MovieStart

Сайт для молодых кинематографистов

MovieStart > Интервью > Режиссер Евгений Григорьев – участник BERLINALE TALENTS 2020: «Всех волнует неравенство»

Режиссер Евгений Григорьев – участник BERLINALE TALENTS 2020: «Всех волнует неравенство»

Berlinale Talents – образовательная платформа для молодых (менее 10 лет в профессии), но уже с серьезными достижениями кинематографистов со всего мира, разных специальностей и направлений. Цель – дать возможность молодому поколению профессионалов сформировать сеть контактов, которая поможет им в построении карьеры и реализации их проектов (которые каждый год попадают в программы престижнейших мировых кинофестивалей).

Berlinale Talents проходит во время Берлинского кинофестиваля вот уже 18 лет. Стратегические партнеры (на чьи деньги): Министерство Культуры Германии, кинофонд Medienboard Berlin-Brandenburg, крупнейшая межгосударственная культурная программа Евроюсюза Creative Europe Media.

Кураторы – Флориан Вегорн и Кристин Треструм – называют себя специалистами по развитию талантов и агентами будущего. Каждый год они выбирают тему (motto) – это та мысль, которая отзывается в сердцах и умах кинематографистов во всем мире, независимо от особенностей культуры и экономики. Например, в 2017-ом году темой была смелость (Courage: Against All Odds) и на постерах в качестве тэглайна был вопрос, который не раз и не два слышал любой киношник: «Почему ты не найдешь себе нормальную работу?” Тема прошедшего в феврале 2020 года Berlinale Talents – коллектив: «Самоидентификация с позиции «Я, я и еще раз» стала неэффективной» – пояснили в программном интервью кураторы. Один поле не воин, иначе говоря.

Итак, как это утроено. Каждый год 250 участников со всего мира приезжают на 9 дней в Берлин и варятся в одном большом котле из мастер-классов, лекций, встреч один-на-один, показов, ужинов и завтраков. В последние годы от России участие в программе принимали продюсер-документалист Анна Селянина (BT 2018), режиссер Татьяна Федоровская (BT 2019). В этом году участие в программе принял режиссер Евгений Григорьев (со-основатель студии «Первое кино», автор документальных фильмов, в том числе кассового хита 2017-го года «ПРО РОК»). Евгений рассказал Moviestart о своих впечатлениях.

– Женя, ты писал в Facebook, что это третья твоя попытка, ты три раза пытался подать документы и в этот раз тебе повезло. Расскажи, пожалуйста, о первых двух попытках.
Евгений Григорьев: Я не знаю, с чем связано, что в этом году они выбрали меня. Наверное, с более качественными документами, которые помогли мне подготовить два моих продюсера. Я уже отчаялся и не собирался подавать, но продюсер моего полного метра Ольга Ерофеева сказала: «Евгений, это работа. Давайте-ка мы это сделаем». Я сказал: «Хорошо, помогите мне собрать пакет». Потому что я все время в каких-то съемках, монтаже и о самопрезентации думать довольно сложно в эти периоды. Девчонки мне помогли, к тому же у нас уже был поддержанный полнометражный сценарий. И я так думаю, что фокус Berlinale Talents, и они этого не скрывают, не на дебютантах, а на тех людях, которые уже имеют очевидные успехи в профессии. Пусть они еще не звезды Берлинского кинофестиваля, но у них есть какая-то потенция к этому. А мы за последние 3 года сделали довольно многое – может, это сработало, я не знаю. В общем, я подавался в Script Station и для меня это было главной целью. Но в результате я оказался в общем потоке – не по направлениям. Я так понял, что сценарий им показался довольно готовым и делать там нечего.

– Сценарий документального фильма?
Евгений Григорьев: Нет, это моя первая игровая картина, которую я буду снимать через год. Называется “Подельники“. Это история основана на реальных событиях моей жизни. У меня в 7 лет убили отца, но убийца не сел в тюрьму и я ходил с ним по одним деревенским улицам довольно долго. При всей жутковатости истории сценарий получился ироничный, смешной. До слез. Мы сейчас в подготовке, отправляемся на отбор натуры. А в Берлин мы, собственно, поехали искать копродукцию. Это было очень важно. И в Berlinale Talents я искал молодых ребят-сопродюсеров. Ольга Ерофеева приехала на кинорынок, и мы там искали. Это было продуктивно. Самое ужасное, что я не верил до последнего момента, что меня отберут. Но, как человек ответственный, согласился на предложение продюсера. Я очень люблю продюсеров, потому что в моей жизни продюсеры почти все были приличные. Да что там почти – все.

– Мы так интервью и назовем «Я очень люблю продюсеров».
Евгений Григорьев: В глубине души я не верил, но думал, надо по-честному все сделать. И потом Berlinale Talents sent me an invitation.
Я, кстати, не умел говорить по-английски несколько месяцев назад.

