вопроса: “Может быть, ты чем-то поможешь?”, оказывается, что как-то неохота, может быть, в следующий раз и так далее. Вот когда просят поддержать веб-сериалы деньгами, хоть что-то можно им поддержать. Если вы хотите хороший контент, извините, вы в данный момент его не заказываете. Если вы идете в кино, вы платите за билет. Чем Интернет хуже? Вы можете посмотреть классный веб-сериал. Поддержите его чем-то, репостните, расскажите о нем хотя бы. Сделайте тоже что-то для формирования рынка веб-сериалов, и вообще хорошего контента в Интернете.

Геннадий Иванов: Что хочу сказать по поводу того, что это будущее в любом случае, так как большие компании уже заходят на этот рынок, и снимают. И так или иначе это будет монетизироваться, потому что народ все меньше и меньше смотрит телевизор, и больше смотрит контент в Интернете. И вопрос пиратства на сегодняшний день очень острый для нас. Как-то он будет решаться.

Арсений Гончуков: Я хотел сказать самое главное, ради чего я вообще пришел. Мне кажется, что у нас чуть ли не первый фильм “Легенда №17” был признан примерно всеми, что это первый российский фильм, где видна драматургия какая-то. То есть что-то склеилось к концу фильма и не развалилось. И герои пришли туда, откуда они в начале фильма ушли. Это сколько у нас прошло лет с советского кино? Лет 20 мы осваивали драматургию, друзья мои. Читали учебники Макки, учились во ВГИКе по 2 раза и так далее. Чтобы веб-сериалы у нас цвели и пахли чем-то другим, чем они пахнут сейчас, тоже должно дойти достаточно времени. Мы просто найдем… мы молодые, динамичные, сумасшедшие, горячие экспериментаторы. У нас есть свои бесплатные армии, которые за нами пойдут. Мы можем найти другие дороги и прорубить другие просеки в лесу. И как легкая кавалерия, мы можем найти какие-то совершенно другие формы самовыражения. У меня есть своя дорога. Поэтому я оптимистично смотрю на то, что мы можем существовать на этой площадке. При этом я абсолютно уверен в том, что система, когда творец, шоураннер, сценарист, режиссер, продюсер сам хочет сделать контент и идет в Интернет, зовет с собой друзей, идет в Интернет, делает и ищет свою аудиторию – эта система, это схема будущего. Недаром сейчас идет очень интересный процесс по поводу того, что большие киностудии немножко стали… их тоже стали вытеснять на обочину, как Amazon. Что случилось с Amazon? Это электронная площадка, которая торгует книжками. Она, когда начала напрямую мимо издательств и мимо остальных договариваться с авторами, так же стали работать и Netflix. Они мимо киностудий. Раньше было, что площадка, заказывают у студии, студия заказывает у режиссеров. Когда площадка мимо студии заказала у режиссера, студия там чуть ли не устроила бунт. Поэтому процессы такие идут, и они очень серьезные. Поэтому я думаю, что некая такая идеальная схема, которая нам позволяет реализовывать веб-сериалы, в том числе, когда я творец, у меня есть высказывание, я ищу некий небольшой ресурс не у мегакорпораций где-то там, краудфандинг или пенсию бабушки, или продал старую машину, или вообще бесплатно снял. Снял, и это разорвало аудиторию, которая меня поддержала и сказала мне: “Чувак, давай. Мы готовы дать тебе ресурс”. И ты начал давать. Мне кажется, это очень круто. И по мере развития медиа, усложнения и появления новых игроков, эта схема, эта система, это такая идеальная схема будет все ближе к нашей жизни. Мне так кажется, я оптимист.

Дмитрий Якунин: Знаете, я согласен с Владом по поводу драматургии, прежде всего. Я тоже смотрел какое-то количество веб-сериалов, и бывало, что просмотры заканчивались пилотной серией, потому что что-то не то, не «тянуло». И было бы очень здорово, чтобы сценарные мастерские веб-сериалов развивались, открывались не только в частных киношколах, но и в государственных. И второе, по поводу институализации. К сожалению, на данный момент на ведущих фестивалях отсутствуют хотя бы внеконкурсные программы веб-сериалов. Мы очень надеемся, что Digital Reporter будет развивать не только свои фестиваль и премию, но и представлять программы веб-сериалы на крупных фестивальных площадках. Если честь необходимость, Молодежный центр также готов максимально помогать в продвижении этого формата. Мы общались с Роскультцентром, мы общались с Министерством культуры. Это государственные структуры, которые также присматриваются к данному формату. Нам очень хочется, этот интерес выражался в грантовой поддержке веб-сериалов.

Пресс-служба Молодежного центра Союза кинематографистов России

Комментируйте новости Молодежного центра Союза кинематографистов в социальных сетях FacebookВКонтактеInstagram и Telegram!