MovieStart

Сайт для молодых кинематографистов

MovieStart > Интервью > «Делай то, что нравится, ори с того, что прикалывает»: Интервью с Катей Карслиди

«Делай то, что нравится, ори с того, что прикалывает»: Интервью с Катей Карслиди

Moviestart продолжает публиковать по четвергам серию интервью выпускников программы «Практическая кинокритика» Московской школы кино. Куратор — Всеволод Коршунов, кинокритик, киновед и редактор. Сегодня — беседа Ани Власовой с Катей Карслиди.

Интервью проходило по зуму в связи с тяжелой коронавирусной ситуацией.

Катя Карслиди — мать Cinemaholics, главная редакторка film.ru, художница, кинокритикесса и просто красотуля об инклюзивности, стендапе, любви к себе и советах юным авторам.


аня: Привет!
Катя Карслиди: Приветики!
аня: Все, прекрасно. Ты там готовишь?)
Катя Карслиди: Да, я делаю банановый хлеб.
аня: Здорово! У меня, на самом деле, вопросов немного, они будут разделены на три темы: дрэг рейс[1], феминизм и кинокритика. Я подготовилась;)
Катя Карслиди: Отлично вообще, про дрэг рейс готова говорить годами!
аня: Я тоже!


[1] RuPaul’s Drag Race (рус. «Королевские Гонки Ру Пола») — американское конкурсное реалити-шоу, в котором Ру Пол ищет «следующую дрэг-квин суперзвезду Америки». 

Crystal Methyd

аня: Для начала, какая у тебя любимая королева?
Катя Карслиди: Хороший вопрос! Наверное, Crystal Methyd, потому что у нее очень смешное имя и очень крутые образы. Мне кажется, она такой фрик, которая прям . Она реально могла привнести что-то новое. Несмотря на то, что 12 сезон выиграла Джейда — она офигенная королева, я болела за Crystal Methyd…
аня: Да мне кажется все за Crystal болели!)
Катя Карслиди: Нельзя придумать лучше имя для королевы, чем Crystal Methyd.
аня: Ну да! Согласна.
аня: Как считаешь, как дрэг рейс влияет на людей, и как он повлиял лично на тебя?

Катя Карслиди: Мне кажется, на общество в целом дрэг рейс невероятно повлиял. Изначально это была маргинальная тусовка, то есть, мы вспоминаем баллы[1] и подпольную культуру, это считалось чем-то, чем занимаются люди «второго сорта». Отвратительно, что у нас было такое мерзкое прошлое. РуПол же сделал дрэг чем-то реально крутым, он вывел его на новый уровень. Благодаря ему даже обычные гетеро-семьи сейчас могут вечером присесть и посмотреть новый сезон дрэг рейса, а ты со своими гетеро-друзьями пацанами можешь свободно обсуждать, кто твоя любимая королева. Это очень круто! Уже нет никакой стигмы в обществе (во всяком случае в нормальном), это стало действительно настоящим искусством. Люди перестали бояться и это очень здорово. 
Я, например, очень любила дрэг, лет с 18. Я жила в Краснодаре, у нас был клуб «Помада», куда мы с друзьями ходили смотреть выступления дрэг-королев. Еще тогда мне это казалось чем-то невероятно крутым, потому что все королевы были просто потрясающими! Там всегда была обалденная атмосфера, и мне всегда было очень обидно, что это порицалось обществом и этого не было в массовой культуре. А РуПол, как раз, внес дрэг в массовую культуру и за это ему вечный поклон!


[1] Дрэг-баллы — мероприятия, собирающее андеграундную ЛГБТК+ субкультуру для различных соревнований, зарабатывания титулов и престижа. Подробнее: https://haenfler.sites.grinnell.edu/subcultures-and-scenes/underground-ball-culture/

аня: А как повлиял дрэг и дрэг рейс на тебя?
Катя Карслиди: На меня повлияли как раз те дрэг-королевы из Краснодара, потому что я узнала что так, оказывается, МОЖНО делать и это очень круто. А сам РуПол… Это скорее не влияние, а благодарность за то, что он вывел дрэг на новый уровень, потому что я очень люблю эту форму искусства. 