– No way!
Евгений Григорьев: Да, для меня это был вызов и шок, потому что я – человек, который в школе учил немецкий, и английский у меня был на уровне «one more, please». Мне за три месяца пришлось довольно сильно напрячься, чтобы начать говорить. Говорю я, наверное, примерно как многие люди, которые приезжают в Москву из сопредельных республик, на русском, но меня можно понять. И в общем страх у меня быстро пропал. Мой продюсер сказала: «Григорьев, ты конечно не затыкаешься и все время болтаешь». Что в общем-то хорошо. Я путал времена – present simple, present continuous – но на самом деле для меня это был очень хороший стимул. Стимул изучать английский дальше появился и сейчас: я провожу по 1,5 часа с учебниками, онлайн-платформами. Сегодня написал большое письмо без google-переводчика, потом проверил в google-переводчикe – вроде нормально.

– Да, это распространённый момент – все думают, что все говорят по-английски, но на самом деле очень многие не говорят и это является барьером в индустрии.
Евгений Григорьев: Да, жуткий барьер.

– А к кому ты обратился? Как занимался?
Евгений Григорьев: Я занимался на платформе SkyEng, Duolingo и участвовал в одном английском марафоне. Я перевел общение с собственной мамой, учителем немецкого языка, на английский, все свои чаты, систему телефона, систему компьютера перевел на английский и старался даже со своим продюсером, когда уже изучил простые формы, писать все на английском. В общем, вся коммуникация, которую я мог тянуть на английском, вел на английском. Понятно, что мой English is not very well, но меня можно понять. И это главное. К тому же на Berlinale Talents приезжают люди со всего мира. Мы с парнем из Судана, который говорил примерно на таком же уровне как я, прекрасно друг друга понимали. Единственный человек, которого я там не смог понять, это, кажется, ирландец. Он говорил на каком-то своем английском. Была также девушка из Британии – она говорила на высоком английском, и я понимал ее довольно легко, хотя сам предпочитал молчать. На самом деле, это быстро стирается. Berlinale Talents – это такой котел, такой хороший нетворкинг, все настолько интенсивно, что у меня мозг отключался через 40 минут после того, как я начинал слушать английскую лекцию. Конечно, ты понимаешь 70-75 % всего, о чем-то по контексту догадываешься. Это сложно, но можно все понять. Я пользовался всеми возможными переводчиками. Главное – просто стараться понять.

– Какая у тебя была программа в Берлине?
Евгений Григорьев: Со всей программы Berlinale я посмотрел только фильм Косаковского про свинью («Гунда» Виктора Косаковского, Норвегия, 2020), потому что на остальное просто не было времени – мой Berlinale Talents превратился в маркет. Мы предлагали все наши существующие кейсы, встретились не только с зарубежными, но и с нашими продюсерами из России. Оказывается, в Берлине гораздо проще договариваться, чем в Москве. И увидеться проще. Это не секрет, что людям из кино в Каннах проще договориться, чем на Остоженке. Это была феерическая поездка! И теперь я точно знаю, к кому в Колумбии обратиться за помощью. Berlinale Talents – это огромная база контактов: 250 человек, которые есть в твоем личном кабинете, и еще база участников за прошлые годы. Ты можешь найти любого человека. Плюс участие в Berlinale Talents – это как печать, знак качества, которые опознается всей мировой киноиндустрией. Это очень круто. Я мечтаю, чтобы Московский кинофестиваль сделал такую же программу, потому что как выяснилось, все мои новые друзья очень хотят попасть в Москву. Потому что после Чемпионата мира по футболу они в курсе, где это.

– Да! Слушай, ну мы работаем над этим. Кучка сумасшедших энтузиастов. Была же раньше в рамках ММКФ площадка Moscow Business Square, Костя Нафиков делал с командой на деньги Фонда кино. И вот мы с ним пытаемся сейчас ее возродить.
Евгений Григорьев: Да, конечно. Костя Нафиков молодец. Должна быть такая программа для людей, которые могут рассматривать эту площадку для реализации собственных замыслов. Потому что, смотри, так получилось, что в Берлине за последние 2 года я бывал чаще, чем в России, у меня там были съемки, показы. И – это очень важно – я вижу, о чем думают талантливые люди во всем мире, которые делают свои основные шаги в профессии. Я просто вижу, как это рождается. В кампусе Berlinale Talents я жил с прекрасным парнем из Австралии. У меня была одна цель на Berlinale Talents очень конкретная. Во-первых, познакомиться с теми людьми, которые мне были нужны. Я в какой-то степени ее достиг. Во-вторых, выяснить, о чем не могут молчать люди моего поколения во всем мире. Я провел большой опрос, человек 35 я опросил, может чуть больше. Первое – всех волнует неравенство всех типов. Чудовищное неравенство между людьми, которое поразило весь мир, независимо от страны. Второе – это было для меня удивительно – это была экология. Я встретил людей, для которых экологическая проблема – проблема жизни и смерти. Она связана с грязной водой в Африке, со смертями от диареи, с невозможностью умыться-помыться и выпить чистой воды, например. С лесами, которые горят. И это реально волнует. Третья история – связана с me too. И все, что вытекает из этой повестки. Мне кажется, она, конечно, немного спродюсирована СМИ.

