MovieStart

Сайт для молодых кинематографистов

MovieStart > Интервью > Культовый режиссер Вернер Херцог: Снимать кино можно научиться за неделю

Культовый режиссер Вернер Херцог: Снимать кино можно научиться за неделю

В онлайн-прокат по всему миру вышел новый фильм одного из самых эксцентричных и уникальных мировых режиссеров Вернера Херцога. «ООО Семейный роман» посвящен популярной в Японии индустрии родственников напрокат. Сейчас – подходящее время посмотреть кино о том, как продаются и покупаются чувства и эмоции, а также прочесть интервью “голливудского баварца” Deutsche Welle, которое Moviestart публикует по согласованию с источником. Из интервью вы узнаете об устройстве киношкол, режиссерской этике и лучшем актере современности.

Кадр из фильма “ООО Семейный роман”

В его новых фильмах снимаются голливудские звезды первой величины, а все его кинематографическое творчество – это экзистенциальное исследование человеческой души в чрезвычайных обстоятельствах. Творец завораживающих кинообразов и ценитель всего, что не является “нормальным” и “повседневным”, кинорежиссер Вернер Херцог готов идти на беспрецедентные шаги, чтобы достичь искомого эффекта.

Херцог родился в Мюнхене 5 сентября 1942 года в семье научных работников. В 19 лет снял свой первый фильм, будучи студентом Мюнхенского университета, где изучал историю, литературу и театр. В 1966 году уехал по стипендии в США, но учился там всего неделю. С 1970 года он снимает по нескольку фильмов в год, чередуя документальные и игровые, пишет сценарии, публикует книги, ставит оперы, снимается сам как актер. Фильмы снимает в экзотических местах – на краю света, причем предпочтительно – на английском языке. В 2001 году поселился в Лос-Анджелесе. В 2010 году возглавлял жюри Берлинского международного кинофестиваля, где несколькими наградами был отмечен российский фильм “Как я провел этим летом”.

Вернер Херцог на церемонии вручения премий Европейской киноакадемии 17 декабря 2019 года

Вернер Херцог входит в число ведущих режиссеров современности. У него всего одна номинация на “Оскар”, но список регалий, завоеванных во всем мире, поистине бесконечен. Среди них – премия за вклад в кинематограф Европейской киноакадемии, призы престижных кинофестивалей, в том числе и Каннского. 25 января в США Херцог удостоился своей очередной награды – за вклад в развитие кинематографа его наградило Американское общество кинематографистов.

Последние десять лет вы то и дело получаете награды за “вклад”. Какие ощущения вызывает в вас такое обилие почетных наград?

Немного странные, потому что в работе я еще весьма далек от финишной прямой и сейчас снимаю больше фильмов, чем 30 или 40 лет назад. Три полнометражных фильма я выпустил только в прошлом году: о Горбачеве, о писателе Брюсе Чатвине и еще один игровой, снятый в Японии. Все – за 12 месяцев. У других на это уходит шесть или восемь лет. За “вклад” награждают, если ты не снимал фильм лет десять и на сцену выезжаешь в инвалидной коляске…

Вы не учились в киношколах и не считаете это нужным. Почему?

На мой взгляд, они не правильно устроены, а студенты слишком долго там учатся. За три или четыре года можно снять три игровых фильма – вместо того, чтобы корпеть над теорией кино. То, что нужно знать, можно выучить за неделю.

Вы проводите мастер-классы. Чему вы учите за неделю?

Мой проект Rogue Filmschool – “киношкола жульничества”. Ее можно считать альтернативой традиционным киношколам во всем мире. Здесь можно научиться двум действительно необходимым вещам: как взламывать замки и как безнаказанно подделывать разрешение на съемку. Все остальное – беседы и примеры из фильмов, музыки и литературы. В последнее время я переключился на семинары, участники которых должны снять очень короткий фильм за девять дней – без заготовленного сценария, потому что они не знают, какую тему им дам. Тема может быть любая. Недавно я проводил такой семинар в перуанских джунглях Амазонки на тему “Лихорадочные сны в джунглях”. Участники семинара должны были придумать историю, определить место съемки, найти актеров, снять фильм без помощи оператора, смонтировать его на своих ноутбуках и показать не позднее, чем через девять дней. Великолепные фильмы получились!