Элайза Шлезингер

аня: Мне кажется, дрэг рейс это про любовь к себе в первую очередь… 
Катя Карслиди: Согласна! На 100%.
аня: Что бы ты посоветовала посмотреть на эту тему? Какие-нибудь фильмы, сериалы, стендапы?
Катя Карслиди: На самом деле, мы сейчас в принципе больше, чем раньше, говорим о боди-позитиве, поиске себя, стараемся сломать какие-то барьеры, чтобы люди перестали бояться показывать себя настоящего. На это влияет довольно много фильмов и стендапов, та же, например, Элайза Шлезингер или Эли Вонг, которая не боялась выступать беременной и тому подобное. Это все как-то в совокупности влияет, каждый может найти что-то свое. Честно, не могу сейчас вспомнить, что бы сильно повлияло на меня, чтобы я перестала бояться быть собой или что-то в этом роде. У меня, к сожалению, еще не было такого фильма.
Элайза Шлезингер и Эли Вонг — потрясающие женщины, их стендапы, мне кажется, нужно обязательно посмотреть всем. На мой взгляд, пока что одни из лучших стендаперш у нас… Ну, точнее, не у нас, в Америке.) Что там у нас… Сексисты в основном у нас. Есть два хороших стендапера — это Денис Чужой и Долгополов, а все остальные уличены в сексизме и гомофобии.
аня: А Поперечный?
Катя Карслиди: Я Поперечного не супер внимательно смотрела, мне просто не кажутся смешными его шутки… Не хочу никого обидеть! Пока я не посмотрела стендапы Чужого, мне казалось, что комедия в России мертва. А потом Чужой, Долгополов, я подумала, ну окей. Есть еще надежда.

Феминизм
аня:
 В Берлине недавно приняли решение объединить лучшую женскую и мужскую роль в одну, независимую от пола, категорию, и то же самое сделать с ролью второго плана. Как ты к этому относишься и как думаешь, что изменится?
Катя Карслиди: Я считаю, это давно надо было делать! Мне очень нравится эта идея! Понятно, что это будет непривычно какое-то время для какого-то количества людей, но это большой шаг вперед. Всегда было очень странно, что разделяли девушек и мужчин. Это же не какой-то спорт, тяжелая атлетика. В этом испытании все равны. Надеюсь, остальные премии тоже за ними последуют. Мне кажется, лучше вводить как в Золотом Глобусе: лучший комедийный актер, лучший драматический актер, лучший актер в хорроре, потому что хоррор уже начинает переживать новый виток. Лупита Нионго и Тони Коллетт не получили никаких премий, потому что они снимались в хоррорах, а их редко награждают. В общем, мне кажется, здесь нужно разделять по жанрам, а не по полу. Я очень поддерживаю эту инициативу и очень надеюсь, что в ближайшие годы все крупные кинопремии подтянутся. Канны, скорее всего, будут очень упираться долгое время, они у нас такие, консервативные, боятся всего.

Сирша Ронан и Грета Гервиг на съемках «Леди Берд»

аня: У тебя есть любимые режиссерки?
Катя Карслиди: Конечно!! Очень сильно люблю Аньес Варда. Я ее полюбила с того времени, как, наконец, додумалась посмотреть «Клео от 5 до 7» несколько лет назад. Это было для меня каким-то безумным открытием! Я считаю, она просто великая художница. Очень люблю Грету Гервиг… У меня очень попсовые выборы в плане режиссерок. Грету я люблю за то, что она как будто бы говорит на каком-то языке, который доступен именно для феминной части человека. Она настолько тонко это чувствует! Люблю ее за эту тонкость, откровенность, честность и  внутреннюю свободу. Очень сильно люблю Линн Рэмси. У нее немного фильмов, но я считаю ее режиссером с «внутренними стальными яйцами», которая может дать фору всем. Последний фильм, который у нее выходил, это «Тебя никогда здесь не было» с Хоакином Фениксом. Я его раз 10 пересматривала, и мне кажется, она снимает очень грубое кино, но с особой чувственностью. Это сочетание просто сумасшедшее!
И Андреа Арнольд! Наверное, вот эти четыре мои самые любимые женщины, за которых я буду до смерти биться. Надеюсь, три из них, Аньес с нами уже, к сожалению, нет, будут продолжать снимать прекрасное кино и нагибать индустрию.