– А какие еще части земного шара волнует me too, кроме Европы и Америки?
Евгений Григорьев: А, это везде хайповская тема. Просто все говорят об этом. Me too чаще всех возникала в моем опросе. Вообще, права женщины, сильная женщина, женщина в современном мире, ее место. В общем, все что предсказал Бертран Рассел в книге «Брак и мораль», за которую он получил Нобелевскую премию. И четвертое – я про это картину уже снял, «Про рок», – это про растерянное поколение. С девчонкой из Аргентины мы минут, наверное, 40 об этом разговаривали (а для меня это рекорд по продолжительности диалога). Я в основном слушал и уточнял. Это тема про то, что непонятно, как талантливому человеку реализоваться в этом сложном мире. Куда деть свой талант – в кинематограф, живопись, музыку, всего так много. Как стать этим человеком, который услышан, увиден, понят и при этом ликвиден. Вот эта невозможность реализоваться среди разных систем поддержки кинематографа, среди разных клановых, семейных, тысяч ограничивающих историй и систем – это очень сложно. При этом мы еще из совершенно разных социальных слоев. Средний класс в России – совсем не тот человек, который из Британии. И это неравенство ты видишь даже между нами, хотя мы были очень дружелюбными. Но мы понимали, что, вернувшись домой, окажемся в разных мирах. И это конечно потрясает. Но на одной из вечеринок мы сидели с главой фонда кино из Колумбии. Через какое-то время разговора она говорит: «Я уже 30-40 лет занимаюсь кинематогарфом. И я вам скажу, ребята, все что нас волнует, истории, которые с нами происходят, по сути своей, it’s the same. Просто нужно найти ваш специфический язык». Я увидел, что у нас больше общего, человеческого, чем различий, и меня конечно больше всего пугает повестка – из-за того, что все международные институты посыпались, тебе казалось – это не мое. На самом деле, национальная идентичность, национальность – это все классно. Но у нас больше общего, чем то, что нас различает. И это чувствуешь кожей. Это то, что невозможно описать. И это восхитительное чувство. И конечно отдельное благоговение я испытываю перед командой Berlinale Talents. Это такой классный stuff, это такая поддержка тебя на каждом шаге. Это потрясающе.

– Ну тогда перейдем к их работе. Как был организован твой день? Что происходило?
Евгений Григорьев: Ты сам добираешься с помощью чек-листа до хостела. Тебя уже ждут. Ты заселяешься в хостел. Это такое лакшери-общежитие ВГИК. В комнате ты живешь по двое, если успеешь зарегистрироваться раньше всех, то один, и по четверо – если все дедлайны пропустил. Я собственно из последней категории. Но нам повезло. В нашей комнате на 6 человек мы жили вдвоем с прекрасным Майклом, режиссером из Австралии. Дальше у тебя есть программа на каждый день. Ты выбираешь в личном кабинете у себя события, билеты. Ты просто скачиваешь файлы для календаря и они синхронизируются с твоим календарем в смартфоне. И все – день организован. Ты знаешь, куда идти, во сколько, где брать билеты. Есть, конечно, обязательные события, а у ребят из doc station, script station есть своя дополнительная обязательная программа.

– Какая была самая запоминающаяся, крутая, полезная встреча?
Евгений Григорьев: Они были разные. У нас с моим продюсером была классная встреча с сопродюсером из Франции, с которым мы договорились – молодой парень, классный очень. И мы договаривались о копродукции. Он сказал: «Окей, мне нужны документы. Я буду думать. Давайте делать». Даже не важно, будем мы с ним работать или не будем. Мы встретились с большим рядом и акул, и начинающих. Это все сообщает тебе, что все возможно.

– Какие-то конкретные договоренности были достигнуты по поводу проекта?
Евгений Григорьев: Да. Есть конкретные договоренности, которые заключаются в шагах, которые мы должны сделать, чтобы работать вместе. Прислать сценарий, арки персонажей, тизеры. И еще мы поняли, что придется снять короткий метр. Потому что я – документалист, и это у меня первая игровая картина. Все хотят видеть то, как я работаю с игровой реальностью. Это нормально. Об этом говорят очень честно, что нужен референс моего видения.

– А как будешь снимать короткий метр? На свои деньги, будешь обращаться к продюсерам, в фонды?
Евгений Григорьев: Фонды у нас не поддерживают короткие метры. У меня есть продюсеры, есть несколько схем, включая крауд. Главный вывод Berlinale Talents – just do it. Каждый сам найдет свой путь. Там нет трека, который тебе намечают организаторы. Там ты сам берешь ответственность за собственную судьбу. Ты можешь никуда не ходить – все 9 дней шляться по Берлину и ничего не делать. Это твой выбор. Но я понимал – у меня тут встреча с продюсером, а тут – интересная лекция. Что делать? И ты выбираешь. Я, признаюсь, пропустил довольно много интересных событий, потому что у меня были важные встречи.

Презентация фильма «Подельники»

Марина Наумова