«Мужчин-героев я могу размазать по тарелке, осудить, а женщину я всегда пытаюсь оправдать при всех ее странных поступках». Интервью с актером и режиссером Александром Цоем

#

Александр Цой покорил зрителей своей тонкой игрой в картине «Легенда о Коловрате», где он блестяще сыграл самого хана Батыя. Но помимо актерской карьеры, Александр активно занимается режиссурой – создает успешные постановки в театре «Школа современной пьесы», снимает фильмы.

Его дипломная работа на Высших режиссерских курсах «Лучшее… от первого лица» удостоилась множества наград на международных и всероссийских фестивалях, а также вошла в лонг-лист премии «Золотой орел». В июне дебютный полнометражный фильм Александра «Когда она приходит», разрабатываемый продюсерской компанией «ВГИК-Дебют», получил поддержку Министерства культуры РФ. В связи с этим редакция Moviestart поговорила с Александром о предстоящем фильме и о режиссуре.

Саша, расскажи, пожалуйста, о пути «от идеи фильма до Министерства культуры»
Сама идея фильма появилась у меня в тот момент, когда я начал учиться на Высших курсах сценаристов и режиссеров, примерно на 3 месяц обучения. В то время я уже познакомился с оператором Никитой Карменом, рассказал ему эту затею, она ему нравилась. Но я не понимал, что это такое, что это за форма. Это просто было «прикольно». Не было никакой структуры, было лишь ощущение. В первый год обучения я встречался со сценаристами, думал, что мы вместе начнем как-то это развивать, но ничего такого не случилось. Честно скажу, меня это расстраивало. Я хотел закончить писать полный метр к концу обучения, но не получилось. Но тогда у меня уже было явное ощущение, что это может быть интересное кино, и в голове появилась приблизительная форма. С моим дипломом «Лучшее… от первого лица» мы стали кататься по фестивалям, что-то выигрывать. На фестивале ВГИК оператор фильма Никита Кармен получил награду за лучшую операторскую работу. Спустя какое-то время мне позвонили из «ВГИК-Дебют» и сказали, что Федор Максимович Попов очень хочет встретиться. Я, конечно, сразу приехал, Федор Максимович рассказал, что они видели фильм, он жутко понравился и спросил, есть ли у меня идеи полнометражных фильмов. Я предложил пару идей, и среди них была та самая — «Когда она приходит». Кстати, название тогда было другое, это название появилось уже почти под конец, в 3-4 драфте сценария, и мне оно очень нравится. На следующей встрече в офисе «ВГИК-Дебют» мы встретились уже и с редактором Женей Гущиным. А я как раз перед встречей думал: «Вот бы мне студента «Арабовского» какого-нибудь!». На встрече при обсуждении синопсиса Женя начал жестко и смело обрубать концы и всю мою надежду. Меня удивило в тот момент, что меня это не обидело. Обычно, после критики я пару дней собираю себя в кучу. Я выслушал Женю, Федор Максимович сказал, что идея ему нравится, и я предложил Жене стать соавтором. Я понимал, что он знает структуру, хорошо понимает в жанровом и зрительском кино, мне бы это очень помогло. Он согласился. Отношения у нас были непростые. Я лукавил. Женя говорил: «Так нельзя». Я соглашался, но делал по-своему. Естественно, он это видел, но гнул свою линию, потому что мы изначально договорились, что нам нужно зрительское кино. Мы шли на уступки друг другу и написали за удивительно короткий срок сценарий. Конечно, сейчас там много над чем еще нужно работать, мы это понимаем. Я очень благодарен «ВГИК-Дебют» за их веру в нас. Ведь мы все, Никита Кармен, Женя Гущин, я – дебютанты.

О чем ваш фильм?
В какой-то момент меня стало интересовать, если я стану вдруг супербогатым и супервлиятельным человеком, какая из моих сторон активизируется, темная или светлая. Что будет? Я начну делать хорошие дела, помогать бедным, буду благодетелем или же я стану «сволочью» и в этом буду себе нравиться и буду позволять себе все? Будет ли у меня шанс вырулить, если все пойдет плохо. В целом, фильм о наших светлых и темных сторонах. У главного героя появляется возможность стать великим и очень быстро стать влиятельным. В нем просыпается ненависть к тем, кто его обижал. Он начинает мстить. Мне интересно показать, до какого предела наша темная сторона может быть темной. В фильме две главные женские роли и одна мужская.

Где будут проходить съемки?
Это столичная история. Причем меня это не пугает. Многие говорят, что в Москве уже все сняли, хочется чего-то новенького. Меня это, наоборот, привлекает. Здесь много красивого и все это можно использовать. Мы с Никитой, не сговариваясь, уже сошлись во мнении, в какой части Москвы это происходит.