аня: В кино образ женщины часто выставляют каким-то комичным, та же менструация, про которую все время шутят. Знаешь ли ты какие-нибудь фильмы, где показывают реальную женщину?
Катя Карслиди: Для того, чтобы прописать хорошую роль для женщины, в основном, нужны женщины. Очень часто, когда ты смотришь фильм, ты слышишь женские монологи, написанные мужчиной, потому что женщины так не говорят. Это «идеальная женщина» в представлении мужчины. Ну или просто женщина в представлении мужчины. Я не говорю, там, про «Сумерки», которые написала мечтательная женщина, я говорю именно о профессиональных режиссерах.
аня: *показывает стакан с Эдвардом Калленом* 🙂 🙂 🙂
Катя Карслиди: No disrespect to Edward Cullen, я считаю это кино, конечно, культовым… Но на самом деле! Вот люди спорят с тем, что нет, мужчины нормально прописывают женщинам диалоги, монологи, роли, мы просто закапываемся. Вот можете посмотреть «Сумерки» и послушать все эти странные диалоги, которые писала мечтательная девушка. Это то же самое, как мужчины-режиссеры очень часто прописывают для женщин реплики, то, как женщины в их представлении говорят.

Белла Свон в исполнении Кристен Стюарт, «Сумерки»

Очень важна инклюзивность, за которую сейчас очень борятся. Женщины должны рассказывать свои истории своим языком. Взять, например, ту же Грету Гервиг и то, как она прописывает монологи для женщин. Ты понимаешь, что это правда, ты просто веришь этому. А если смотришь какой-нибудь «Основной инстинкт», сразу понимаешь, что мужчина-автор взял из своей головы какой-то образ и давай за него разговаривать на бумаге. Поэтому я считаю, что инклюзивность очень важна. Пусть будут какие-нибудь женщины-скриптэдвайзеры, которые будут говорить: «Так, это х*рня, женщина так не скажет! Переписывай! Несите сюда какую-нибудь сценаристку хорошую». 
Нужно смотреть фильмы Кэтрин Бигелоу, Андреа Арнольд, чтобы понять, как женщины говорят на самом деле. О, или есть очень классный пример! В сериале «Атланта», который в большей степени писали мужчины, есть серия, где девочки из этого сериала собираются на тусовку и едут домой к Дрейку. В этой серии, минуте на десятой, я сразу поняла, что диалоги писала женщина, просто 100%. То, как они разговаривали, ты начинаешь понимать, что да, это правда, не придуманные какие-то образы, а настоящие женщины. В конце в титрах естественно оказалось то, что сценарий писала женщина и это сразу бросается в глаза.

аня: Есть какие-нибудь персонажи-героини, которые для тебя стали role models?
Катя Карслиди: В возрасте, когда мне нужны были какие-то role models, я смотрела какие-то идиотские сериалы, вроде «Зены» или мультики, вроде «Мулан». Так что пусть будет Зена и Мулан! Пусть люди думают, что хотят. В детстве, когда я на них смотрела, мне прям хотелось их копировать. А еще, знаешь что, мне очень хотелось быть Принцессой Китаной из Мортал Комбат! Кстати, раз уж вспомнили про Мортал Комбат. Сценарий там, конечно, писали мужчины, но это очень феминистский и инклюзивный фильм. А это 95 год! Там был и racially diverse cast, и две супер сильные женщины. Мне кажется, я поэтому в детстве и любила Мортал Комбат, потому что я такая: «О, нормально! Вот на этих девушек я готова быть похожа, а вот эти ваши Русалочки мне неинтересны».