В ваших фильмах, будь то документальных или игровых, всегда присутствует экстрим: экстремальные пейзажи, экстремальные обстоятельства, экстремальные персонажи. Что побуждает вас искать крайности?

На самом деле я не ищу экстрима, мне кажется нормальным то, что я делаю. Мне говорят, что снимать в джунглях Амазонки, – экстрим. Но ведь это всего лишь лес! Ничего особенного!

Ваш фильм “Фицкарральдо” знаменит сценами перетаскивания корабля через горы в перуанских джунглях. Фанатичного меломана играет Клаус Кински, об одержимости которого ходят легенды, как и о ваших с ним отношениях. Как вы оцениваете вашу совместную работу сегодня?

Кински снялся у меня в пяти игровых фильмах. Мое отношение к нему я выразил в фильме “Мой любимый враг”. Кински был особенным. Но не самым лучшим из тех, с кем я работал. Лучше всех был Бруно С. в “Каждый за себя, а Бог против всех” и “Строшек”. Я работал с лучшими актерами и актрисами – Кристианом Бэйлом, Николасом Кейджем, Николь Кидман, Томом Крузом. Но им всем далеко до Бруно С. по глубине, харизме и достоверности.

Вернер Херцог и Клаус Кински

Ваш “Плохой лейтенант” с Николасом Кейджем имел большой успех. В триллере “Джек Ричер” с Томом Крузом вы сами сыграли одного из отрицательных персонажей. Трудно играть злодея?

Никаких проблем. Абсолютно никаких. Я знал, что у меня получится. Режиссер и Том Круз хотели именно меня на роль, поэтому мне не пришлось проходить пробы. Аналогично я попал недавно в сериал “Звездные войны: Мандалорец”.

Вы давно уже живете в Лос-Анджелесе и частью немецкого кинематографа себя не считаете. Но в Америке у вас культовый статус “Голливудского Баварца”. Как это получилось?

С термином “культовый статус” я бы обращался очень осторожно. В Бразилии, например, или в России, Польше, Ирландии или Алжире – гораздо больше ажиотажа, когда я там появляюсь с моими фильмами. Я живу в Лос-Анджелесе, но не на “фабрике грез”. И я не сказал бы, что имею отношение к немецкому кинематографу. Мне кажется, такая классификация неверна. Меня стоит отнести к чему-то более региональному: к баварскому фильму – в силу его особенного характера, его барочности, жизненной интенсивности. Вот почему я иногда говорю, что Людвиг II был бы единственным, кто еще, кроме меня, мог бы снять “Фицкарральдо”.

 В документальном фильме “Человек гризли” вы ищете ключ к пониманию самоубийственного поведения натуралиста Тимоти Тредуэлла, который 13 лет провел в национальном парке с медведями гризли и был в итоге ими убит. Есть ли границы, которые вы не переступаете?

Существует предсмертная аудиозапись Тимоти Тредуэлла и его подруги. Их убили медведи. Причем медведи съедали их живыми, постепенно. Прокатчики и продюсеры требовали включить эту запись в фильм. Я ее прослушал. И это было настолько жутко, что я сказал: “Нет, только через мой труп!”. Это – этический предел, потому что достоинство человека и неприкосновенность его частной жизни никто не отменяет в момент его смерти.

Вы уже были под водой, в джунглях, в пустыне, во льдах… Куда еще вас тянет?

Я хотел бы побывать на орбитальной космической станции. Или слетать на Луну. Или на Марс, когда это станет возможным.

ООО "МУВИСТАРТ" использует cookie (файлы с данными о прошлых посещениях сайта) для персонализации сервисов и удобства пользователей.
ООО "МУВИСТАРТ" серьезно относится к защите персональных данных — ознакомьтесь с пользовательским соглашением и политикой конфиденциальности
Принять