Когда планируются съемки?
Я пока думаю, что это весна-лето следующего года.

Вы еще не проводили кастинг?
Кастинга еще не было. Мне очень нравится актриса Сирша Ронан, это такой дрим-каст на главную женскую роль. Я уверен, среди российских актрис такие есть и мы ее найдем.

Сам не будешь сниматься?
Мне предложили написать под себя роль. Не то, чтобы мне эта затея не понравилась. Я просто не понимаю, кто я в этой истории. Там есть одна эпизодическая роль, если никого не найдем, сам попробую сыграть.

У тебя первое образование актерское, как ты пришел в режиссуру?
Я 8 лет проработал в Молодежном театре Узбекистана в Ташкенте. У многих актеров спустя время появляется чувство, что ты уже что-то понимаешь в режиссуре. Это очень заманчиво. И то, что актеры уходят в режиссуру – нормальная практика. Просто у кого-то получается, у кого-то – не очень. У меня было ощущение, что я могу слегка притронуться к этому делу. Мой художественный руководитель и мастер в Ташкенте Наби Абдурахманов прекрасный режиссер-постановщик театральный, 8 лет с ним – сплошной мастер-класс, который только усилил желание создавать самому.
Вообще, режиссура меня привлекала с детства. В 7 классе я целое лето провел у бабушки и нашел в доме рабочую дядину камеру Panasonic. Я спросил у бабушки, можно ли ее использовать – она разрешила. И понеслось. Я заставлял своих двоюродных братьев и сестер играть в моих этюдах, я находил анекдоты и они их разыгрывали, а я все снимал. Мой брат хорошо лепил из пластилина, и мы даже сделали мультик про пластилинового человечка. К 9 классу я уже выпросил у родителей камеру, сам монтировал на двух видеомагнитофонах, мог делать это днями и ночами.
Но на тот момент в школе мне больше нравилось выступать. Я опаздывал на уроки, а на репетиции никогда не опаздывал.
Интерес к режиссуре вернулся уже в театре. Я даже поставил один спектакль-концерт и поступил в театральный институт в Ташкенте. Но на гастролях в Серпухове встретился со своим будущим мастером и наставником Иосифом Леонидовичем Райхельгаузом, который позвал меня в ГИТИС и в театр. Это был офигенный шанс, и я согласился. Считаю, что это была огромная удача для меня! Но желание рассказывать истории и создавать, не отпускало и не отпускает по сей день. Пройдя немаленький этап в личной жизни, окончив ГИТИС, я вдруг подумал, что если нравится, если чувствуешь что можешь поспорить со своим мастером по режиссуре, надо идти и пробовать. «А я бы так сделал» стало часто проявляться. Оно может пойти в негатив, а может – в продуктивность. Я решил поступать на ВКСР в мастерскую Владимира Ивановича Хотиненко, Павла Константиновича Финна и Владимира Алексеевича Фенченко. А следом (параллельно) подкрепил успех степенью магистра в ГИТИСе по театральной режиссуре. Сейчас я – педагог ГИТИСа в мастерской И. Л. Райхельгауза.

Исходя из твоих учебных работ, можно предположить, что тебе интересны героини-женщины. Это так?
Мне нравятся женщины, это я скрывать не буду. Мне кажется, что про себя, как мужчину, я все знаю. А про женщин – ничего. Я могу только угадывать, и мне нравится это исследовать. Что касается героини в моем дипломном фильме, то задачей там было: преклонить перед Женщиной колено. Мужчин-героев я могу размазать по тарелке, осудить, а женщину я всегда пытаюсь оправдать при всех ее странных поступках. Женщины намного интереснее мужчин.

Какие самые главные выводы ты сделал для себя на сегодняшний момент?
Мне нравится формулировка – «чистота намерений». Это когда ты точно понимаешь, чего ты хочешь, без приукрашиваний или сомнений. Если тебе не нравится здесь быть – не будь здесь. Это в хорошем смысле определенная бескомпромиссность. Если хочешь подойти к человеку и спросить – подойди и спроси. Если чувствуешь, что тебе что-то где-то надо заканчивать – заканчивай. Не надо тратить время. Хотя, я часто сам трачу время на ерунду. Я оттягиваю некоторые моменты из-за неуверенности, вежливости, воспитанности. Не то, чтобы я мучаюсь от этого, но понимаю, что можно было все быстрее сделать. Я радуюсь, что в свои 33 года отдаю себе отчет в том, кто я есть, я знаю свои светлые и темные стороны. Если у вас наступил такой момент, надо этому радоваться.

Фото Анастасии Судиловской