Принцесса Китана, «Mortal Kombat» (1995)

Кинокритика

аня: Ты сейчас живешь на доход от кинокритики?
Катя Карслиди: Слушай, сейчас получается так, что да, но мне повезло. Меня взял на работу Влад Потехин из film.ru. До этого я кинокритикой зарабатывать вообще никак не могла, потому что Cinemaholics нам не приносили никаких денег абсолютно. Это было то, с чего я начинала, можно сказать. Мы сделали сайт для себя, я тогда даже не умела писать, как кинокритик. Года 3-4 я упражнялась в том, чтобы научиться это делать правильно. В этом мне, конечно, очень помогла Маша Ремига, потому что это был единственный человек с журналистским образованием в наших кругах, который всех гонял, чтобы все писали нормально. Когда уже получилось вытащить Cinemaholics на какой-то уровень, мне позвонили с film.ru и сказали: «Йоу, давай к нам». До этого я работала в кинопрокатных компаниях и каким-то образом устраивала сеансы в Петербурге, то есть я кинокритикой тогда не зарабатывала. А вот сейчас, получилось так, что меня взяли на должность главного редактора. Фишка в том, что должность главного редактора это не столько писать, сколько контролировать процессы. Находить хороших авторов и тому подобное. У Тины Фэй есть замечательная книжка «Bossypants», в которой был отличный совет, как работать с талантливыми людьми. Это нанять их, дать им работу и не мешать. Это я и делаю с ребятами, с которыми работаю, они все у нас молодые, 21-24 года. 
Вообще, мне кажется, если ты уже очень сильно взрослый, там лет 40-50, не так круто быть кинокритиком, лучше давать место молодым. Я сейчас не буду говорить про Антона Долина, потому что Долин делает очень большую работу, делает показы, всякие крутые штуки для молодых людей, чтобы они знакомились с классикой кинематографа. Но чисто работать кинокритиком… Мне кажется, нужно двигаться дальше, особенно когда тебе больше 40. Ну, как Долин, что он сейчас в общем-то и делает. А так, нужно давать место молодым, потому что свежий взгляд насмотренных киноманов это всегда очень важно. Они всегда в теме событий. У нас все мальчики ярые феминисты, нет ни расизма, ничего такого, даже намека нет, потому что все парни понимают, о чем говорят. А старым застоялым людям очень сложно понять, что сейчас творит молодежь. 

аня: А как у вас получилось вывести Cinemaholics на такой уровень?
Катя Карслиди: Все началось с небольшого паблика, мы просто любили кино и веселились. Делали все для себя, по фану, делали только то, что нам было интересно. Мы очень быстро разрослись в соцсетях и тогда подумали: «О, классно, тогда будем писать тексты!». Я в то время жила с программистом, он тогда ушел в долгосрочный отпуск, и я ему говорю: «Блин, ты сейчас ничего не делаешь, сделай нам сайт!» И где-то год за ним бегала, а он в ленивом режиме делал нам сайт. В 2014 году мы запустились. На самом деле, вот честно скажу, мы это сделали для того, чтобы у нас был вариант поехать на кинофестивали. Мы очень хотели в Канны, в Берлин, куда-нибудь туда. Аккредитовывают только прессу, которая пишет именно на сайт, то есть социальные сети не считаются. Мы, собственно, создали сайт и начали писать. Нам это всем очень сильно понравилось и продолжаем вот до сих пор. Но все это началось с социальных сетей, поэтому когда мне пишут ребята «Вот, я хочу писать о кино, я не знаю, что делать», я обычно советую создать свой канал, свой паблик, что-то еще. Идите вон в тик-ток, записывайте тик-токи! Если ты очень сильно хочешь работать в этой сфере, если очень хочешь, чтобы твой голос был услышан, то обязательно найдешь свой круг. Не нужно сидеть на жопе. 
Но мы ничего не планировали, не планировали чего-то прям добиться. Мы просто до сих пор следуем нашему кредо «Делай то, что нравится, ори с того, что прикалывает». Я не думаю что кинокритике, арт-критике, да и вообще критике стоит относиться очень серьезно, потому что как сказал Дэниел Слосс: «Арт-критика — это самая низшая форма устройства, и даже если ты устроился в какой-нибудь МакДоналдс, то ты уже сделал больше пользы для общества, чем став арт-критиком».
аня: Так, я ушла из МакДоналдса, чтобы стать критиком……Кажется, это какое-то понижение.
Катя Карслиди: *смеется)))* Все получится! В одном из спешлов на нетфликсе Слосс говорит: «Да что это за профессия, где ты говоришь что «ой мне нравится такие вещи и я это записываю»». Поэтому я не отношусь к профессии критика серьезно, как те люди, которые приходят на фестивали и считают, что от них зависит судьба мира и вот это все. Ты просто делаешь это for fun, для себя, и если ты еще и получаешь за это деньги! Это все, зашибись. Джекпот. Я вот очень счастлива, что мне не надо делать ту работу, которую я не хочу, потому что я всю жизнь работала на тех работах, на которых я не хотела находиться. Кинокритика мне очень нравится, но я не считаю что это нужно делать на очень серьезных щщах. Получай удовольствие! Мне кажется, даже Антон Долин несерьезный, можно, правда, у него спросить… Но он такой

аня: Как поменялся взгляд на кино и меняется ли он вообще после того, как ты посещаешь фестивали, общаешься с режиссерами, актерами?
Катя Карслиди: Я не общаюсь с режиссерами и актерами, к сожалению, это так кажется, что кинокритики, так классно, ездят в Канны… Даже если попадаешь на какую-нибудь закрытую вечеринку по поводу фильма, тебя никто не подпустит к какому-нибудь Йоргосу Лантимосу. Ты будешь стоять с другими журналистами, попивать дешевое шампанское и думать: «Бл*, че я тут делаю, вот бы спать».
Взгляд на кино никак не меняется, начинаешь его только больше любить, потому что в принципе шансы попасть на фестиваль… Это очень крутая штука и после того, как ты начинаешь первым смотреть какие-то очень ожидаемые фильмы, выносить вердикт, жить в этой атмосфере, ты начинаешь еще больше его любить. Все это кажется таким волшебным, крутым. Фестивали сами создают волшебную атмосферу, особенно Канны, когда ты приходишь, а там красные дорожки, напыщенные мероприятия и тому подобное. Это все создает какую-то такую атмосферу неповторимую, кажется, что ты реально попадаешь в какую-то сказку. Так что отношение к кино не меняется, любовь просто растет и растет сильнее.

аня: Сможешь выделить критиков, которых тебе приятно читать?
Катя Карслиди: 
Я всегда была фанатом Романа Волобуева! Несмотря на то, что он сейчас не пишет большие тексты, а пишет какие-нибудь короткие посты в фейсбуке или твиттере, это всегда смешно, свежо и с особым взглядом. Я, если честно, из российских критиков читаю только своих парней, которые пишут мне на сайт, это Алихан, Ефим и Влад. Я люблю людей, которые могут очень емко и очень коротко излагать мысли! Мне в данный момент жизни нравится формат того же телеграм-канала, где ты просто маленький абзац пишешь и этим все и сказано.

Главное — не парься!

Беседовала Аня Власова

ООО "МУВИСТАРТ" использует cookie (файлы с данными о прошлых посещениях сайта) для персонализации сервисов и удобства пользователей.
ООО "МУВИСТАРТ" серьезно относится к защите персональных данных — ознакомьтесь с пользовательским соглашением и политикой конфиденциальности
Принять